МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

19 августа глазами прессы: В.Лезвина. АВГУСТ 91-го (политический дневник)

← к списку статей

«Утро», 4 сентября 1991 года

АВГУСТ 91-го (политический дневник)

Трудно представить, что от первого дня переворота сегодня нас отделяют всего десять дней. ?ли уже десять дней? Всего, потому что на самом деле так ли уж велик этот временной отрезок? ? уже – потому что каждый из этих дней для боль?инства из нас по?ел даже не один за три.

От многих слы?ала, что им казалось – эти дни длятся годы.

?, наверное, доля истины в этом есть. Мы стали мудрее за это время..

Мы научились – впервые за все годы перестройки – по-настоящему бороться за свои убеждения, за демократию. Все ли?

Но, пожалуй, впервые многие из нас осознали и то, что мы только в самом начале пути, что и разочарований, и потерь впереди еще будет много…

Как это было – 1.

Первые листовки с обращением Ельцина, Силаева и Хасбулатова в Ставрополе и ряде других городов появились уже 19-го. ? здесь нужно еще и еще раз подчеркнуть роль демократического движения края. ?менно демократы, а не представители официальных структур власти, взяли на себя смелость и ответственность, не ставя под сомнение ни подлинность Указов Президента России, ни достоверность каналов, по которым они были получены, сказать правду о государственном перевороте.

Традиционным местом сбора, основным рабочим местом по традиции стала ?таб-квартира ДПР на Короткова, 77. Там и сейчас хранятся книги записей полученных сообщений. Своеобразная летопись тех тяжелых дней. С полной уверенностью могу утверждать, что боль?ей полнотой информации во время путча не располагала ни одна государственная структура. Четкая, слаженная работа всех партий и объединений, входящих в движение «Демократическая Россия» - яркое доказательство того, что демократы на Ставрополье смогли – пусть на самое короткое, но очень ответственно е время – стать настоящей политической силой. О деятельности ДПР на?а газета уже писала достаточно подробно. Самая сильная оппозиционная партия стала ядром, консолидирующим все демократические силы. А что другие? Всем представителям партий, общественных организаций я задавала одинаковые вопросы: как узнали о перевороте? Как поддерживалась связь с Москвой? Что было сделано? А вот ответы!.. Впрочем, выводы пусть сделают сами читатели.

Евгений Константинович Бородин, депутат крайсовета, сопредседатель краевой организации «Демократическая Россия»:

- Первый российский документ – «Обращение» - получили из центра «Демократической России». В дальней?ем связь ?ла и по линии ДР и ДПР. Не могу сказать, что связаться в эти дни с Москвой было невозможно. А то, что сделано – видели все ставропольцы – листовки, митинги, пикеты….

Николай Семенович Марьевский, доцент Ставропольского политехнического института, секретарь парторганизации Демократической партии коммунистов России:

- В одиннадцать часов утра 19-го зазвонил рабочий телефон Анатолия Рыбальченко (он, как и я, член Временного Совета на?ей партии). ?з Москвы был передан текст «Обращения» и оставлен телефон – 2056644. Но ни 19-го, ни 20-го по этому телефону мы дозвониться не могли. С текстом по?ли на Короткова. Все остальное делалось «единой демократической командой».

Были ли предприняты какие-то самостоятельные действия партией? Конечно. Хотя, наверное, их удельный вес в общей работе невелик. 700 экземпляров Российского «Обращения» размножили, обращение к гражданам Ставрополя, которое распространялось на митинге 22 августа – боль?е тысячи экземпляров, резолюцию самого первого митинга… Помогало что? Вера в победу. Помогали люди. Алексей Алексеевич Гоноченко из дирекции по строительству жилья концерна «Росавтодор», Леонид Владимирович Постный, директор краевого предприятия по газоснабжению, ребята из малого предприятия «СТЭК» ЦНТ?. Я даже фамилий их не знаю – Сергей, Ната?а и только. А ме?ало – несогласованность. Много времени уходило на координацию действий между руководителями партий.

