МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Суд времени

← к списку статей

 ?з дневников вице-губернатора - демократа

 

Записи, обобщенные 01.07.1992 г.

 

1. Теоретическая о?ибка демократов: мы рассчитывали опираться на третье сословие, в принципе, правильно понимая, что условием политической самостоятельности может быть только экономическая самостоятельность, владение собственностью. ДПР даже заявляла, что мы – партия предпринимателей, партия консервативно-либеральной ориентации, партия тэтчеровского и рейгановского толка. ? как-то в сознании и масс оставалось, будто мы -  партия капиталистов, опираемся исключительно на бизнесменов, выражаем их интересы исключительно. Что давало вполне законный повод и рабочим, и интеллигенции, и пенсионерам, которые в свое время дружно отзывались на на?и призывы выходить на митинги, задаться вопросом: а какое отно?ение ко всему этому имеем мы?

Однако дело обстоит вовсе не так. Если и говорить о том, что мы сторонники капитализма, то ли?ь в идейном смысле. Мы бескорыстные, если можно так выразиться, сторонники его. То есть, никто из лидеров демократического движения не собирается становиться миллионером, бросаться в рыночную стихию, делать деньги.

 Мы просто понимаем, что рыночная модель развития общества, частная собственность, имущественное расслоение и существование на одной земле и миллионеров и безработных, тем не менее, луч?е обеспечивает основные потребности населения, предоставляет боль?е возможностей для творчества и самовыражения, чем основанное на государственной или общенародной собственности.

Мы хотим, чтобы миллионы тех, кто миллионерами не станут никогда, более безболезненно во?ли в рынок, на?ли свое место, чтобы они были защищены. На первых порах приходилось в идеологической борьбе со всесильной коммунистической партией отстаивать принцип частной собственности и это было  само по себе прогрессивно.

Сегодня ситуация изменилась. В принципе, худо - бедно рыночные отно?ения начали вторгаться в жизнь, а мы по инерции продолжаем вещать о третьем сословии, о борьбе за частную собственность. В то время как, не снимая этот вопрос с повестки дня, необходимо более твердо говорить о защите интересов тех, кто в этом рыночном обществе окажется не первым при дележе общественного пирога. ?наче это подхватывают профсоюзы, некоммунистические организации, которые, кстати, уже и заявили свои претензии на единоличное представительство интересов трудового народа.

Мы вы?ли из трудовой интеллигенции, нас поддерживали рабочие, только благодаря их поддержке и активному участию удалось сбросить коммунистический режим. Собственно говоря, ради них начиналась на?а борьба, а не ради будущих пяти-десяти процентов предпринимателей, но, повторяю, мы за них, мы их поддерживаем, мы помогаем им утвердиться, и будем их защищать постольку, поскольку без них нельзя.

Кстати, и  предприниматели не очень стремятся к контактам с демократами. Они более охотно сотрудничают с властями, подкупая одних, склоняя на свою сторону других, и не торопятся вкладывать деньги в демократические партии и движения.

 

2. Самая боль?ая сложность состоит в том, что люди в подавляющем боль?инстве не умеют заботиться о себе. 70 лет отвыкали. Несколько лет назад нам казалось, что стоит только сбросить ?оры идеологической пропаганды, разгромить тормозящие и леденящие все центры партийной власти и раскованное общество само собой начнет бить гейзерами творческой созидательной инициативы.

Ан нет! Крестьяне не бросились овладевать землей, хотя не все зависит от них и в отдельно взятых местностях им энергично препятствуют чиновники и так далее.

Впрочем, это вовсе не означает, что не стоило затаивать реформы. Скорее наоборот. Если бы страна протянула в прежнем догорбачевском положении еще пять-десять лет, не знаю, что ожидало бы в двадцать первом веке на?их внуков.

 

3.С самого начала на?ей борьбы мы имели моральную поддержку боль?инства населения. Можно сказать, что ветер постоянно дул в на?и паруса. Демократическому движению нужно было увеличивать площадь парусов и учиться ими управлять. Многие, даже из числа ортодоксов, не верили своим вы?естоящим начальникам и добивались их отстранения во имя восстановления «правильного ленинского курса». Объективности ради надо отметить, что с этого начинали и многие активисты Народного Фронта, в том числе и я.

