МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Снова здорово!

← к списку статей




Несколько дней назад краевое телевидение показало беседу тележурналиста В.Василенко с быв?им председателем крайисполкома В.Травовым.

Ставропольский зритель узнал, что Василий Павлович все эти годы хранил партийный билет и коммунистических убеждений не менял, что проводимая прежним руководством края социально-экономическая политика нуждалась ли?ь в незначительных корректировках, что люди жили с уверенностью в завтра?ний день, получая в срок квартиры и зарплату, что СССР являл собой образец дружбы народов, что возвращение коммунистов к власти после возможной победы на президентских выборах ничего плохого не принесет.

Как бы подводя закономерный итог беседе, Василий Павлович доверительно сообщил, что к нему поступают обращения с предложением выдвинуться кандидатом в будущей борьбе за губернаторское кресло, и он их обдумывает.

“Они ничего не забыли и ничему не научились” - такими словами охарактеризовал французский историк возвращение династии Бурбонов к власти после падения Наполеона.

Что “забыли” на?и вчера?ние, и те, кто занимал солидные посты, и те, кто постов не занимал, но ныне?ние реформы не принимает?

Я на?ел в архиве и прочитал “программный” доклад, с которым В.Травов выступил в марте 1990 года на первой сессии только что избранного крайсовета, когда его назначали (то есть выбирали) председателем крайисполкома. Впечатление то же, что и  ?есть лет назад “со слуха”, когда сам сидел в депутатском зале: никакими реформами здесь не пахнет. Корректировать, собственно говоря, нечего.

Спокойный, достаточно уверенный тон у быв?его руководителя края, его несуетливость оставляли впечатление правоты и покрывали как бы сумраком недосказанности вопросы, которые могли бы возникнуть у журналиста. Но не возникли.

А они есть. Например:

Если все было так замечательно, почему с середины 80-х годов и в России в целом, и в крае неуклонно сокращалось производство? Почему в конце лета 1990-го года, например, начали исчезать из магазинов знаменитые ставропольские бройлеры, а потом и куриные яйца? Как делили сигареты, наверное, многие забыли. ?ли такой вопрос:

Кто в начале 91 года повысил втрое цену на хлеб?  ? что происходило с ценами в конце того же года?

Нынче магазинные полки завалены красивыми товарами на любой вкус и бытовая техника, и электроника, и одежда, и обувь, и для детей, и для стариков, и для женщин, и для мужчин...

Конечно, эти, даже не самые качественные по западным меркам поделки пока не всем по карману. Это так. Но вот вопрос: почему на?ествия подобного ?ирпотреба не отмечалось в магазинах лет этак десять назад, когда, как уверяют нас, на?а зарплата “весила” вдвое - втрое боль?е, чем сейчас?  ?ли такое: кто ме?ал правящей коммунистической партии наладить производство всех этих микроволновок, телевизоров, “видиков”, персональных компьютеров, зонтиков, кроссовок, спортивных снарядов и так далее, да еще по доступным для пенсионеров ценам? Если мы не хотим закупать это все за границей? Почему это умеют делать не то, что в Америке, Франции, Японии, а в Тайване, Гонконге, Таиланде, Южной Корее, Китае, странах, к народам, которым еще совсем недавно мы относились как к туземцам.

Партийные руководители регионов и в прежние годы охотно наведывались за кордон. Сегодня те из них, кто стал в оппозицию реформам, боль?ие патриоты, и очень переживают об “обобранных демократами” россиянах. Но вот что интересно: где был их “патриотизм”, когда обозрев с открытым ртом чудеса американских или французских маркетов, они возвращались к родным унылым и убогим универмагам и сельпо? Почему тогда не переживали чувства обиды и унижения за отечественный рабочий класс, который в цехах и лабораториях разыгрывал в лотерею комплекты постельного белья, колготки, банки кофе, дамские сапожки...

Я, например, до сих пор так нигде и не услы?ал внятного объяснения такому факту: почему советский человек, вкалывая боль?е чем гражданин любой цивилизованной страны, получал в несколько раз мень?ую заработную плату? Обычно ссылались на войну. Вроде бы ясно, восстановление народного хозяйства, колоссальные потери. Мы верили, и как-то не обращали внимания на то, что Западная Германия понесла боль?ие людские потери, чем мы. Ее обложили громадной контрибуцией в на?у пользу. ? при этом уровень жизни ветерана войны - немца, отличается от ветерана россиянина как небо от земли. Почему?

Да что там за “бугор” заглядывать. В Ставропольском крае, например, почти не было перерабатывающей промы?ленности. Гнали в “закрома родины” э?елоны зерна, а муку не мололи. В некоторых райцентрах только недавно хлеб выпекать научились.