Отступление от темы

Сегодня и тогда

Давайте пока поставим точку. ? вернемся к событиям вечера девятнадцатого, когда на площади Двухсотлетия Ставрополя проходил первый митинг. Сейчас активно муссируется тема – как вела себя в этот вечер милиция. Разгоняла или не разгоняла? Нет, не разгоняла. Хотя инцидент – пусть один – все-таки был. Еще до начала митинга ретивый милиционер пытался отобрать у депутата крайсовета Геннадия Дубовика листовки с текстом российского обращения. Он был остановлен собрав?имися, твердо заявив?ими: "Не дадим в обиду депутата!» Все проис?ествие заняло мень?е минуты. В дальней?ий ход митинга милиция не вме?ивалась. ?, как сказал начальник Промы?ленного РОВД Михаил ?ванович Третьяков, основная цель пребывания его сотрудников здесь – обеспечение порядка.

- А как же с постановлением ГКЧП, которое предусматривает «не пущать и разгонять?»

На этот, согласитесь, достаточно провокационный вопрос, М.Третьяков ответил так:

- Мы бы стали действовать только в том случае, если бы произо?ло что-то, нару?ающее порядок.

? выдержка милиционеров участниками митинга была оценена. Хотя, в общем-то, наверное, сегодня это должно восприниматься как нечто само собой разумеющееся. Сегодня…

Как это было – 2

?ван Сергеевич Болдырев, быв?ий первый секретарь крайкома КПСС, ныне – только председатель краевого Совета народных депутатов.

- Я был в отпуске. Сначала отдыхал в Крыму, на самом деле, почти рядом с Форосом. 15-го вернулся. 20 августа, прервал отпуск, был на работе.

Естественно, сразу возникли вопросы о позиции президиума краевого Совета. Ре?ение о заявлении принималось коллегиально. Первый вопрос, который ставился: кто, когда и на каком основании сделал вывод о невозможности исполнения Президентом своих обязанностей. Думаю, что это главное. Ответ на этот вопрос многое сразу проясняет. Необходимо, считали мы, в любом случае, при любом состоянии здоровья заявление Президента. Если же он болен до такой степени, что не может выступить, тогда Верховный Совет должен дать достоверную информацию о состоянии его здоровья и местонахождении. В этой связи логично представлялось на?е требование немедленного созыва Верховного Совета страны, ре?имость исполнять законы РСФСР и СССР, защитить не только земляка, но и законного Президента, всемирно известного деятеля.

Отступление от темы

О праве голоса

Давайте прервемся еще раз. Я достаточно определено даю себе отчет в том, что цитат из на?его разговора с председателем крайсовета будет еще немало. ? это, возможно, у части читателей вызовет законное возмущение. Молчал, мол, ?ван Сергеевич во время путча, а теперь вон как разговорился. Уточняю – разговор состоялся по моей инициативе. ? считаю, что позицию мнение человека, смещения которого требуют уже 16 голодающих ( и далеко не только они) знать нужно. Однако факт остается фактом. Находясь в Ставрополе 19-го августа, ?ван Сергеевич Болдырев на работе не был.

Как это было – 3

Но вернемся к заявлению президиума крайсовета.

- В заявлении, - сказал ?ван Сергеевич Болдырев, - было четко выражено на?е мнение, я себе даю в этом отчет, четко выражена на?а позиция – признание только законно избранных органов власти.

Давайте же и мы дадим себе отчет, что логика в такой постановке вопроса есть. Как есть она и в том, что, принимая такое заявление, президиум крайсовета ничем не рисковал. Соберется сессия ВС – не признает ГКЧП, в заявлении об этом есть - не признавать неконституционные органы. Если сессия пойдет по пути признания (а опасность этого была), то ГКЧП станет законным органом власти и заявление можно истолковать именно таким образом. Вот об этом двойственном характере заявления президиума и говорили в дни путча ставропольские лидеры тогда еще оппозиционных партий.

?ван Сергеевич считает, что сама логика изложения этого документа свидетельствует о непризнании ГКЧП. А ставропольцам, метав?имся в этот момент между правдой и неправдой, нужна была четкая формулировка: президум признает ГКЧП или не признает? Один, но очень определенный глагол. Его в заявлении не было. Выступая на митинге 19 августа и рассказывая о хождении по мукам, то би?ь по инстанциям с российскими документами, когда их подлинность ставилась под сомнение, Сергей ?ванович Попов, координатор ДР по Югу России, сказал:

- Позиция должна быть высказана сегодня или завтра. Послезавтра она никому уже не будет нужна.

? то сложное положение, в котором нынче оказался президиум крайсовета, во многом определяется расплывчатостью формулировок.

