МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Министра заказывали?

← к списку статей

Недели три назад в ставропольских СМ? и  на краевых сайтах появилась информация о том, что уголовное дело против быв?его  министра  дорожного хозяйства Ставропольского края  Василия Чиркова  таки  прибыло на конечную станцию. Обвинительное заключение   передано в суд. Чиновника,  пустив?его на нецелевые, то-есть, «левые», фантазии   четырнадцать миллионов бюджетных рублей, ждет строгий и справедливый суд.

Публику готовят к тому, что объявленный полтора года назад местным истебли?ментом всенародный поход против коррупции вот-вот завер?ится крупным разоблачением.

Что ж, народ заждался бодрящей воображение картины:  министр в наручниках. Пусть и быв?ий. Хлеба и зрелищ! С хлебом, правда, туговато: самые предусмотрительные уже запасаются крупой и гречкой. Так хотя бы зрелищ.

Я  всей ду?ой за то, чтобы казнокрадов  примерно наказывали. ? даже   извел  немало чернил  на эту тему.

Но в «деле Чиркова» меня насторожило одно: пункт назначения нецелевых расходов, вменяемый в вину  быв?ему министру.

Каждому известно, что  извлеченные  с помощью хитроумных  схем, откатов и примитивных взяток нечистые доходы  тяготеют материализоваться в особняках, иномарках, счетах в оф?орках или, наконец, в кубы?ках, закопанных где-нибудь в огороде.

Заранее напитываясь праведной злобой к чиновнику, который изъял  из казенного кармана, а стало быть, и из моего, примечательную  сумму для потакания своим гедоническим порывам, я погрузился в изучение   уголовного дела. Прегре?ения быв?его министра  были описаны стар?им следователем  отдела по расследованию особо важных дел следственного управления Следственного комитета при прокуратуре РФ по Ставропольскому краю  Павлом Ко?кидько  в восьми томах. Томимый жаждой правды, я одолел  все восемь. Не сказал бы, что  с превеликим  удовольствием, - это вам не собрание сочинений Дарьи Донцовой или  Агаты Кристи – но, тем не менее, предельно внимательно.

Не знаю, как следователь, а я, как  ни старался, так и не смог найти ответ на основной  вопрос: в чем виноват Василий Чирков? Какой   ущерб обществу  нанесли его действия? ? был  ли вообще этот ущерб на самом деле?

Ну и как сопутствующее -   ни на одном из нескольких тысяч листов я не обнаружил даже малей?его  намека на вытекающие из коррупционной активности   особняк, иномарку, секретный банковский счет, устроенные за счет разбазаривания народного добра.

Читатель, наверное,  удивится не мень?е меня, когда узнает, что главным героем уголовного дела фигурирует  человек, который...не украл ни копейки.

-А что же он тогда натворил, -наверняка изумится  читатель, - если описание его деяний уже оценивает профессиональным взором   судья? Куда он, черт его побери, упрятал четырнадцать миллионов?

Василий Чирков, быв?ий министр дорожного хозяйства Ставропольского края в 2006 и 2007 году «упрятал» четырнадцать миллионов рублей в...строительство контрольного пункта милиции на границе с Калмыкией  на автомобильной трассе Элиста-Арзгир-Буденновск –Кисловодск. Его намереваются судить за то,  что он обустраивал редут,  препятствующий проникновению на территорию края  криминала, наркотиков, экстремистов.

Комплекс, в который входит и контрольный пункт милиции,  затеяли строить еще в 2002 году по инициативе руководства Ставропольского УВД. Тогда?ний губернатор Александр Черногоров понимал, что непростая обстановка на восточных границах требует особого внимания. Ре?ение было принято. Был подготовлен проект, подписан государственный контракт, проведены  торги, определен подрядчик. Проект тянул на сорок два миллиона. Предполагалось создать  в степи не примитивную   будку  с нагромождением из ме?ков с песком – подобие огневой точки, а  сложный современный комплекс,  в котором был предусмотрен даже вольер для содержания собак, обученных разыскивать наркотики и взрывчатку.

Первый миллион  на объекте был освоен  в 2005 году. Обращу внимание на то, что  Василий Чирков к этому миллиону не имел никакого отно?ения, потому что его назначили  начальником управления дорожного хозяйства в середине июля 2006 года. Когда он принял бразды правления отраслью, работы на КПМ кипели вовсю. Собственно, он ли?ь продолжил дело, которое было сверстано в планах, прописано в бюджетных росписях.

Так в чем же обвиняется быв?ий министр?

А в том, что, по мнению следствия,   несмотря на принятое на выс?ем краевом уровне ре?ение о  необходимости возведения этого  комплекса, Чирков не имел права   его строить.    логики  следователя вытекает,   что Чирков лепил  в медвежьем углу хитрое сооружение чуть ли не тайком от губернатора, правительства и  депутатов, преследуя какие-то свои корыстные – какие, об этом нигде ни слова – цели. Потому что де не положено тратить деньги краевого бюджета на милицейские нужды. Потому что платежки оплачивались не по предписанному  экономическому коду. Надо, мол,  по 310-му, а бухгалтеры управления списывали расходы по 241-му  экономическому классификатору. Самое веселое  при этом заключается в том, что команду списывать именно таким образом дорожникам  давали из министерства финансов, а казначейское исполнение  бюджета в принципе не позволяет пускать деньги «не туда» даже при сильном  желании

Вот, собственно, и все. ? все вместе, по мнению  следственных органов, тянет на 285 статью Уголовного Кодекса и сулит  пятилетнюю прогулку к таежным моционам.  

