МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Эй вы там, наверху!

← к списку статей

На днях президент Медведев встречался с членами Общественной палаты. Развивая любимую тему о продвижении демократических ценностей и гражданского общества, президент отметил, что ли?ь та власть заслуживает уважения, которая умеет слы?ать гражданское общество. При этом он не уточнил адреса, по которому всякий желающий смог бы узреть, например, региональный или местный отросток такой правильной власти. ? есть ли в природе такое?

 

Перед тем как засесть за написание статьи, я просмотрел свои публикации за последние пару лет в «Открытой» газете, посвященные благородной теме борьбы с коррупцией, защиты гражданских прав и свобод. ? грустно стало.

Наверное, в таком же ду?евном состоянии пребывал первый русский демократ Александр Радищев, когда выводил  гусиным пером на листе бумаги знаменитые: «? ду?а моя уязвлена стала…»

Министр МВД Ра?ид Нургалиев в недавнем интервью «Российской газете» хоро?о порассуждал о том, что главная задача преобразованной в полицию милиции - защита прав, свобод и безопасности граждан, а будущий полицай, который выламывал руки защищенному Конституцией  гражданину, наверное, посмеивается над наивными представлениями министра.

Попробую проанализировать и прокомментировать,  как выстраивался «диалог» с правоохранителями в конкретном случае после публикации моей статьи «Хватит позорить погоны!». В двух словах о сюжете: в Новой Деревне Кочубеевского района инспектор Г?БДД Роман Полищук жестоко избил местного жителя Николая Гончаренко прямо в его дворе.

?збил на глазах соседей и малолетних детей последнего. ?тогом встречи рядового труженика с блюстителем порядка стала закрытая черепно-мозговая травма, перелом руки и множество синяков и ссадин. Все это подтверждено документально. Но никто не торопился возбуждать уголовное дело против хулигана-милиционера.

Газета опубликовала три статьи, посвященные изуверской выходке милиционера. Журналисты буквально кричали: «Губернатор! Прокуратура! Руководители УВД! Где вы? Очнитесь! Дайте оценку!»

Молчок. Что делать, если в этой трясине тонет, даже не булькая, любой крик о помощи, любое сообщение не только граждан, но и СМ? о преступлении. Как заставить эту трясину «вздрогнуть», какой камень еще туда бросить?! ? тогда я ре?ился написать третью статью  о драме в Новой Деревне в необычном для журналистики жанре - в жанре заявления в краевую прокуратуру... на самого себя.

Написал в этом «заявлении» так: если написанные журналистом Василием Красулей статьи о стар?ем лейтенанте Романе Полищуке являются вымыслом и искажают факты, про?у возбудить против Красули  уголовное дело за клевету.

Если же изложенные в публикации факты и выводы соответствуют действительности - принимайте положенные по закону меры в отно?ении стар?его лейтенанта.

Про?ло время, и из краевой прокуратуры сообщили о том, что  проверка  статей Василия Красули не содержит сведений, порочащих честь и достоинство Романа Полищука. ?зложенные в журналистском расследовании  факты соответствуют действительности. Оснований для возбуждения уголовного дела против Красули нет.

А против Полищука? Молчок. Странный, надо заметить, диалог  между гражданским обществом в лице редакции газеты, которая разоблачала милицейское беззаконие, и властью…

Но это не все. Газеты, посвященные самоуправству милиционера, были направлены президенту РФ, генеральному прокурору, министру внутренних дел, краевому прокурору, в Следственный комитет. ? что? ? опять - ничего! Впрочем, болото всколыхнулось уже привычным для себя способом - атакой на разоблачителей их подлостей, судебным иском о защите их чести и достоинства. Способ не только для них привычный, но и  успе?но реализуемый, поскольку плечом к плечу с ними  молча выступают милицейское начальство и отдельные судьи, открыто принимающие ре?ения в пользу костоломов.

Вот и Полищук правильно понял  расстановку вы?еназванных сил, данные ими знаки. Не деревенский житель со сломанной рукой и сотрясением мозга, а он, тренированный и накачанный боец, - истинная жертва. Он требует сатисфакции. Суд должен защитить его!

Диалог прессы и власти поднялся на новый виток.

Судья Октябрьского района города Ставрополя Л. Шурлова озаботилась ду?евными переживаниями садиста в погонах и своим ре?ением оправдала избиение гражданина сотрудником органов «при исполнении».