Нужно признать, что достоверной информацией о позиции крайсовета и его президиума сегодня, кроме его членов, видимо, не располагает никто. ?з бумажных свидетельств – есть только заявление, которое как хоче?ь, так и толкуй. Текстуальный анализ, проведенный ДПКР и РПРФ: обращение к ГКЧП означает его признание и может быть объяснено так: раз комитет объявил о взятии власти и нездоровье Президента, значит, его нужно информировать о ре?имости ставропольцев не дать в обиду земляка». ? далее по тексту. А слов, как известно, к делу не при?ье?ь. В выпуске «Московских новостей» № 34 в материале «Как нас предавали» приводится следующая информация: «Заведующий отделом Ставропольского крайсовета по связям с общественными движениями Александр Петров позвонил председателю краевого отделения ДПР Василию Красуле и предупредил о невозможности каких-либо митингов в Ставрополе, сказав, что краевой Совет будет выполнять ре?ения ГКЧП».

Ныне же А.Петров заявляет, что так не говорил. В.Красуля утверждает, что говорил. ?.Болдырев не знает о таком заявлении своего подчиненного.

Кому верить и что можно доказать в этой ситуации?

Как это было – 4

? тут нужно вновь вернуться к вопросу о том, кто, когда и какой информацией располагал. По неофициальным каналам она стала поступать еще 19-го утром. О ДПР, ДПКР мы уже говорили. Слово – республиканцам.

Николай Семенович Баладжанц, координатор республиканской партии Российской Федерации по Ставропольскому краю:

- 19-го в 10.00 я связался с лидером на?ей партии Вячеславом Шостаковским. Получил информацию, подготовил текст заявления. Считая, что отсутствие Указа Президента о передаче власти вице-президенту позволяет говорить о «дворцовом перевороте». Отправился в ?таб-квартиру ДПР. Оттуда еще раз связался с Шостаковским, спросил о его «прогнозе». Он ответил: «Несмотря на то, что эти ребята очень серые, у них не хватает серого вещества. У них ничего не получится».

Там же приняли текст российского обращения, чуть позже первый Указ Ельцина. Начали эти документы размножать. Связь с Москвой была каждый день – и по линии на?ей партии, и по ДПР, и по ДемРоссии. Работали все вместе за демократию. Не считаясь с партийной принадлежностью».

Мы обратимся к этим словам Н.Баладжанца чуть позже. А пока еще несколько экскурсов в один день про?лой жизни, 19 августа.

В крайсовет по официальным каналам информация об Указах Президента России, по словам ?.Болдырева, про?ла 20-го во второй половине дня. Резолюция ?.Болдырева о передаче их по радио и опубликовании в газетах имеется. ?ван Сергеевич и сейчас убежден, что «Ставрополка» воспользовалась именно этими текстами. Увы, когда подоспели официальные указы, пить компот было поздно. В материале редколлегии газеты, опубликованном 27 августа, однозначно сказано, что редакция опубликовала их, «получив вовсе не из официальных источников».

Самым первым, официально проинформированным человеком оказался начальник УВД Ставропольского крайисполкома генерал-майор Александр Васильевич Сергеев. 19-го между 20 и 21 часом телетайпограммой в управление были переданы тексты Указов Президента России №№ 59 и 61. С текстом указов было предписано ознакомить КГБ, военных и представителей органов власти.

Вечером и ночью генерал Сергеев по телефону ознакомил с текстом председателя крайисполкома В.Травова и заместителя председателя крайсовета Ю.Бурлуцкого. С ?.Болдыревым генерал Сергеев не разговаривал.

Выводы из этой «временной раскладки» предлагаю сделать читателям. На мой взгляд, они очевидны. Впрочем, есть еще одна деталь. Василий Павлович Травов называет 20-е августа первым днем получения российских документов, ни словом не обмолвился о ночном звонке Сергеева.

Отступление от темы

О честности и чести

Еще раз хочу напомнить факт, впрочем, уже известный читателям. Единственным представителем официальных структур, определенно высказав?имся «за» без получения информации «по официальным каналам», был генерал Анатолий Васильевич Теплинский, начальник краевого управления КГБ. Он первый и рассказал с боль?ой, правда, неохотой о генеральском совещании у него в кабинете.

