МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Часы пущены

← к списку статей




Для начала неболь?ой эпизод из июня 1982 года. Я тогда работал в редакции молодежной газеты “Молодой ленинец”. На празднование традиционных дней советской литературы приехал прекрасный русский писатель Виктор Лихоносов. Договорив?ись с ним о встрече для интервью, я навестил его в скромном номере недавно введенной в строй гостиницы “Турист”.

Грустно усмехнув?ись, он рассказал о своем походе в Дом книги.

- Вот, - протянул он тощенькую в бумажном переплете книжонку “Два гусара”. – Боль?е и купить нечего.

Об этом случае я вспоминаю всякий раз, когда слы?у или читаю о гибели литературы.

 

Давайте заглянем в книжный магазин. На полках в изобилии классика, и отечественная и зарубежная, о которой лет десять назад можно было только мечтать: Джойс, Кафка, Марсель Пруст, “Мастер н Маргарита”, о которых с придыханием переговаривались в дни моей юности, уже не привлекают ничего внимания. Помню, как по спискам перед праздниками выдавали счастливчикам “Трех му?кетеров” Дюма. Сегодня ?едевры знаменитого французского романиста пачками чуть ли не на каждом книжном развале.

Четырехтомник академика Е.Тарле, Карамзин, Соловьев, Костомаров.

Вопли о заполнении российского книжного рынка исключительно поделками американской масскультуры просто разбиваются о сияющие суперобложки отечественных детективов и боевиков, потеснив?их знаменитых Чейза, Гарднера, Робинса и других.

Цены? Они не однозначны, разные. Есть и не маленькие. Но вот присмотрелся в Доме книги к томикам историка С.Соловьева. Одна книжка – семь тысяч рублей. Четыре булки хлеба. Не припомню такого в годы развитого социализма.

? вот какой вопрос приходит на  ум: где гибель культуры, литературы?

А ее нет и в помине. Есть крик отдельных, воспитанных на принципах социалистического “делания литературы” инженеров человеческих ду?, не принимающих происходящих в стране реформ.

Они привыкли ощущать себя “частью общепролетарского дела”, быть привилегированными членами Союза писателей, членство в котором гарантировало хлеб с маслом, а кому-то и с черной икоркой, независимо от таланта и спроса на их произведения. Кто неспособен был писать – выезжал по путевкам всевозможных парткомов – от центрального до районного – в трудовые коллективы, где прояснял линию партии в искусстве и за это получал свою пайку.

Нынче эти возможности исчезли, отсюда и причитания о гибли.

За этим частным фактом скрывается более глубокая подоплека на?его несчастного быта и бытия.

Если говорить о преступлениях коммунистического режима против народов России, то в один ряд со злодейским убийством царя, уничтожением религии, массовыми расстрелами и отправками в гулаги, я бы поставил моральное разложение личности россиянина.

В 1972 году Брежнев заявил о создании особой расы – “новой исторической общности – советского человека”.

Действительно, гомо советикуса вывели. ? мы еще до конца не осознали все ко?марные последствия удав?егося эксперимента по созданию этого самого “советского человека” – двуличного, вороватого, безынициативного, завистливого и безответственного.

Реформы идут тяжело. Одна из причин состоит в том, что в любом деле ощущается нехватка людей, на которых можно положиться. В политике, управлении, бизнесе, культуре, искусстве – повсюду масса дилетантов, болтунов, безответственных трепачей и хвастунов. Очень редки случаи, когда человек, сказав?ий: это будет сделано двадцатого числа в пятнадцать часов, безупречно сдержал слово. Поэтому боль?инство хоро?их начинаний просто заваливаются.

За 70 лет мы привыкли так жить, потому что за нас думали государство, партия, вождь. Мы не привыкли быть творцами своей жизни. Нам скажут – мы сделаем. Удастся – сочканем. Не удастся – схалтурим: не для себя же.

Разберем пример. Народ будоражат сообщения о коррупции, взятках, нечистоплотных аферах. Коммунисты гневно обличают “язвы нарождающегося капитализма”, обвиняют во всем демократов. Но откуда взялись эти взяточники и строители финансовых пирамид? ?х не по протекции быв?его “Народного фронта” из Америки завезли в Россию. Все они – граждане быв?его СССР. Посещали советские ?колы, давали пионерские клятвы, посещали комсомольские собрания, изучали труды основоположников научного коммунизма. Подавляющее боль?инство достиг?их сегодня определенных вер?ин в различных областях жизни людей быв?ие члены КПСС. Многие из них, в том числе и коммерческие руководители, занимали высокие партийные посты. ?  те из них, которые преступают закон, обманывают, тоже были активными строителями коммунизма. Людьми, как предполагалось, высокой нравственной закалки.

Выяснилось, что закалка эта довольно жидкая.

 ? вот нас опять убеждают: вернемся в про?лое, в социализм, где правили кристально чистые гуманисты. Но весь ныне?ний духовный разврат именно оттуда и берет начало.

?сследователи установили: ненависть и злоба составляют содержание всех социалистических учений и утопий. Ненависть к свободному человеку и злоба к тем, кто говорит людям: вы сможете жить по законам совести и разума без навязчивого присмотра государства, руководящей партии, коллектива.

Самая злобная из утопий – ленинская модель, на совести которой несколько десятков миллионов заморенных во имя коммунистического эксперимента на?их соотечественников. Но ненависть, как известно, бесплодна. Основанная на недоверии к людям власть может удерживаться только насилием и подавлением.

Коммунистическая власть может быть только тотальной, только всепроникающей, только подавляюще жестокой, об этом писал хоро?о изучив?ий русскую революцию Н.Бердяев.

Поэтому, самое стра?ное, что произойдет в случае победы коммунистов на предстоящих президентских выборах, это их попытка закрепиться во власти “всерьез и надолго”. То есть, навсегда, потому что коммунистическая идеология не принимает оппозиции в принципе, она живет за счет умерщвления других течений.

Они будут ду?ить все и вся, и прежде всего свободу частной инициативы, слова, печати, организации общественных движений и партий.

Но в на?е время это уже невозможно. Народ глотнул свободы.

Следовательно, начнутся преследования, цензура, репрессии, мятежи, рост сепаратизма, угроза гражданской войны.

Для меня слова “коммунизм” и “гражданская война” - синонимы. Недавняя инициатива коммунистической фракции в Государственной Думе об отмене Беловежских согла?ений ли?ний раз подтверждают это.

Часы пущены.

До 16 июня осталось…

Март, 1996 г.