Я не намерен  втягивать читателя  в  дебри финансовой дискуссии на тему правильного применения экономических классификаторов. Упомяну ли?ь, что руководство министерства финансов Ставропольского края и добрая дюжина специалистов, имеющих все основания квалифицированно судить о том, как принимается и исполняетс я бюджет, в один голос уверяют, что дорожники никаких законов не нару?али.  Более того, если  бы, паче чаяния, что-то неправильное и на?лось в оформлении  бухгалтерских документов – чего, повторяю, на взгляд экспертов, не было, - Чирков все равно тут не причем, потому что возглавил отрасль, когда все уже было сверстано,  и он просто обязан был  выполнять и оплачивать работы, оставленные ему пред?ественником.

?нтерес представляет другой вопрос: почему  среди бела дня на глазах всего края упорный следователь более полутора лет потро?ил подве?енного подпиской о невыезде  быв?его министра, задавал нелепые вопросы, дергал  свидетелей, переназначал экспертизы?  Какой и кем зажженный  маяк удерживал  его на  заданном курсе?

Я побеседовал с несколькими осведомленными  чиновниками. ? они доверительно предостерегли: «Не лезь в это дело. Здесь все уже ре?ено. Чиркова ре?или «закрыть»...»

 Таким образом, несокру?имое убеждение следователя в том, что Чирков преступник – это всего ли?ь отражение. А свет истины проливается из другого окна, и распложено оно вовсе не в здании  следственного управления.

Не знаю, как это назвать. На Ставрополье воскре?аются внесудебные « тройки» и «особые совещания?  Чьи-то могущественные резолюции  «посадить», напоминающие сталинские –красным каранда?ом- «расстрелять»,  обламывают  жизненные траектории?  А суд все это протокольно оформит и надлежащим образом упакует, после того как  «уполномоченный» следователь  вымучит нечто подобное  обвинительному  заключению?

 Листая страницы уголовного дела, я  чуть ли не кончиками пальцев   осязал, в каких муках  следователь рожал свое «резюме». То, что дело месится на пустом месте, не без раздражения обнаружила  и прокуратура, которая приглядывает за соблюдением законности и  требует соблюдения некоего минимума приличий при выпечке  даже заказных пирогов.  Между следствием и прокуратурой время от времени  вспыхивали ожесточенные перебранки. В ноябре про?лого года заместитель прокурора края ?.Е.Гладченко категорически  отказался утвердить  обвинительное заключение. Он посчитал его сырым, не доказанным и к тому же добытым с грубыми  процессуальными  нару?ениями.  Дело вернули  - в который уже раз! - на доработку.

Вывод ясен:  правящей краевой  элите  позарез  надо, чтобы сбитый на скорую руку тарантас докатился до запланированного фини?а. Зачем, станет понятнее, если вспомнить, что Василий Чирков был  первым отправленным в отставку министром после того, как  кресло губернатора Ставропольского края занял Валерий Гаевский. ? уголовное дело по?ло на подъем после обращения Валерия  Гаевского к руководителю следственного управления в конце 2008 года. Чирков - один из  прочных камней команды  быв?его губернатора Черногорова. Луч?е и не найде?ь фигуры для ритуального заклания на алтаре  борьбы с коррупцией. Высокопоставленный чиновник, « не на?» – получайте, граждане, главного виновника в разгуле коррупции!

  каких это пор ты стал защищать чиновников? – упрекнул меня давний  товарищ- Все  они одним мирром мазаны...

Я долго втолковывал приятелю, что  защищаю вовсе не чиновника, а  человека,  обвиняемого  в преступлении, которое, на мой взгляд,  он не совер?ал. За спиной напористого,  отмахивав?егося  от  упрямых фактов следователя угадываются люди, которые прекрасно знают, что Чирков не виновен,  и вся история с КПМ яйца выеденного не стоит. Эти  «сильные» люди пальцем не по?евелили после публикации  в краевой прессе десятков  разоблачительных статей, в которых назывались  конкретные адреса и фамилии.  ?м побоку и справедливость, и законность. Они вертят законом как инструментом для достижения своих узких целей.   Понадобится – используют его для сведения счетов со своими политическими противниками и выдадут клановую разборку за торжество справедливости. Потребовалось  назначить козла отпущения –  они указали пальцем на Чиркова.  ? следствие сделало стойку и взяло след.

Все мы равны перед Богом и законом. ? если кто-то из «маленьких людей»  радуется, когда  беспредельщики глумятся над  так называемым «боль?им человеком», можно  только посочувствовать его наивности. Это очень плохой знак. Если опричники, получив «фас», топчут «боль?ого» человека,  нетрудно  представить,  как они при желании поиздеваются  над  «маленьким человеком».

Беззаконие всегда беззаконие, против кого не было бы направлено его острие.

Можно выразиться  категоричнее: где бы беззаконие  ни происходило, оно всегда направлено и против тебя тоже,  даже если, на первый взгляд, не имеет никакого  отно?ения к тебе.

Василий Красуля,

Член Союза российских писателей.

«Северный Кавказ», № 33-34 2010 г.