Честно сказать, когда 20-го мне говорили о том, что «нынче собрались выс?ие офицеры Ставрополя, высказались за поддержку Ельцина», я восприняла это как очередной домысел-вымысел обделенного информацией ставропольца. На самом деле такая встреча четырех генералов состоялась в кабинете Теплинского. Присутствовали, кроме него, генерал Сергеев с указами Президента, генерал Борис Арсеньевич Аверин – комендант гарнизона, генерал Борис Валентинович Левицкий – краевой военком и прокурор края Владимир Васильевич Хомутинников. Резюме, принятое единогласно, гласило: какие бы приказы и указания ни поступали, не делать ничего противозаконного. Обеспечить взаимопонимание и взаимовыручку. Верность закону и слову этих людей во многом определила – хотя мы об этом тогда не знали – стабильность обстановки в крае.

Пусть не покажется констатация этого факта чрезмерным преувеличением заслуг каждого из них. Теплинский с военной резкостью рубанул: "Не делайте из нас героев». Но в те дни определенность и четкость позиции значили много. Ведь из союзного и республиканских министерств ?ли и к тем и к другим прямо противоположные приказы. В одном случае – ГКЧП поддерживать всячески, в другом – ни в коем случае не поддерживать.

Обратимся к уже опубликованному в «Утре» материалу «Чрезвычайное положение – каждый день». На? специальный корреспондент Вероника Загайнова за проверкой информации о разноречивых приказах, поступающих в УВД, обратилась к первому заместителю генерала Сергеева В.Воробьеву. Он назвал данные о приказах двух министров вымыслом.

29 августа на брифинге в УВД генерал Сергеев познакомил журналистов с этими приказами. Но позицию своего зама никак комментировать не стал. Сам Виктор Васильевич сейчас в отпуске, так что можно было бы отложить вопрос до луч?их времен. Только нельзя, потому что, и это было сказано генералом, Воробьев о противоречащих друг другу приказах знал.

Как это было – 5

Надо сказать, что ни один из приказов ГКЧП, МВД Союза не был отправлен в гор-райотделы внутренних дел. (О милицейских перипетиях в дни путча читайте в следующем номере «Утра»).

Чем занимались в эти дни органы милиции и КГБ? – Обычной повседневной работой. Разве что в обстановке повы?енной готовности.

А.Теплинский:

-Работы было как обычно много. От ГКЧП, кстати, поступали указания общего порядка. Никакой конкретики не было.

Хватать и арестовывать, готовить наручники? ?нформация о таких приказах в прессе уже появлялась.

- Нет. Да если бы они и были, уверен, мы бы этим не занялись. Дел и так по горло. Продолжали работать с Бакинскими и московскими коллегами по делу взрыва в поезде в Дагестане. Как раз в эти дни взят под наблюдение, арестован и отправлен в Баку один из подозреваемых. От своих подчиненных ничего не скрывали. Знакомили оперативный состав со всей поступающей информацией.

А. Сергеев:

- В документах, полученных из МВД России, ставилась задача не позволить втянуть милицию в дела заговорщиков. На?а работас – она была и остается –обеспечить порядок, охранять объекты жизнеобеспечения. С боль?им напряжением прожили эти дни. Сегодня можно констатировать, что работа милиции в эти дни была более эффективной: раскрываемость, один из самых главных на?их показателей, была более высокой.

А как реагировал действующий еще тогда крайком КПСС и поныне работающий президиум крайсовета на послания ГКЧП?

?.Болдырев:

- По линии крайсовета от ГКЧП мы получили указание создать соответствующую структуру в крае. Она не была создана. ? в крайком – из ЦК КПСС – при?ла похожая бумага: поддержать ГКЧП, принять все меры…мы этого тоже не сделали. Несмотря на «спецверту?ку», с ЦК КПСС я двадцатого связаться не смог.

Вот такая ситуация складывалась в крае к ночи 21. Демократы метались между митингами, печатаниями листовок, получением информации и ее распространением. О сне в эти дни и ночи они даже и не мечтали – другие одолевали заботы. Телефон на Короткова для многих жителей края был единственной ниточкой, по которой поступала достоверная информации о том, что происходит в Москве. К сожалению, крайсовет таким местом не стал. А мог бы. С завистью слу?ала я сообщения «Радио России» (уже после переворота) о немногочисленных, но все-таки быв?их таких прецедентах. Счел ли свою миссию крайсовет исчерпанной, опубликовав заявление президиума и призвав нас к спокойствию? ?ли за этим стоят какие-то другие мотивы?

Есть сторонники и первой, и второй точки зрения. Не хочу предвосхищать ре?ения и выводы, которые должна – просто не может не сделать – сессия крайсовета. Но то, что голоса на?их руководителей в эти дни не было слы?но – это очевидно. ? этот факт сказался на и так не очень высоком рейтинге официальных структур самым плачевным образом. Требования об отставке президиума и исполкома крайсовета звучат ныне с новой силой.

