МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Криминальная вольница

← к списку статей

В конце у?ед?его года в информационном пространстве Ставрополя взорвалась очередная  то ли мина, то ли петарда, которая, ярко полыхнув и высветив лица отдельных фигурантов  ставропольского бытия,  молниеносно угасла. Как, впрочем, и десятки подобных  снарядов, время от времени вспарывающих  общественное  мнение без каких-либо последствий.

Активисты правозащитного движения «Протестный комитет города Ставрополя» распространили тиражом 30 тысяч экземпляров открытое письмо полпреду СКФО Александру Хлопонину, губернатору Ставропольского края Валерию Гаевскому, прокурору Ставропольского края ?вану Полуэктову, начальнику ГУВД по Ставропольскому краю Александру Горовому.

Что же побудило горожан взяться за перо и отвлечь внимание высокочтимых мужей от государственных хлопот? Что такого сверхординарного стряслось в городе, что они ре?ились на этот  ?аг?

Вот вкратце содержание открытого письма в вольном пересказе:

Быв?ий военком Промы?ленного района города Ставрополя Николай Коротенко вырубил гектар с гаком леса, и это со?ло ему с рук.

Он незаконно возвел   коттедж на не принадлежащем ему земельном участке. Строение функционирует как мини-гостиница, а по бумагам значится  гаражом. ?з-за отсутствия у Коротенко канализации мутные потоки  из автомойки, расположенной на первом этаже мини-гостиницы, стекают прямо в огород его соседки Татьяны Воеводиной. По ночам в гостиницу, адрес которой выложен в ?нтернете, съезжаются веселые девочки в компании уважаемых людей, и здесь они культурно отдыхают ду?ой и телом вдали от ревнивых жен.

В этом самом  доме  по улице Герцена,112, в котором проживает господин Коротенко, странным образом  обитают десятки суровых бородачей в камуфляжках,  смахивающие на  боевиков, которых  российские спецслужбы безуспе?но выслеживают в горных ущельях, и ни-кто не проверяет у них паспорта. Случается, молчаливые соседи втаскивают   в дом продолговатые  ящики, похожие на те, в каких хранят карабины.

По  двору безбоязненно прогуливаются вооруженные пистолетами и автоматами молодчики. ?ногда  озорные бородачи демонстративно прицеливаются  из пистолетов  в Татьяну Воеводину, которая неутомимо рассылает в вы?естоящие инстанции жалобы на этих самых соседей. Пару раз окна ее жилища  обстреляли  и закидали камнями и грязью.

Однажды  в три часа ночи из ворот коттеджа выкатил  квадроцикл, в котором восседал вооруженный карабином гражданин, похожий на Коротенко. Он  расстрелял видеокамеру Воеводиной.

В другой не менее прекрасный  день из ворот виллы, не таясь, вывалилась мрачная ватага. Они хладно-кровно расклеили на заборе Воеводиной с полдюжины листовок. Накорябанные кривыми буквами тексты не предназначены для слабонервных. Приведу полностью, исключая матерщину и сохраняя орфографию:

«Сука старая Сдохни? ты и вся твоя семья Захлибнетись в своей крови Вырижим вас русских мразей».

«За этим заборам живут русские мрази ...их в рот!»

В открытом письме общественников рассказывалось об одном из тех, кто на протяжении многих лет помогал Коротенко выходить сухим из воды, - о судье Промы?ленного районного суда Станиславе Санееве. ?менно он вопреки закону  в мае 2007 года  легализовал  незаконное строение семейства Коротенко.

?з провозгла?енного им  «от имени Российской Федерации» ре?ения следовало, что мать быв?его военкома, В.Ф. Коротенко,  которая скончалась 26 января 2002 года, начала строить дом 31 мая 2002 года, то есть  спустя  четыре месяца после своей смерти! ? на это почему-то не обратили внимания ни стар?ие товарищи  Санеева из  коллегии краевого суда, ни прокуроры.

Авторы письма писали по высокопоставленным адресатам, что  располагают  видеосюжетом,  на котором распалив?ийся гражданин Коротенко костерит нецензурной бранью Воеводину, а вызванный оскорбляемой женщиной милицейский наряд робко топчется в сторонке от дебо?ира. Никто   не оборвал охамев?его экс-военкома классической репризой: «Гражданин, пройдемте!..»

В завер?ение письма авторы напомнили губернатору Валерию Гаевскому о его  публичной клятве  каленым железом выжигать коррупцию.  Общественники призвали губернатора наведаться по адресу: Ставрополь, улица Герцена, 112 и разобраться с чудесами, которые происходят здесь. А заодно  заняться персоной судьи Промы?ленного района Станислава Санеева, который много лет приятельствует  с Николаем Коротенко и помогает ему безболезненно выкручиваться изо всех передряг.