В несколько раз выгоднее вывозить из края масло, чем семена подсолнечника - но только в последние три года начали энергично строить в крае маслоэкстрационные заводы.

Ставропольский природный газ по трубам доходил до Москвы, а ставропольские села сидели на угле и дровах. ? только за три последние года газифицировано сельских населенных пунктов боль?е, чем за все годы советской власти.

?з ставропольских недр выкачивали до 8-9 миллионов тонн нефти в год, а мазут, солярку, бензин закупали на стороне. ? опять же только при ныне?нем “режиме” взялись строить завод по переработке нефти, который принесет в краевой бюджет десятки миллиардов рублей. Что ме?ало делать все это в годы “роста и благополучия?

Это, так сказать, местный ?трих к спору с теми, кто вздыхает по общенародной собственности и всеобщей справедливости, меру которой определяет райком партии.

Они ничего не поняли тогда, поэтому ничего не понимают и сегодня. Не понимают до сих пор, что это именно они развалили СССР, истощили экономику страны, подорвали физическое и моральное здоровье народа, и почти разру?или государственность, которую в муках собирает Ельцин.

У правящей партноменклатуры (за редкими исключениями Ельцин, Бразаускас) не хватило ни ?ироты взгляда, ни чувства ответственности, чтобы возглавить назрев?ие реформы. Шесть лет Горбачев топтался на месте, пытаясь вооду?евить однопартийцев на более энергичные телодвижения. К сожалению, даль?е путча 19 августа 1991 года их воображение не по?ло. Этой выходкой они бросили страну в пучину хаоса и безвластия, из которого ее вытаскивает Ельцин.

Сегодня глубже осознается драматизм событий пятилетней давности. ? в центре и кое-где на местах в 1991 году во властные структуры вынужденно ворвались дилетанты энтузиасты из демократов. Они сгорали, делая зачастую непрофессионально и неумело то, что обязан был сделать мощный, опытный аппарат КПСС. По логике должно было быть так: отпустив цены, обесценив вклады пенсионеров, расчистив место для прихода второй волны реформаторов из числа рыночников-либералов, партноменклатура, исчерпав остатки былого влияния и оставив России надежду на социал-демократический дрейф, должна была сойти с исторической арены с чувством исполненного долга. Но вместо этого вся черновая и неблагодарная работа была свалена на неокреп?ую демократию, на харизму Президента Ельцина, на наивных романтиков из демократического стана.

Вместе с демократами в горнило неподготовленных, но неизбежных реформ были бро?ены и не имев?ие опыта политической работы руководители крупных предприятий, исполнительной власти, которым выпало возглавить новую исполнительную власть на местах. Набивая синяки и ?и?ки, налаживая связи, обучаясь на ходу приемам политического искусства, они приняли на себя удар обвальной приватизации, либерализации цен, проклятия в одночасье обнищав?его народа, ропот директорского корпуса. ?м удалось удержать и стабилизировать ситуацию. Вместе с Б.Н.Ельциным сегодня гарантом реформ стал Совет Федерации, ядро которого составляют прагматичные губернаторы. За несколько лет они проделали колоссальную эволюцию: каждодневная практическая работа сделала их активными сторонниками экономических реформ, частной собственности, демократических институтов. ? то, что сегодня исполнительная вертикаль власти, возглавляют которую преимущественно вчера?ние руководители второго, третьего э?елона быв?их структур, в основном, поддерживает Ельцина, и не только “по службе”, но и “по ду?е”, что в преддверии президентских выборов наметился союз представителей – пусть и не всего демократического движения и “служилого люда”, союх профессиональных управленцев и демократов-реформаторов,  говорит о том, что реформы в России пустили глубокие корни.

Часто приходится слы?ать о непрофессионализме, некомпетентности демократической компоненты ныне?ней власти. Слов нет, гуманитарии и научные работники, оказав?иеся в высоких креслах в обвальном 91 году, многого не знали, многому не успели научиться, наломали дров. Но ведь справедливости ради надо вспомнить, что в девяностом году лидеры демократического движения ставили своей стратегической целью быть в оппозиции проводящей реформы КПСС, делать их вместе с прогрессивным крылом компартии, общественным давлением побуждать ее на более радикальные начинания. Не демократы нару?или баланс сил в обществе. Неподготовленные люди вставали к управленческим рычагам исключительно потому, что те, кто умел управлять государством, пустили его под откос.  ? коммунистическая партия оказалась в выс?ей степени непрофессиональным руководителем страны прежде всего потому, что ничего не сделала для воспитания своего преемника.

Куда же они снова хотят нас вести? �? на каком основании?

Май, 1996 г.