МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

?щут вредителя

← к списку статей



Посетив?ий Ставрополье министр сельского хозяйства РФ А.Назарчук дал интервью местной газете. Оценив состояние аграрного сектора в стране с позиций коммунистической и аграрной партий, он, впрочем, не добавил чего-либо нового к тому, что нам уже известно из выступлений коммунистических лидеров.

Хотя одна мысль показалась мне свежей, путь и второй свежести. Растолковывая досужему журналисту, почему немецкое масло в на?их магазинах стоит де?евле отечественного, он бьет буржуинов не в бровь, а в глаз: “Поставки его (немецкого масла – В.К.) по ценам ниже российских – это политика, направленная на улуч?ение на?его молочного производства”.

Семьдесят лет мы жили за колючей проволокой, отделяв?ей нас от цивилизованного мира, который, как нам вну?али, только и мечтает объявить нам войну и захватить нас.

Теперь вот они спят и видят, как разорить нас. Стало понятно, какая корысть греет ду?у фермера где-нибудь в Новой Зеландии, когда он набивает трюм идущего в Россию теплохода масло: вот бы разорить колхоз “Заветы ?льича” в Арзгирском или Петровском районе. Без этого ему его проклятое масло в горло не лезет.

Разумеется, эти сатанинские планы придумали в ЦРУ.

У “Ставропольской правды” семьдесят тысяч читателей. ?нтересно, сколько на?лось доверчивых ду?, которые поверили министру? Думаю, немало.

Никто не спорит, положение в селе сложное. Впрочем, как и во всей России. Но далеко ли мы уйдем в понимании истинных причин происходящего, если будем искать ответы на трудные вопросы, полагаясь на логику краткого курса ВКП(б? Если будем искать врага там, где его заведомо нет, а, следовательно, еще глубже закапывать подлинные причины на?его бедственного положения. Кстати, одну из них назвал сам Назарчук.

“Но тут нели?не напомнить, что в 1993-1994 годах… (селу – В.К.) предоставлялась ссуда в размере 8 триллионов рублей. Однако, многие регионы… получив свои доли, направили часть их на латание бре?ей в АПК, ничего затем так и не вернув государству”. Это уже интереснее, во всяком случае, поконкретнее, чем зловещие планы ЦРУ.

Сразу в голову приходит простая мысль: а может, надо поэффективнее, более хозяйски использовать средства, а не только кричать “дай? На одном из заседаний краевой Думы я попытался выяснить, почему в про?лом году хозяйства края продавали зерно, в среднем, по 80 тысяч рублей за тоннув то время, как биржи, коммерческие структуры предлагали по 160 тысяч? Я-то, конечно, прикидывался простаком и понимал, почему. Но мне хотелось, чтобы на этот вопрос ответил кто-либо из присутствующих представителей аграрного ведомства. Например, начальник сельскохозяйственного  управления В.Гарку?а.  Но он только свирепо метал в меня молнии из-под низко опущенных бровей.

А объясняется просто: разница кладется в карман деревенского комсостава.

Быв?ие колхозники получают мизерную зарплату, но свое негодование почему-то направляют не против тех, кто, очень мягко выражаясь, довольно не по-хозяйски обходится с их общей собственностью, а против правительства, президента, реформ.

Недавно я разговаривал с А.А.Шумским, известным руководителем не менее известного хозяйства “Казьминское”. Оно и сегодня на плаву: люди работают, получают зарплату, и немалую. Недавно присоединили к себе земли вконец разорив?егося соседнего кубанского совхоза, в котором рабочие два года не получали зарплату. А у Шумского стали получать.

Почему так?

-                     Приехал я на ток быв?его совхоза, - говорит Шумский, - Какая урожайность, спра?иваю у заведующего. Семнадцать центнеров, отвечает. У меня земли рядом, похуже будут: мы собрали по 30 центнеров. Выходит, разворовали половину урожая…

Не от этой ли повсеместно разрос?ейся беды щели в карманах селян?

Воруют.

Воруют всюду.

Проще обвинять заграничного фермера и банкира, чем своего научить работать и контролировать его, да и самому не поку?аться на общее добро.

Много говорится о том, что в сложном положении оказались засу?ливые районы. Нет воды – как людям жить? Поддержание инфраструктуры во многих селах стоит колоссальных денег и обходится дороже, чем в других регионах.

Конечно, люди не виноваты, что они тут живут. Когда-то “по велению боль?евиков” в мертвые степи Арзгирского района загоняли десятки тысяч раскулаченных. Бросили в степи – выживайте, как хотите. Они цеплялись за жизнь, выжили. Рады были горстке зерна.

В нормальной ситуации никому бы и в голову не при?ло справлять новоселье в полупустыне – но про?ли годы, об этом забыли. Селяне предъявляют власти требования: обеспечьте нормальную жизнь. Во что это  обойдется, их не интересует. ? это справедливо. Но кто виноват в том, что появились такие перекосы? Почему об этом скромно помалкивает партия, ответственная за семьдесят лет истощения народных сил России?

Никто не обвиняет российского крестьянина за то, что производительность его труда в десять раз ниже, чем у западного коллеги. А рабочего за то, он за единицу времени производит добра мень?е, чем тот же американец. Но выработав мень?е продукт в стоимостном выражении, мы, тем не менее, независимо от результатов труда, любим выпить и закусить, и прибарахлиться. Не отсюда ли диспаритет цен между промы?ленной и сельскохозяйственной продукцией? (Хотя, допускаю, что есть и перекосы в регулировании, а монополизм промы?ленных производителей только добавляет мрака в этом вопросе).

По какой-то странной причине говорить об этом не принято. А жаль.

Вспоминаю десятилетней давности командировку в один из совхозов Туркменского района. Работал я тогда корреспондентом сельскохозяйственного отдела “Ставропольской правды”. ?  вот что бросилось в глаза: хозяйство, что называется, ?ло на дно. 15 миллионов рублей  долгу – деньги по тем времена немалые. “Жигуленок” стоил пять с половиной тысяч. Одним словом, в долгах как в  ?елках.  ? в то же время бросилось в глаза, что дома, в которых обитали труженики этого убого совхоза, один другого кра?е. Через двор – мотоцикл с коляской. На каждые три двора – автомобиль. Я не поленился, заглянул в сберкассу: на сберкнижках жителей боль?е десяти миллионов рублей. Почти столько же в минув?ем году снято для приобретения товаров длительного пользования, как то: телевизоры, холодильники, ковры, мебель и все такое прочее. А сколько схоронено в неучтенных кубы?ках?

Тогда я сделал запись в своем блокноте: живут не по средствам, потребляют боль?е, чем зарабатывают.

Но кто-то ведь это оплачивает?

Кто?

Не тот ли, кто списывал с колхозов и совхозов многомиллионные долги, развращая и рядовых и сельских руководителей,  тем самым, подготавливая почву для того же самого диспаритета цен, который вдруг вылез в 1999 году после вполне логичного и закономерного кру?ения этой лафы? Обвал цен в январе 1992  года – превращение в дым сбережений на сберкнижках были запланированы не в ЦРУ.

Сентябрь, 1995 года.