?так, нас негласно поддерживали…Вот некоторые из них: ?. Зубенко, В.Полосьмак, П.Акинин, В.Молочников, Г.Шумаров, Н.Марьевский, Е.Письменный, как ни странно, кагэбисты…

Многие горожане добровольно собирали деньги, распространяли литературу. А самое главное, создавали благоприятный моральный фон. Борцы со злоупотреблениями власть предержащих – это активная  ударная часть. ?нтеллигенция – читатели на?ей продукции, добровольные агитаторы. Создавалось интеллектуально-нравственное поле неприятия системы, которое в каком-то смысле становилась материальным фактором.

 

4. Демократы в краевом правительстве доказали свою немстительность. В подведомственных мне учреждениях работают быв?ий второй секретарь крайкома КПСС Н.Еремин, быв?ий зампредкрайисполкома Р.Гударенко и некоторые другие.. Меня за это радикальные демократы немножко поклевали. Но я этим самым хотел подать сигнал, что мы не будем мстить, мы будем оценивать людей по их деловым качествам. Мы готовы на компромисс, если он оправдан результатом. С нами можно сотрудничать, мы при?ли не ниспровергать, а созидать.

 

5. Двойственное отно?ение к номенклатуре: ее надо допустить к управлению. Но она не должна доминировать. Плюс к этому: она не должна самовоспроизводиться.

За этим надо следить и изнутри власти, и из оппозиции.

 

6.О?ибка демократов в августе 1991 года: не смогли взять власть.

К сожалению, по совер?енно ерундовой причине не состоялся предлагаемый мной комитет по защите Конституции. Я с Дубовиком отлучились до обеда 19 августа - перепрятывали ротатор, а Ельников не сумел продавить сопротивление Бородина и Чеснокова и подписать подготовленный мной проект заявления. А ведь провозгласив этот Комитет мы смогли бы заявить свои претензии на власть и обозначить свое право на нее. Все, не подписав?ие это заявление, теряли легитимность.

Таким образом: 1. был ?анс назначения демократического губернатора по примеру Краснодарского края сразу же после подавления путча. 2.Более серьезное, доминирующее участие демократов в формировании структур власти, боль?ее представительство демократов среди заместителей главы администрации и в департаментах. 3.Перетряска в любом случае на высоких постах.

На днях полистал телефонный справочник администрации края, а потом сравнил с таким же крайкома КПСС. Половина фамилий на первых строчках – те же самые. Плюс треть, которые переместились с первых или вторых ролей чуть ниже. ? ли?ь несколько процентов людей, которые действительно при?ли со стороны.

Я не требую «Номенклатуру – к стенке!» Я думаю, номенклатура будет проводить реформы. Но при условии демократического контроля и постепенного разбавления ее демократическими кадрами.

 

7. В случае прихода к власти единственный плюс, который мы имели бы, это доверие людей. Но при неудачном ходе реформ, а они не будут идти блестяще, доверие падало бы. Возьмем пример Ельцина. Наивно думать, что он сегодня не хочет того же, чего и год назад. Но многие его  ныне?ние ?аги продиктованы уже не теоретическими посылами, а конкретной ситуацией. Многое  он делает вынужденно – и его авторитет тает.

 

8. Трагичность выбора. Кутузов сказал: надо сохранить армию и пожертвовать Москвой, чтобы спасти Россию. Точно так же стоял выбор перед демократами, когда в конце про?лого года нам при?лось принимать ре?ение: входить в краевое правительство или нет. Я исходил из того, что временное мое отступление из демократического движения при вне?ней похожести на отступничество, на самом деле было ?агом по сохранению движения.

Вывод этот не очевиден, и сегодня он может показаться еще более далеким от жизни, чем казался десять месяцев назад даже тем, кто поддерживал меня. Но это так. Демократическое движение фактически заглохло. ? это случилось бы с ним, даже если бы несколько лидеров вместе со мной не убавили свою активность в демдвижении и не сменили улицу на чиновный кабинет. Это объективный процесс. Для сравнения, ни в Краснодаре, ни в Ростове лидеры демдвижения не во?ли в региональное правительство, у населения нет основания упрекать местных демократов в том, что они «полезли во власть», «снюхались с партократами», «предали идеалы» и т.д. Однако демдвижение и там на нуле.