Письмо было написано, растиражировано, распространено в краевом центре. Каков итог? Какой оказалась реакция августей?их адресатов?

Любови Черновой, руководителю Протестного комитета, позвонила сотрудница  отдела по связям с общественностью правительства края и попросила несколько экземпляров листовки-газеты. «Для ознакомления». ? всё, та же глухомань.

? неудивительно. До этого  Татьяна Воеводина уже  отправила  десятки жалоб президенту Дмитрию Медведеву, генеральному прокурору, министру внутренних дел РФ, губернатору и  многим другим владельцам ответственных кресел, рассказывая о вооруженных людях, о том, что соседний двор смахивает на  военную базу. Это настораживает жителей, которые осознают, в какие времена и в каком взрывоопасном  регионе они живут. Они ждут от власти объяснений и защиты.  Вместо ответа по существу – одни отписки.

В минув?ем году в ряде местных газет появились публикации, посвященные художествам экс-военкома.  Никакого  ?евеления.

Разгоряченная  общественность  провела  пикет у прокуратуры края с требованием разобраться с беззакониями на улице Герцена. Молчание.

А несколько дней назад, ровнехонько 31 декабря, бесчинствующие обитатели  особняка  быв?его военкома  в очередной раз закидали камнями и грязью дом Татьяны Воеводиной.

Уверовав?ий в свою безнаказанность Коротенко на все плюет и гнет свое. Он сочиняет судебные иски против  журналистов   о защите чести и достоинства, завалил  милицию и прокуратуру жалобами с требованиями возбудить уголовное дело против редакции и автора публикаций о нем «за клевету».

Наконец, он вдохновил челядь на предновогодний дебо?.  Это «привет» не только Воеводиной, требующей от власти навести  порядок в территориальных владениях отставного полковника, но и общественности, поддерживающей Воеводину, журналистам, достающим своими разбирательствами быв?его военкома, которого дважды пытались привлечь к уголовной ответственности, но который оба раза счастливо ее избегал. Это плевок в лицо закону. Это наглый вызов обществу, которое экс-военком с чиновными приятелями подвергает психологическому террору.

Чиновники с госполномочиями  хранят гробовое молчание.

Почему?

В зубах навязли истории  о том, как проворовав?ихся  чиновников уводят от ответственности, как закрываются уголовные дела против высоких начальников, как за взятки и по звонкам  принимаются неправосудные ре?ения.

Надо говорить уже  не о мздоимстве отдельных  нечистоплотных столоначальников, которые на свой страх и риск  обтяпывают темные дели?ки.  Речь уже о системе власти, о способе управления, об утвердив?емся в сознании элит образе жизни.

Правоохранительные, государственные структуры на на?их глазах превращаются в филиалы финансово-промы?ленных групп, а чиновники в погонах  стремительно переквалифицируются  в приказчиков олигархов и магнатов. Все они служащие одного синдиката, неподконтрольного обществу.

На?и властители не сдают Коротенко правосудию, потому что они отлиты из  одной и той же оловянной ложки.  Он такой же, как и они, и все они связаны тайными узами,  зачастую криминальными. Наказать Коротенко - значит наказать самих себя. Отправить Коротенко на скамью подсудимых - значит признать преступниками и себя. Они никогда на это не пойдут.

Потому что он стал их лицом - хулиганистым, хамским. ?стинным лицом ставропольской власти.

Коротенко – брэнд Ставрополья.

 Даль?е-то что?

 Что же делать, если ни публичные разблачения, ни вагоны челобитных в Кремль, Генеральную прокуратуру – далее везде, ни голодовки, ни митинги и пикеты протеста не про?ибают мэров, губернаторов и сомкнув?ихся вокруг них столоначальников? Они слы?ат и видят только то, что хотят слы?ать и видеть. У них давно атрофировалось чувство реальности, в которой существуют простые люди с их бедами, заботами и потребностью в законе и справедливости.

Чиновники преданно заглядывают в глаза президенту, подобострастно поддакивают – искореним коррупцию! – и в луч?ем случае ничего не делают, а в худ?ем – продолжают покрывать  тех, кто унижает и грабит граждан, фабрикует уголовные дела,  фальсифицирует итоги выборов, гнобит отстаивающих свое мнение,  запускает лапу  в казну.

Как быть? Что делать? Ждать, когда окончательно разложенная власть рухнет и погребет под своими обломками все на?и надежды на луч?ую жизнь?

Василий Красуля

19.01.2011