МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Война в Чечне. 16 лет спустя

← к списку статей

Этим запискам ?естнадцать с хвостиком лет. Я написал  этот текст 14 декабря 1994 года. На другой день после ввода российских войск в Грозный, когда готовился к митингу протеста против начала войны. В то время записки эти не были опубликованы. Сегодня, перечитывая давние  размы?ления и прогнозы, вижу, что оправдались самые худ?ие предположения. Реальностью стало не только полицейское государство, но и угроза второго  издания тоталитаризма. С горечью обнаруживаю, что  Россию сегодня населяет другой народ, совсем не тот, который в начале девяностых верил в будущее своей страны, а выведенный с помощью настоянных на чеченской и террористической истерике спецопераций по промывке мозгов и зомбированию. Колдуны и ?аманы со всех сторон окружили запуганных обывателей мифами, ужастиками и тотемами, и гонят послу?ное стадо в нужном им направлении. Стоит только посмотреть на свистопляску, которую устроили вокруг трагедии в Домодедово...

 

Самое стра?ное и непоправимое, что может сегодня случиться – это развязывание войны на Северном Кавказе. Чечня может стать детонатором, который разнесет в клочки так трудно поддерживаемую в на?ем регионе в последние годы относительную стабильность.

? самое о?ибочное, что может прийти в голову отдельным политикам – это предположение, будто за счет каких-то катавасий на Северном Кавказе можно ре?ить внутриполитические российские проблемы. Будто маленькая победоносная война, проведенная в защиту попранных прав русских в Чечне, может сплотить россиян, дать власти, теряющей уважением и популярность, второе дыхание.

Это о?ибка.

Война на Северном Кавказе, прежде всего, ли?ит Ельцина последней поддержки демократических сил, пусть она сегодня не однозначная, не безусловная, не стопроцентная – пока она есть, Президент сохраняет свою легитимность демократического реформатора. Без нее он станет «режимом».

Почему же мы до?ли до жизни такой?

Потому что, во-первых, Москва плохо понимала и понимает Северный Кавказ, и, во-вторых, потому что центральная власть не проявила ни твердости, ни силы на протяжении всех последних лет. Три года топтаний вокруг Чечни. Три года безмятежных наблюдений из столицы за притеснением русских в этой республике, три года игнорирования призывов казачества хоть что-то сделать. Причем,  надо честно признать, приложили руку к этому преступному ничегонеделанью и мои коллеги демократы, входив?ие в федеральные властные структуры. Они не понимали и не хотели понимать, что здесь происходит. Мы все выступали за то, чтобы в Чечне были восстановлены конституционные нормы и законность, чтобы были разоружены все незаконные формирования, чтобы не оскорбляли русских женщин, детей, стариков, граждан.

? вот теперь, когда столько упущено, мы видим неуклюжие пытки развить какую-то деятельность. Что поражает во всей этой возне вокруг Чечни, так это, прежде всего бестолковость и безответственность.  Мы видим, что на?и генералы не знают, по чьим приказаниям перемещаются танки. Кто бомбит города.

Потрясают размеры лжи. Сегодня выс?ие должностные лица говорят одно, а завтра с честным выражением лица утверждают обратное.

Я никогда не поверю в то, что кто-то может вербовать наемников в воинской части без ведома командира.

Я не против операций особых подразделений. Это существует во всех странах мира, и какой бы демократией мы ни клялись, мы никогда не будем жить без контрразведки, разведки, диверсионных групп типа «Альфа». ? будут операции, которые будут скрываться от общественности. Государство есть государство.

Но ведь все это надо делать профессионально, умно и на благо всему народу.

Сегодня же, когда я слы?у обвинения военной верху?ки во главе с генералом Грачевым в некомпетентности и бездарности, я не могу с ними не согласиться.

Например, совсем непонятно, зачем надо было назначать на 12-е декабря переговоры, а 11-го поднимать по тревоги бронетанковые колонны. За всем этим просто не чувствуется напряжения извилин. Тем более что подобный опыт уже был. Гэкачеписты 19-го августа 1991 года захотели сорвать подписание Союзного Договора. Чем это закончилось для генералов и политиков, хоро?о известно.

Но я хотел бы удержать критиков северо-кавказской военной акции и от другой крайности. Как бы не получилось в пылу полемики с военным министерством нечаянного обеления режима Дудаева. Что о нем доподлинно известно, так это то, что с демократией он не имеет ничего общего. Не надо делать из него героя.

На?и интересы, интересы россиян таковы, что нам не нужны  силовые ре?ения. Это не в интересах на?его народа. ? в такой постановке вопроса нет никаких симпатий к режиму в Грозном.

Не надо сбрасывать со счетов, что часть населения поддерживает силовой вариант развязывания чеченского узла. «Показать им», «навести порядок железной рукой», «давить их» - это не единичные голоса.

Поэтому начало войны будет означать в политическом плане победу националистов в России. Война со стороны чеченцев примет оттенок антирусского сопротивления, которое идейно будет питаться  накопленной в генах чеченцев ненавистью после кавказской войны про?лого века и репрессий сталинского периода.

Соответственно качнется маятник настроений в массах россиян.

Демократические силы порвут с Ельциным, он ли?ится духовной поддержки в идеях демократии и свободы. ? сместится к национал-патриотам, которые его не примут.

Укрепление и доминирование национал-патриотизма на политической арене России в качестве силы, формообразующей власть, означает политическую гибель Ельцина и конец демократических преобразований. Это конец на?их с вами ожиданий на подъем экономики и улуч?ение жизни. Современная Россия – не Сингапур и даже не Южная Корея, где мудрые диктаторы, опирающиеся на полицейскую дубину и ?тык, сумели за три десятилетия создать из патриархальных обществ суперсовременные капиталистические державы.

В каком-то смысле часы уже пущены. Россия опять подо?ла к исторической развилке, и как оно получится, как  выйдет - одному богу известно. Что-то и от нас зависит, и президент, испытывающий давление со всех сторон, где-то да прислонится.

Если надеяться на луч?ий исход и предполагать, что завтра мы проснемся не в полицейском государстве, а все еще будем что-то знать и пытаться влиять на судьбу страны, надо сделать такой вывод. Ныне?ний кризис – своеобразная черта, подведенная под целой эпохой. Нужны принципиально новые ре?ения и подходы. Один из них, на мой взгляд, должен состоять в том, чтобы сказать окончательную правду, чего мы по разным причинам не делали.

Россия никому ничего не должна, в том числе и народам и государственным образованиям на Северном Кавказе.

Русский народ ни перед кем и ни  в чем не повинен. ? если даже иметь в виду репрессии тридцатых-сороковых годов, русские были репрессированы в не мень?ей мере, чем карачаевцы, чеченцы, калмыки и так далее.

Автономии во многом жили за счет России и теперь пытаются это делать. Но выговаривая при этом суверенитет и независимость.

Так не бывает.

Поэтому в Чечне должны понять: сами они выжить не сумеют.  А паразитировать на себе мы не позволим.

Вместе, значит вместе, живите по российским законам. Нет – надо найти деньги и вывезти всех русских из Чечни. Это очень дорогая операция. Но кровопролитие и войны обойдутся нам намного дороже. ? пусть свободная и независимая ?чкерия наслаждается свободой за колючей проволокой на?ей государственной границы.

Василий Красуля

27.01.2011