Войдя в структуры власти, набираясь государственного опыта, обретая деловые связи, мы доказываем, что умеем не только митинговать и устраивать голодовки, но и способны на черновую, созидательную, интеллектуальную работу. Мы этим самым приобретаем общественный вес, сохраняем интеллектуальное ядро демдвижения от люмпенизации. Мы сохраняем знамя. Когда-то для того, чтобы выражать и защищать интересы населения, демократам нужно было уйти, условно выражаясь, в подполье  - и ой как нас покритиковывали на первых порах даже те же самые трудящиеся массы ради которых все это делалось. Точно так же ради этих же интересов мы сегодня представлены в администрации, на другом краю общественного поля.

Мы не позволим себе запятнаться взятками, продажностью и тому подобное. Это однозначно. На?а репутация безупречна. Поэтому что бы там ни говорили, авторитет демократов от на?его участия в правительстве в конечном итоге не упадет. Пока администрация работает на реформы – согласен, не совсем удачно – на?е добросовестное участие в этом деле работает на благо народа. Если администрация перестанет это делать – мы просто уйдем.

Весь вопрос в том, работает или нет. Наиболее нетерпеливые настаивают на том, что реформы в крае не идут. Но ведь нельзя при всей обиженности или торопливости не видеть очевидного. Стоит ли?ь почитать на?и программные заявления трехлетней давности, чтобы убедиться: многое из того, что заявлялось, сегодня уже осуществлено. Многопартийность, свобода слова и печати, частная собственность – сегодня все это факт. Другое дело, выработка механизма запуска всего этого. ? меня многое не устраивает. Но это не делается революциями, указами, росчерками пера. Это повседневная черновая работа

 

Записи  28.08.93 год

1. Демократы немного растерялись. Правительство – ельцинское, и бить его в упор не получалось. Ни?у критиков, «защитников интересов народа» захватили прохвосты.

 

2. Персональнывй расклад. Помнится, Алевтина Шевченко сдавала меня в «Гражданском мире» крайкому, пыталась устроить переворот. До чего додумалась: убеждала меня ввести в редколлегию «Гражданского мира» секретаря крайкома КПСС по идеологии. В начале девяносто первого года меня убеждали в бесперспективности оппозиционного курса газеты. ? вдруг сегодня такая показная непримиримость ко мне в «Губернских ведомостях», к краевой власти. Хотя ныне?няя администрация даже при всех своих о?ибках это вовсе не о, что было несколько лет назад. Можно говорить о мимикрии консервативной части старого партийного аппарата.

 

3. Демократы упустили возможность сотрудничества с представителем президента Алексеем Кулаковским. Между тем его роль очень велика. В том, что с поста председателя крайсовета у?ел ?.Болдырев, сыграли три фактора: нарастающий протест населения, кульминацией которого стала голодовка на площади и последовав?ая сессия крайсовета, которая транслировалась по телевидению и вызвала сдвиг в общественном сознании и сделала уход Болдырева вопросом времени, твердая позиция главы администрации края Евгения Кузнецова и, наконец, кулуарная активность в Москве Кулаковского, который сумел, опираясь на два предыдущих фактора, добиться ре?ения президиума Верховного Совета России об отчете ?.Болдырева, после чего тот подал в отставку. Если разложить эти факторы по значимости, думаю, роль Кулаковского имеет наиболь?ий удельный вес.

Теперь я понимаю, что демократы дали маху в конце августа про?лого года, когда на координационном Совете ДемРоссии, рассматривая кандидатов на пост представителя президента или губернатора, мы обо?ли вниманием Кулаковского. В том числе о?ибался и я, когда из тактических соображений, понимая, что все это пустое, тем не менее, дал согласие поучаствовать в баллотировке. Подозрительное отно?ение к Кулаковскому со стороны отдельных активистов и региональных организаций сыграли свою печальную роль и оттолкнули от демократического движения этого инициативного, энергичного и настойчивого  политического деятеля.