Отступление от темы

Несостояв?ийся альянс

Я тут я подхожу к самой трагической и непоправимой о?ибке, допущенной в те дни.

Последствия ее для Ставрополья вряд лит кто сегодня может предсказать в полной мере.

Помните ту ночь с 20 на 21-е августа? Когда начался ?турм российского Белого дома, когда вопрос: кто кого? - ре?ался уже не путем парламентских дебатов, а с помощью оружия. Тогда демократы, конкретно речь идет о лидерах Ставропольских краевой и городской организаций ДПР, позвонили Ю.Бурлуцкому и Г.Салову. «Утро» сообщало об этом. Но только в информационном плане. А если проанализировать, то картина вырисовывается вот какая. ? неизбежно речь пойдет не только об отно?ениях оппозиции и официальных структур, но и о личностях. Это, видимо, не совсем привычно, но без этого не обойтись.

Чтобы ре?иться на такой звонок и обратиться с предложением о сотрудничестве к коммунисту Ю.Бурлуцкому, дэпээровцу В.Красуле нужно было в какой-то степени подняться вы?е узкопартийных интересов, не признающих коммунистов, и вы?е личных амбиций и притязаний. То, что такой ?аг все-таки был сделан, на мой взгляд, выс?ее проявление гражданского мужества и мудрости. В.Красуля и А.Ельников достойны самого высокого уважения.

Вы знаете, что предложение было молчаливо не принято. ? именно в этом одна из причин – пусть не самая видимая – продолжающейся уже которые сутки голодовки.

- А если бы было иначе? – спросила я у В.Красули, – была бы возможна сегодня?няя ситуация?

- Вряд ли, - ответил он.- Ведь тогда ради спасения России мы ?ли на создание комитета общественного спасения во главе с В.П.Травовым (председателем крайисполкома). Конечно же, если бы такой комитет был создан, и пусть его совместная работа длилась бы менее суток, мы бы поверили, что что-то изменить можно. Потом на?а борьба все равно продолжилась бы, но ?ла бы она менее остро, парламентским путем.

Конечно, можно сказать, что БОГ судья всем тем, от кого зависела – скажем это прямо – политическая стабилизация обстановки в крае. Но только ли Бог судит?

II. ПОСЛЕ ТОГО

1. Как распалась команда

Эта глава – не самая луч?ая из истории демократического движения края. Команда вобщем-то распалась. Достаточно неприятно констатировать этот факт, но, видимо, возврата к про?лым единым действиям уже не будет. Уже нынче раскладка политических сил выглядит так:

- КПСС: действие приостановлено.

- ДПР: сама по себе.

- «ДемРоссия»: формально с ДПР, по сути уже без нее.

- ДПКР и РПРФ: наметился (в рамках «ДР») более тесный контакт этих двух партий.

Многие говорили, что вряд ли уместно сейчас, когда представители именно ДПР проводят голодовку, заниматься анализом. Будет время и даль?е. Но если честно говорить о событиях последних десяти дней, умолчать о расколе в демдвижении не считаю возможным.

Намечался он давно. ? вначале невооруженному взгляду был едва заметен. Разве что на пресс-конференциях ДемРоссии все пять сопредседателей отвечали на вопросы, даже если он задавался одному из них. Плюрализм – так плюрализм. Более четко это обозначилось 6 августа на собрании представителей общественности, политических организаций и движений краевого центра. Тогда представители ДПР, много сделав?ие для его проведения, в последний момент отказались в нем участвовать. Причина – неприятие боль?инством членов движения ряда требований ДПР. ? второе – тогда на собрании с инициативой поддержать Движение демократических реформ выступил Н.Баладжанц, хотя, когда этот момент обсуждали сопредседатели, он остался в мень?инстве. Сей демар? был представителем ДПР воспринят весьма негативно.

Честно сказать, относясь к демократам с симпатией, я тогда, в общем, долго раздумывала: насколько нужно писать о внутренних противоречиях демдвижения. Потом грянуло 19 августа, и всем было не до того. Демдвижение работала единым фронтом. ? казалось, что про?лые разногласия остались в про?лом. Увы!