Суд постановил, что газета оговорила добросовестного служаку, который никого не бил, и должна перед ним извиниться и оплатить моральный ущерб.  Судья настолько во?ла в положение сотрудника Г?БДД, что не обратила  внимания на такую «малость», как  показания пятерых свидетелей, рассказав?их, как Полищук бил Гончаренко, и заключение медицинской экспертизы, тщательно описав?ей  характер перелома руки потерпев?его и черепно-мозговой травмы. На упоминав?ейся встрече с представителями Общественной палаты Дмитрий Медведев на?ел пару резких слов против совер?енно распоясав?ейся коррупции, в том числе и в правоохранительной и судебной сферах. Однако призвал поделикатнее обходиться с судейскими, поскольку судью, в отличие от милиционера, следователя или прокурора, невозможно схватить за руку и уличить.

Такое утверждение вызывает несогласие. А как квалифицировать  игнорирование судьей свидетельских показаний  и медицинского заключения? Что за этим стоит, профнепригодность или личная заинтересованность?

Мне  при?лось столкнуться с другим примером такого же рода, когда писал о другом  «герое» , привлек?ем внимание «Открытой», быв?ем военкоме Николае Коротенко.

Я пытался понять, почему судья Промы?ленного суда Станислав Санеев очень уж бережно относится к персоне Коротенко, разбирая его судебные тяжбы и почему-то всегда оказываясь на его стороне. Например,  Санеев росчерком пера узаконил незаконно построенный коттедж Николая Коротенко.

При этом  его не смутило, что по документам этот самый дом начала строить родная мать Коротенко чуть ли не полгода спустя после своей кончины. Вряд ли надо быть крутым специалистом, чтобы заподозрить заинтересованность судьи в исходе дела. Но никто из «профессионалов» этого не замечает.

Но мы еще не закончили с Полищуком.

Коллегия краевого суда отменила ре?ение Шурловой, направив дело на новое рассмотрение в суд в другом составе, который и отказал «обиженному» милиционеру, лупив?ему своего  земляка. На сей раз цепочка гласных и негласных защитников  костолома была разорвана. Тут бы журналистам и возликовать: победа!

Но торжествовать  нет никаких оснований. Правоохранительные инстанции по-прежнему хранят глубокомысленное молчание. Мы не знаем, как они оценивают избиение милиционером рядового гражданина. Мы  не знаем, чем  занимается Роман Полищук сегодня. Остался  он на прежнем месте или по?ел на повы?ение… А может быть, он готовится к переаттестации, чтобы влиться в колонны полицейских?

Одно знаем точно: никто не извинился перед оскорбленным и униженным жителем Новой Деревни Николаем Гончаренко. А почему, собственно говоря, такая брезгливость по отно?ению к нам, читателям и прочим гражданам? Не оскорбительна ли она для общества? Если смотреть правде в глаза, надо признать,  что в этой истории в результате огромных усилий борьба за поруганные права рядового гражданина завер?илась, к сожалению, п?иком. Добро не восторжествовало, а зло, целехонькое и невредимое, прижало у?и и выжидает. 

Это не вселяет оптимизма.

Меня давно  уже не удивляет статистика, подтвержденная многократными соцопросами общественного мнения: очень многие молодые люди всерьез хотели бы  перебраться  из России жить и работать куда-нибудь в Америку, Германию, ?спанию, Чехию - куда угодно. Ли?ь бы не остаться здесь, где они беззащитны и бесправны перед мясниками в погонах.

? еще острее обжигают вопросы:  что же делать? как противостоять произволу? как добиться, чтобы власти слы?али голос гражданского общества и откликались на него?

В предыдущем номере «Открытой»  я обратился к читателям с вопросом: а что они думают об этом? Постоянные подписчики и читатели газеты охотно отозвались на призыв.

Набор высказанных идей оказался достаточно ?ироким и по-своему радикальным: от акций самосожжения на площади перед Белым домом до эмиграции в другую страну. Это, скажем так, жертвенно-пассивный  вариант. ? -  от перекрытия дорог и бойкота  выборов в любые органы власти до учреждения  «Общества почитателей АКМ». Это сторонники активных действий.

Куда ни кинь, везде клин.

На поверхность общественного сознания все настойчивее пробиваются радикальные,  тупиковые для страны настроения. Сомнительно, что они дадут ответы на вопросы, которые нас беспокоят. Сегодня они еще скрыты и не бросаются в глаза, но завтра от них уже не отмахне?ься просто так.

Улавливают  ли те, кто наверху, это  тяжелое подспудное ?евеление в умах все более замыкающихся в себе людей?

 Василий КРАСУЛЯ

26.01.2011