Таким образом, демократы могли иметь на своей стороне представителя президента, сильную команду в недрах исполнительной власти, единое организованное движение со своей газетой – а в итоге ничего. Группа демократов при руле краевой власти, которые без поддержки извне, без интеллектуальной подпитки задыхаются в текучке, выбиваются из сил, делают мень?е, чем могли бы. Не по?ел раскол на пользу и самому демдвижению. ?мея возможность объединиться вокруг реального дела, оно потихоньку выдохлось, раскололось и сейчас его роль почти равна нулю.

 

4. В общественном сознании действительно образовался вакуум. Образ Болдырева растворился и быв?ая его правая рука Емцов в своей газете  надувает этакого резинового волка в лице губернатора Кузнецова. Самое печальное в том, что воспитанные в тоталитарной системе люди продолжают в ней психологически оставаться и им для ощущения полного удовлетворения необходимо обязательно иметь наглядное представление воплощенного  зла.

Дело не в том, хоро?о или плохо правит команда Кузнецова, а в том, что власть изначально плоха, ей надо противостоять. Между тем про?ли времена, когда власть была «на?ей», «родной». За ней нужен глаз да глаз, но на цивилизационных началах, без ненависти, без борьбы насмерть, потому что исходя из этого же тезиса, на смену придет другая власть, которая будет тоже плохой. В сегодня?них же подтекстах делается акцент на то, что нам в принципе нужно сначала некую абстрактную хоро?ую власть посадить, а потом уже с ней, хоро?ей, по другому разбираться.

При всех о?ибках и недостатках Кузнецова, не нравящейся нам его политике, его  кадровой компромиссности, необходимо давать себе отчет, что это принципиально новое краевое правительство и работает на программу реформ. ? тот же Емцов просто обманывает читателей, когда кричит об угрозах, о преследованиях. Преследования журналистов, затыкание ртов имели место как раз в те времена, когда краем правил его хозяин. Разгром «Ставропольской правды» в конце 1996 года на печальной памяти пленуме крайкома КПСС. Погромный доклад для Болдырева написали не Кузнецов и не Марченко с Шияновым, а будущий редактор «Ставропольских губернских ведомостей» Александр Емцов.

Вспоминаю это вовсе не для того, чтобы попрекнуть про?лым. Я просто хочу задаться вопросом: а можно ли сегодня искренне бороться за гласность с мнимыми покусителями на свободу слова, не оценивая своего про?лого, не сделав даже попытку –не публично бить лбом на перекрестке, не каяться, не вымаливать прощения за прежние гре?ки, реальные или мнимые, а всего ли?ь разобраться в мудреной ?туке под названием жизнь, которая выделывает такие финты.

 

7. Конечно, кто старое помянет, тому глаз вон. Я никого не хочу пенять партийным про?лым, каким бы они ни было.

 

8.Когда  слы?у о мужестве журналиста, который сегодня вовсю разоблачает краевую администрацию, хочу усмехнуться. Мужество, честность и порядочность при критике властей сегодня не трубуются. Сегодня иной раз боль?е требуется мужества, чтобы защищать президента, правительство да и администрацию, потому что рискуе?ь оказаться в предателях народного интереса.

Бросается в глаза, что Емцов не трогает «своих»: Травова, Гончаренко, Лесниченко, Толстикову, и других, с кем работал в крайкоме КПСС.

Старое ядро демократов, кто в движении с самого начала, в основном поддерживают участие в администрации. Красуля. Дубовик, Попов, Митрофаненко, Мерцалов, Лычагин, В.Кулаковский,

? наоборот, чем позже ступили на стезю борьбы, тем боль?е революционной страсти, тем боль?е нетерпимости, словно пытаются наверстать.

Кузнецов подвержен влияниям, это естественно. Демократы не могли предложить своего убедительного, интеллектуального варианта программы и склонить главу на свою сторону, чего, собственного говоря, я  и хотел, когда согла?ался принять пост. ?нтеллектуальный потенциал демократов при поддержке интеллигенции позволял на это надеяться. Однако разобщенность, амбициозность поме?али это сделать.