Началось с того, что парторганизацию ДПКР не приняли в «ДемРоссию». Более общую аргументацию «Утро» уже приводило – ДПКР может стать лазейкой в девдвижение для экс-комммунистов. Частная выглядит так: к моменту проведения митинга 19 августа не было подписи Н.Марьевского, хотя в работе над документом он участие принимал. Потом, когда подпись ДПКР все-таки была поставлена, я уточняла у В.Красули: считать ли инцидент исчерпанным? Он ответил утвердительно. На собрании же этот факт всплыл снова.

Как оценивает эту историю Николай Семенович Марьевский?

- Я считал, - сказал он, - что недоразумение улажено. А на собрании ДемРоссии в выступлении Сергея ?вановича Попова крен неожиданно был сделан на формальную сторону вопроса: стояла или не стояла моя подпись на момент начала митинга? Делать на этом погоду?

То, что ДПКР не приняли в «ДемРоссию» - считаю потерей для демдвижения в целом. В борьбе за чистоту идей от «ДР» были отторгнуты люди, которым демократические идеи не менее дороги, чем активистам «Демократической России». Нам предложили вступать в индивидуальном порядке. Недоверие к ДПКР в целом, вероятно, возможно. Но ведь речь ?ла о на?ей конкретной партийной организации. Хотя позволю напомнить, что лидер ДПКР Руцкой во время путча был на баррикадах. ? ведь еще 19-го он объявил о том, что ДПКР выходит из состава КПСС. С 29 августа ДПКР носит название «Партия свободной России».

Как грубую о?ибку «ДР» оценивает сей факт и Николай Семенович Баладжанц. ?, несмотря на молодость этой партии, считает, что в Ставропольском крае демкоммунисты свою роль сыграли. По его мнению, непримиримая позиция ДПРовцев – а именно они были против – объясняется их склонностью к вопросам: чем вы занимались до семнадцатого года и служила ли ва?а бабу?ка в кавалерии Махно?

Мнение ДПР вы уже знаете.

НО это можно было бы пережить. Если бы не голодовка. Ее ставропольская организация ДПР, до того особо не заявляв?ая о своей обособленности от «ДемРоссии», объявила втайне от своих демократических собратьев. Впрочем, если не считать очень определенного высказывания В.Красули в спецвыпуске «Гражданского мира»: «Сегодня ДемРоссия агонизирует…? кому такое движение вообще нужно?» Это при том, что сам Василий Александрович оставался и остается одним из сопредседателей этого движения на Ставрополье.

- Неэтично поступили товарищи, - сказал Н.Баладжанц.

- Члены координационного Совета «ДР» ре?или это тайком, - более определенно высказал свое отно?ение Е.Бородин. – Нужна или не нужна такая форма протеста в настоящее время? Это могло обсуждаться, если такой вопрос ставился. А высказывание Красули об агонии ДемРоссии – во вред всему демократическому движению.

Представители ДПР, когда мы обсуждали эту ситуацию, апеллируют к праву партии проводить свои собственные акции без совета с коалицией. В верности этой точки зрения вряд ли можно усомниться. ?, видимо, то, что ДПР (как ни крути, нынче самая крупная из действующих на Ставрополье партий) впервые определенно заявила о политическом размежевании с другими демократами – процесс закономерный и правильный. Нормальный демократический процесс. Только сделано это было на самом деле так, что у меня боль?ие сомнения в том, что быв?ие соратники найдут когда-либо общий язык. Во всяком случае, Е.Бородин сказал – и, согласитесь, есть у него для этого все основания, - так:

- Расцениваю голодовку как акцию для поднятия популярности. Размежевание у нас произо?ло настоящее. Я уже боль?е доверять своим коллегам-демократам боль?е не смогу.

? еще один факт. 25 августа на координационном Совете ДемРоссии обсуждалась кандидатура от демдвижения на пост главы администрации края. Е.Бородин и В.Красуля набрали по одинаковому числу голосов. ?з 27 членов КС сначала было 13, потом 14. Боль?инства не набрал никто. Вопрос остался открытым.

Я лично этот факт комментировать не в состоянии.

2.Райком закрыт.

Все у?ли. Куда?

Говоря о событиях этой десятидневки, нельзя не вспомнить о событии в на?ей стране беспрецедентном – приостановлении деятельности КПСС. Но, согласитесь, удовлетворение от этого ре?ения было столь велико, что все мы маленько забыли поинтересоваться, что стало с людьми этой партии, работав?ими в аппарате.

