МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Российский пустопорожняк

← к списку статей

На днях я попытался обобщить  впечатления об  окружающей меня действительности. Я только что дочитал книжку Хайдеггера. Мысли великого философа-от?ельника  о?еломили не  глубиной и ученостью, а веющей от них  свежестью и актуальностью

После почти недельного непреднамеренного перерыва я погрузился в информационные сайты и меня поразила пустота. Отсутствие подлинных событий. Возникло впечатление, что ничего вообще  не происходит. Звучит нелогично, ведь в эти дни сайты пенились  комментариями об отставке Лужкова. Президент не терял времени и делал  заявления,  а премьер раздавал деньги.

А репортажи про арестованных коррупционеров?

Но какое все это имеет отно?ение  событийности? Сбрасывание  Лужкова ч вер?ин Олимпа – это новость  из разряда Вечного возвращения.

Отстранение старого и назначение нового мэра  не заряжены энергийностью события  потому, что с появлением нового лица в московской мэрии ничего не изменится. Если бы в телевизионной программе ведущий вместо сенсации об отставке Лужкова продекламировал стихи на древнегреческом,  мы узнали бы не мень?е нового. Я имею в виду новость  как эхо события, прорастающего из  реальности и связывающего нас с невидимым телом и духом народной жизни. Новостные передачи ни с чем меня не связывают. Они выполняют роль  декораций  и антуража.  Это все оруженосцы подле  голого короля, восхищающиеся   новым нарядом властителя. Но подлинное событие состоится только тогда, когда появится мальчик, который воскликнет: а король-то голый!

 Уже в ельцинских стра?илках 1996 года  не было жизни. Сочинители это знали и печатали дополнительные комплекты избирательных  бюллетеней.  В 2003 году началась ?тучная война с коррупцией, в результате чего Ходорковский осел на нарах, а ряды российских фигурантов журнала «Форбс» с каждым годом приумножаются. Что же здесь нового?

На телеэкране клокочут страсти,  но они нарисованные, как котелок на стене в  лачуге папы Карло. Телеэкранные  тени не соприкасаются с на?ей плотью. Они вне на?их истинных потребностей. В них столько же жизни, сколько  в совокуплении куклы  Барби с целлулоидным принцем.

Доминирует сканирующий,  отстраненно зрительский интерес. Пожирание глазами. ?нформационное вместилище  превращено в искусственную квази-жизненную среду, набитую выдуманными образами, которые мечутся по просчитанным (кем-то)  траекториям, не входя в нас и  не сливаясь с нами.

Медведь со стеклянными глазами в краеведческом музее боль?е  укоренен в реальность, чем   репортер на телеэкране. Телеведущий - это имиджмейкер не конкретного  лица, а политической субстанции в целом. Неуловимой и неосязаемой экзистенции, о которой нельзя ничего сказать, кроме того, что она есть и каким-то образом проникает в тебя. Таково ее предназначение – проникать в тебя.  

На экране сменяются придуманные и  срежиссированные  действа,  которые симулируют признаки реальной жизни. Они подменяют  настоящую жизнь. А ну-ка, встряхнитесь, доллар подскочил на три копейки!   Доллар рухнул на двадцать семь копеек! А доллар в отно?ении к евро? О, это интересно!  Сформирована искусственная потребность  следить за колебаниями курсов валют. Это не имеет никакого отно?ения к жизни. Это уже стиль жизни. Не чувствуете, какой порыв, какая динамика? Три копейки, пять копеек, двадцать копеек. Плюс или  минус – неважно. Важен ритм, темп, исчисленность, которые имитируют   эффект реального наполнения.

Впечатляет доведенное  профессором  Беляевым до совер?енства наполнение страстью и человеческим духом прогнозов погоды.  Коварные перемещения циклонов и антициклонов, плаксивые дожди, жестокосердный зной Астрахани. Прогноз погоды стал одним из самых заметных событий на ТВ и ожидается  почти как прогноз судьбы. Банальная метеосводка превратилась в  протез ускользающей витальности.

Ничего не происходит, а ли?ь повторяется.  На?а страна похожа на угасающую звезду. Она сжимается под действием гравитационного поля и незаметно превращается в черную дыру, в которой остановилось время и из которой не вырываются никакие сигналы.

 ?ногда мне кажется, что речи Цицерона, сказания несторовских летописей, дискуссии Галилея с инквизиторами, донесения Колумба несут в себе не мень?е знаний о на?их сегодня?них проблемах, чем озвученные интервью российских государственных мужей.  

Мы плохо знаем свою историю, и еще хуже чувствуем ее. Мы вообще ее не чувствуем и нас никогда не учили жить в истории. Мы не умеем жить в  началах и продолжениях, которые приходят из тьмы веков и уходят в толщу тысячелетий. Откуда и куда? – мы не знаем. Но  если бы мы были более чуткими и могли прислу?иваться, мы хотя бы ощущали и нас томили бы предчувствия, которые и были бы жизнью. Но этого нет, мы не знаем свое про?лое и поэтому не способны узнать его, когда оно, повторяясь, является к нам во второй, третий, десятый раз.

Николай Второй записал 28 февраля 1917 года в своем дневнике:

«Ничего».

Позже над императором  основательно и с выдумкой издевались по поводу этой строки. Надо же какой бестолковый и бездарный императори?ко! Ограниченный полковник средней руки.

Над Россией занялась  Великая Февральская революция, а монарх проморгал эпохальное событие.

А ведь, если вдуматься, последний император России был прав.

В России  ничего не произо?ло. Революция, красные банты, Керенский, непрекращающийся спектакль, имитация действий.  Шоумены паясничали  до октября, пока не захлебнулись в болтовне.  А потом матросы подхватили валяющуюся  на тротуаре  подобно пьяной  ?люхе с задранным подолом  власть и уволокли ее в казармы.

 Солженицын звериным чутьем гения чувствовал  онтологическую пустоту Февраля. ? всем сердцем ненавидел его.

Устройство современной России не предполагает перемен.

Все  вращается по заведенному кругу

Василий Красуля

14.10.2010