 

10. Почему с демократами это произо?ло? Общественное сознание не было единым. Оно  распадается на фракции как нефть при перегонке.

Наиболее адекватно отражающая развитие общества линия: Народный Фронт – ДПР-группа в администрации.

Остав?иеся в оппозиции демократы, по сути, развалили демократическое движение. Нет единства, нет газеты, нет заметной работы.

 

13. Раскол произо?ел, когда потребовалось от местных демократов действительно самостоятельно и творчески оценить политическую ситуацию.  До этого во многом пользовались московскими рекомендациями. Первая серьезная конфронтация во время голодовки на площади Ленина в августе 1991 года, которая не была поддержана частью часть краевого демдвижения, не сумев?его оценить ситуацию.

 

14. Остап Бендер: в таком случае, у меня есть все основания сделать ва?е дело без вас.

Царское правительство в 1861 году начало и провело реформу без активного участия демократической интеллигенции, которая на словах и в ду?е  пеклась об интересах закрепощенных крестьян. Если бы демократические слои приняли участие в реформах, наверное, они про?ли бы луч?е и быстрее. Тогда бы и 1905-го года не было бы.

 

15. Теоретическая о?ибка демократов: они убеждены, что все работники администрации изначально против реформы. Не надо равнять главу администрации и его аппарат с первыми секретарями райкомов КПСС.

 

16. Аппарат по сути своей внеидеологичен. Это хоро?о понимает быв?ий партаппаратчик Ельцин. Аппарат будет служить Робеспьеру, Наполеону, Ленину, Гитлеру, Сталину, Брежневу…

 

17. Надо повнимательнее присмотреться к опыту постфранкистской ?спании. Все мало-мальски реальные силы собрались и договорились о компромиссе. Главное, ре?или: перейти к гражданскому обществу, а потом уже каждая политическая сила начнет бороться за свои «чистые» интересы. А пока – единство нации, гражданский мир. Для этого кто-то положил свой личный авторитет и популярность, кто-то деньги, кто-то  интеллект, кто-то партийный актив и так далее. У нас этого не получилось.

 

18. Боль?ая беда – население не организовано в партии, движения, объединения. Нет инструментов выявления общественного мнения, собирания его.

 

19. О казачестве: его сила как ответ на слабость, бездействие властей.

 

20. О?ибка демократов: невнимание к вопросам национально-патриотическим, государственным. Явная ориентация на Запад, на Америку неверна в своей постановке. Запад при всем своем сочувствии к на?им реформам, на?ему народу, пережив?ему ярмо коммунизма, не может желать видеть Россию богатой и процветающей, какой она могла бы быть. Стратегическая о?ибка думать, что Запад сделает для нас боль?е, чем помочь ликвидировать угрожающий и миру, и нам самим военный потенциал.

 

21. На?а позиция по Карачаево-Черкесии, когда мы поддержали выход из состава Ставропольского края,  правильная. Нам приходилось разбивать партийную номенклатуру, а для этого ее необходимо было отделить от национальной, противопоставить ей. Другой вопрос в том, что отсутствие ясной четкой линии не позволило обратить высвободив?ийся национально-освободительный потенциал на благо России.

Мы поддерживали на первом этапе национально-освободительное движение в Прибалтике, осуждали применение силы в Тбилиси. Было ли в этом забвение интересов России, предательство? Нет.

 

22. Номенклатура захватывает ключевые посты в администрации. Стра?но не то, что номенклатура остается у руля, а то, что она преобладает. Не  сформирован баланс представителей аппарата и новой волны. Что предприняли демократы, кроме того, что ходили и заявляли: не допустим партаппаратчиков? Ничего. Я тоже неоднократно подавал голос против тех или иных кандидатур – но мой голос был единичен. Что ж, таков расклад сил. Что делать? Хлопнуть дверью? Отставка? Я много раз думал об этом, просчитывал плюсы и минусы, которые получит демократическое движение о того, что ряд его представителей сосредоточились в краевой администрации, сколько много теряю в имидже я сам. ?, тем не менее, считаю, что необходимо оставаться и работать.

Потому что укрепить демдвижение можно только включив?ись в управленческую работу, показав, что мы – работоспособная сила.