Многие посчитали, что аппарат пересел из одних кресел в другие. ? на том дело кончилось. Действительно, часть – но совсем неболь?ая – в принципе, избавив?ись от второй должности, может удовлетворенно сказать, что нынче и ими Указ Президента России о несовмещении должностей выполнен. Но подавляющее боль?инство – это не руководители, а исполнители, технические работники, ма?инистки, ?оферы и так далее. Что с ними?

?.Болдырев.

- Мы считаем, что необходимо как можно быстрее начать передачу имущества партии Гор-, рай- и крайисполкомам. Пока не известен, правда, механизм этой передачи, но такая комиссия уже создана. Если этот процесс затянуть – могут пострадать люди, ли?ив?иеся в одночасье работы.

Первые рекомендации, которые мы получили, выглядели так: кто не был в отпуске – отпустить, кто уже в отпуске – пусть продолжает отдыхать, желающим перейти на другую работу – оказать максимальное содействие. Хотя, очевидно, что определенная часть сотрудников пока должна остаться – помочь разобраться с документами и имуществом. А сегодня (разговор происходил 28 августа – В.Л.) при?ло разъяснение Председателя Совмина России. Оно предусматривает меры по трудоустройству и социальному обеспечению всех партийных работников. В том числе выплаты компенсации в соответствии с действующим законодательством, положенной при ликвидации учреждения или организации. Пока они будут производиться из средств местного бюджета. А после размежевания средства КПСС будут возмещены Советам.

Так что люди, конкретные люди, ни в чем ущемлены не будут.

Я спросила у ?вана Сергеевича и о его отно?ении к позиции, занятой председателем Ставропольского горисполкома в дни путча, и к ситуации, сложив?ейся в Благодарненском РК КПСС (более подробно читайте об этом на 14 странице «Утра» - В.Л.) «Неправильно». – была оценка первому случаю. «Очень плохо» - второму.)

Кстати сказать, Василий Павлович Травов, с которым я говорила за сутки до этого о принятом Ставропольским горисполкомом распоряжения «в поддержку ГКЧП», оказывается, не знал. Столько дел, сказал он, столько дел…

Отступление от темы.

О связях с Президентом.

Ставропольцы всегда много говорили – а сейчас эта тема популярна особенно – о земляческих связях Болдырева и Горбачева. Нынче муссируется слух о ежедневных телефонных переговорах.

- ?ван Сергеевич, были ли у вас в эти дни какие-либо контакты с президентом?

- Нет. ?, в принципе, это определяется тем стилем общения, который у нас сложился с момента избрания меня первым секретарем крайкома. Зная, как занят Михаил Сергеевич, я звоню ему только в самых исключительных случаях. Такой порядок установился, и я думаю, что он правильный. Если Президент звонит сам – он настроен на разговор, у него есть для этого время. А сейчас он занят, как никогда рань?е.

3.Безумство храбрых!

? все-таки они голодают. Сначала их было семь. 29-го сначала 17, потом 16.Первым не выдержал 65-летний пенсионер Федор Александрович Бабин, быв?ий коммунист, сейчас член ДПР. Когда он присоединился к голодовке, я спра?ивала его: а возраст, здоровье? - «Выдюжу!» Его сердце не выдержало. Вторым свалился Василий Александрович Красуля. Свалился в прямом смысле в голодный обморок. Его увезла «скорая».

? все-таки они продолжают. Я далека от мысли видеть в такой форме протеста политические или какие-либо иные амбиции. Чтобы дойти до такого – нужно до этого дойти. Хотя у тех, кто приходит поставить подписи в поддержку требований голодающих, кто приходит просто полюбопытствовать, мнения – самые полярные. От безусловной поддержки и восхищения до столь же безусловного отрицания и осуждения.

? здесь каждый, как и участник голодовки, выбирает тот путь, который ближе к убеждениям, к совести, в конечном итоге. О самой голодовке мы уже писали и пи?ем сегодня. Мень?е о митинге, который про?ел в поддержку требований голодающих. Но я сейчас не стремлюсь пересказать десятки выступлений, которые на нем прозвучали. Хочу вспомнить только один факт. В поддержку голодающих ре?или выступить музыканты. ? вот что из этого вы?ло.

Михаил Владимирович Шеляпин, художественный руководитель рок-клуба «Надежда ЦДЮТ».

- Так получилось, что я был очевидцем того, как разворачивались события в Ленинграде. 21-го, когда стало известно о победе над путчистами, у Зимнего состоялся боль?ой концерт «Рок против танков». Он ?ел до половины третьего ночи. Мы, когда узнали о голодовке, хотели провести нечто подобное. Мы – не политики, мы – музыканты. Но это было на?е право – выступить. Вместе с нами хотели выступить еще около десяти коллективов. Даже музыканты ресторанных ансамблей собирались приехать.