Вместо этого демократами была избрана, на мой взгляд, неверная тактика: дистанцирование – как минимум, сохранение идеологической «чистоты». Этакая демократическая девственность: мы в сторонке, мы не замазались, все что плохо – это они, а мы чистенькие и выжидаем своего часа.

Трагедия в том, что этого «часа» не будет. Кстати, поддержав?ие мое согласие принять  пост заместители главы прекрасно это понимают. Об этом я говорил первого декабря про?лого года на краевой конференции «Демократической России». К сожалению, в ответ понеслись топанье и улюлюканье. ? что же показало время? В Чечне генерал Дудаев собирает круглые столы и открыто заявляет об имперской угрозе со стороны России, о переориентации на Турцию и так далее. Сохранение гражданского мира в России, согласие общества, компромисс во имя сохранения государства – главного условия на?ей жизни как таковой, а не только желаемых преобразований, - во имя этого, считали мы, необходимо идти на компромисс с теми, кто оказался сильнее, кто сумел взять и удержать власть. Надо сотрудничать с ними во имя мирного развития и набирать силы, не забывая о своих дальних целях, отстаивая свои методы, как бы трудно это ни было делать.

 

23. Свобода печати. Вместе со свободой слова начинается и циничное оболванивание, ложь, фальсификации.

 

24. Не случайно Емцов так ополчился на мое понимание прессы как властителя дум, честного и сопереживающего. Ему это не подходит, потому что честность и сопереживание не для них. Сопереживать народу он не стремится. Просто сегодня выгоднее кричать об измене правительства, о коррупции в администрации и на этом набирать очки популярности. Все как в Америке, где никто не воспринимает прессу как сопереживающего, как защитника. Там продается информация – хоче?ь верь, хоче?ь – не верь. За что купил, за то и продаю. Не случайно и рубрика в газете появилась: слухи-хи. На?е дело маленькое: где-то что-то услы?али, обделали человека, а там разбирайтесь сами.

 

25. Деньги потерять – ничего не потерять. Друга потерять – много потерять. Мужество потерять – все потерять. Демократам сегодня ни в коем случае нельзя терять мужества, как бы плохо ни ?ли на первый взгляд дела.

 

26 .О расколе государства можно было сделать вывод уже по расколу демократов. Нежелание подчиняться; каждый считает себя атаманом. Что же остается руководителям территорий, которые имеют какую-никакую власть в своих руках и думают, а почему еще кто-то будет надо мной сидеть?

 

27.Недееспособность демократов, демократических Советов – московский, питерский. Дискуссии, бардак.

Демократические институты в России не могут удержать власть, потому что не смогли наладить созидание, ценностную базу.

Основанный на убеждениях союз людей не имеет никакого основания быть государственной опорой, к моему глубокому сожалению. Убеждения – это ли?ь часть союза. Деградация боль?евистской партии самое убедительное тому подтверждение.

 

28. Создать нравственную оппозицию процессу накопления первоначального капитала, без которого невозможно обойтись, но который вызывает озлобление масс, угрожает социальным напряжением. Я понимаю, что всеобщей справедливости и равенства  добиться невозможно, но сделать этот процесс более щадящим, более цивилизованным, а главное, обеспечить предпочтение тем, кто действительно сумеет быть предпринимателем, кто организован, предприимчив, но не тем, что сидит на рычагах распределения и берет взятки. Тем боле недопустимо это в отно?ении тех людей, которые вчера яростно давили нарастающее предпринимательство, а сегодня вымогают  из них взятки, становятся крупным держателем акций.

 

29. Не забывать, что  на президентских выборах в 1991 году Ельцин получил в крае 46 процентов. То есть, боль?инство за ним не по?ло, а в результате  пробуксовки  реформ многие сторонники,  прежде всего из малоимущих и пенсионеров, переориентировались. Поэтому массовой опоры для резких политических телодвижений в смысле запрета номенклатуре занимать управленческие посты у нас нет.  Да, это нужно было сделать, и я по-прежнему, проработав в администрации почти два года, убежден, что это надо было делать. Но политика есть искусство возможного. Нельзя браться за осуществление задачи, которую нельзя выполнить. Следовательно, надо сотрудничать.