Оно, конечно, могло получиться неплохо. Но необходимо для современной музыки электричество. Как привозили аппаратуру, я рассказывать не буду. А вот о том, как некто безымянный выбросил из форточки зданий крайисполкома удлинитель, вспомнить стоит. Как перетаскивали аппаратуру к библиотеке – тоже. ? как появилась начальник управления культуры крайисполкома А.Меренкова, запретив?ая сотрудникам библиотеки что-либо подключать – тоже нужно знать. Как слы?ались угрозы дать распоряжение милиции изъять аппаратуру, опечатывалось помещение студии. Честно сказать, все это напоминало ко?марный застойный сон…? все те, кто был в тот момент на площади Ленина, наверняка понимали, что еще раз сработала С?СТЕМА. ? для многих сия акция запретительства стала еще одним аргументом за то, что иначе, чем голодовкой, систему не про?ибить. Увы!

4. Куда мы придем.

Тот ли это путь? Давайте попробуем рассудить вместе. Я спра?ивала у участников голодовки: что будет, если сессия не примет ре?ение об отставке? Ответы:

- Будем голодать даль?е, до того, пока отставка не последует.

- Если России надо, чтобы подохли под этим флагом – подохнем.

Что ре?ит завтра сессия? Этого сегодня, 30 августа, еще не знает никто. Но это будет законное ре?ение нами же избранного органа. Не согла?аться или согла?аться с ним можно. Протестовать тоже. Но, наверное, протестовать демократическим законным путем. Ведь именно к этому нас призывали демократы. ? члены ДПР в том числе. Давно известно, что язык ультиматумов обречен.

? все-таки они голодают. Возможно, потому что видят единственный выход в этом.

?ван Сергеевич Болдырев видит выход в конструктивной совместной работе. С демократами тоже. Сессия крайсовета, считает он, может снять напряженность. Чтобы потом была возможность сосредоточиться на насущных проблемах. ? в первую очередь на том, что мы будем есть этой зимой. Ведь прогнозы о голоде высказывают даже самые осторожные политики.

- Выделение в про?лом году миллиона тонн хлеба на натуроплату создало относительную устойчивость в крае даже по сравнению с другими регионами юга России. В этом году, несмотря на то, что урожай получился мень?е, на натуроплату планируется выделить 1,5 миллиона тонн. Убежден в том, что это создаст определенные гарантии того, что голодать мы не будем. Вспомните, после апрельского повы?ения цен ставропольский рынок не подвергся таким резким колебаниям, как в других регионах.

?ван Сергеевич долго говорил о боль?ой, на мой взгляд, интересной программе развития народного хозяйства края. Убеждена – каким бы результатом не закончилась сессия крайсовета – она заслуживает самого серьезного внимания.

5. ? последнее.

Очень жалею, что, несмотря на объем, материал оставляет за бортом целый ряд событий, о которых хотя бы бегло не сказать нельзя. Об активней?их действиях в дни переворота Минераловодской организации ДПКР во главе с председателем постоянной комиссии по вопросам соблюдения законодательства, социалистической законности и охране общественного порядка Владимиром Геворковым. О требовании председателя Новоселицкого сельсовета и депутата райсовета республиканца Геннадия Титовского немедленно созвать сессию райсовета и дать оценку ГКЧП. О совместных и активней?их действиях демдвижения на Кавминводах. О тех людях, о деятельности которых в эти дни мы еще не успели узнать.

? о тех, кто вел себя в те дни как Виктор ?ванович Адаменко, начальник службы движения Ставропольского троллейбусного управления, отдав?ий приказ снимать и сдавать ему Указы Президента России. О них мы тоже должны знать. Нет, я не призываю к демократической охоте на ведьм. Но каждый должен за свои поступки отвечать.

Ни от кого, с кем я беседовала в эти дни, я не скрывала того, о чем буду писать сегодня.

Николай Семенович Марьевский сказал: не надо способствовать антикоммунистической истерии!

Сергей ?ванович Попов, наоборот, намекнул на генетическую связь с компартией.

А Евгений Константинович Бородин усомнился в том, что передам его осуждение голодовки.

Единственное, что могу сказать – писала этот материал предельно честно. По совести.

Валентина Лезвина.

30 августа.