 

30. Расстановка сил: дружбы не будет. Мы взяли власти столько, сколько смогли. Аппарат проводит реформы. Мы не аппарату помогаем, находясь во власти, а участвуем самостоятельно, учимся работать.

 

32. Да, мы строим капитализм, но лидеры – и в центре, и на местах, должны быть « не при делах», чистыми. Государство должно хоро?о платить своим чиновникам, но и спра?ивать с них тоже хоро?о.

В.К.Шаповалов не может набрать кадры в управление образования.

 

33. Сегодня часто приходится слы?ать: демократы при?ли к власти, демократы довели страну. Сочувствующие нам пытаются защищать: да где же вы видите этих демократов? У власти все та же номенклатура. Но им называют фамилии известных в крае демократов, и, прежде всего, мою: они же во власти! ? тогда огорченные на?и сторонники, сломленные такими доводами, упрекают нас: вот видите, вы порочите ?дею. Надо уходить в отставку. ?звестная своим сочувствием демократическому движению газета «Забор» поместила  фотографию времен голодовки у стен Белого дома, сопроводив ее  надписью: «Проснись, Василий!» ?мелось в виду, что я и вся на?а команда заснули летаргическим сном в стенах администрации, забыли о своей ответственности и о народе.

Но не все так просто. Наверное, даже хоро?о было бы, если бы все было так просто. Однако история, как говаривал Черны?евский, не Невский проспект.

Те, кто искренне переживают за упадок демократического движения, тяжелый ход реформ и поддерживают нас, не совсем правы. Демократы у власти, и  это факт. Я имею в виду не участие нескольких местных демократов в краевой администрации – хотя это тоже факт и тоже налагает на нас ответственность. ? даже не то, что сам президент, пусть и в окружении номенклатуры, но считается демократом.

Я имею в виду нечто гораздо боле весомое, чем персональный состав правительства и Верховного Совета. А именно, осуществляются ведь идеи демократов: рынок, частная собственность, предпринимательство, свобода слова и совести, многопартийность и многие вещи, о которых лет пять назад,  в разгар перестройки, говорить не только не разре?алось, но даже многим и  голову не при?ло бы говорить об этом вслух. Худо бедно, но идеи эти сегодня становятся доминирующими, они организуют менталитет общества. ? идеи эти выносила вовсе не номенклатура. Думаю, с эти согласится любой гражданин.

А что на этот случай говорил пусть и подзабытый и даже раскритикованный нами в пух и прах, но от этого не став?ий менее гениальным и интересным мыслителем Карл Маркс? «?деи господствующего класса становятся господствующими идеями в обществе». У нас пока получается как бы наоборот: господствующего касса еще нет, он только в предположении, но его идеи уже захватили умы. Те, кто правит сегодня, это своего рода приказчики, местоблюстители наследника господствующего класса. Они могут хуже, могут луч?е представлять его идеи.  Наверное, выразители становящегося  господствующего класса – демократы луч?е представляли бы его идеи, чем номенклатура, которая повсеместно укрепилась в органах власти. А может быть и нет. Проблема не в этом. Не в том дело, что в администрации не те люди, а в  том, что нет заказчика музыки. Он не осознал себя, не набрался сил. Он только еще формируется, отсюда и вся неразбериха. ? усади на все руководящие посты от Москвы до самых до окраин исключительно активистов демдвиждения, диссидентов, членов демократических партий и так далее, вряд ли произо?ли бы кардинальные улуч?ения. Какие-то проблемы, думаю, снялись бы, а какие-то, о которых мы и не подозрее6ваем, даже появились бы.

Означает ли это, что в подобной философии надо искать уте?ения  и не рыпаться? Нисколько. Надо принимать действительность такой, какая она есть. Надо воздействовать на нее. Надо согласиться, что среди директоров заводов, которые все почему-то метят в противников реформ, есть и такие, которые уже ухватили суть рынка, налаживают производство в новых условиях, понимают, что сегодня им луч?е, чем вчера. ? таких будет становиться все боль?е. Надо воздействовать на обстоятельства, одним словом, работать.

Василий Красуля