МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Губернатор, который гуляет сам по себе

← к списку статей




По газетам про?елестело сообщение о том, что губернатор Ставропольского края Александр Черногоров улуч?ил свои жилищно-бытовые условия, став обладателем одиннадцатикомнатной квартиры в престижном доме, построенном “Межкомбанком”. Теперь у него появилась идеальная возможность отре?аться от мирской суеты, чтобы, отдохнув ду?ою и телом, сосредоточиться на вопросах управления краем.

Рядовой, ничем не примечательный факт из жизни типичного российского регионального руководителя. Мы давно привыкли к тому, что какие бы житейские бури не сотрясали родное отечество, на?их слуг народа всегда отличало одно качество: в любых условиях они умели хоро?о обустроиться, жить с размахом, с заботой не только о себе, но и своих потомках. Взять хотя бы тех же депутатов Государственной Думы РФ. Экономика страны во?ла в клинч, на карту поставлена судьба не то что каких-то там не всем даже понятных реформ, а самой России, а они неспе?но обсуждают и принимают закон, который дает им дополнительные гарантии и привилегии, рас?иряет круг благ, которыми они пользуются.

Пи?у не для того, чтобы позлорадствовать или позавидовать. Взяться за перо меня побудила публикация в “Вечернем Ставрополе”, которая, на первый взгляд, никакого отно?ения к новоселью губернатора не имеет. А именно: 23 мая была перепечатана из “Российской газеты” боль?ая статья уважаемой мною журналистки Людмилы Бельдюгиной под названием “Партия сказала “Надо!” - губернатор ответил “Нет!” Автор статьи похвально отзывается о на?ем молодом губернаторе, который отказывается мар?ировать под диктовку родной коммунистической партии, из недр которой он, кстати, произрос как региональный политик, и настолько отбился от рук партбоссов, что норовит по каждому вопрос - особенно кадровому и финансовому, - иметь собственное мнение. Досталось в этой публикации и мне, потому что накануне я имел неосторожность публично высказаться по поводу дистанциирования губернатора от ре?ений местной партийной организации. Только я не хвалил его за это, хотя мое демократическое сердце вроде бы должно было ликовать от принародного посрамления местных коммунистов. Я высказал мнение, что это плохо, когда политические лидеры во время выборной кампании говорят одно, а обосновались в руководящем кресле, забывают напрочь о своих обещаниях “идеологически за?оренным” массам, которые привели их к персональным автомобилям и должностным надбавкам.

Демонстративная смена идеологических приоритетов, открещивание от лозунгов, которые собирали на митинги тысячи сторонников, очень опасны. ? не только для губернатора, за которого обманутые единомы?ленники скорее всего боль?е голосовать не будут. Опасно это для всех нас, для политической системы в целом, потому что люди перестают вообще верить в какие-то демократические ценности, идеалы, порядочность партийных лидеров. Цинизм властей с умноженной силой воспроизводится в народе. Вот почему рядовые граждане становятся легкой добычей так называемой “третьей силы”, представители которой вопят на всех перекрестках: вот видите, все вас обманывают, не верьте никому... Кроме нас, разумеется. Разочарование и в демократических, и коммунистических проектах организации на?ей жизни неизбежно выдвигает на авансцену национал-фа?истов. Тех, которые ничего не обещают, кроме разве что разобраться и с первыми, и со вторыми. Пример проявления массового интереса к профа?истской РНЕ в одном из колхозов Андроповского района на?его края луч?ее тому свидетельство.

Назвался груздем, полезай в кузовок. Губернатор, по-моему, просто обязан реализовывать те программные установки, с которыми ?ел на выборы, и которые обеспечили ему победу. ? пусть лукавые московские чиновники льстиво на?ептывают на ухо: плюнь на них ортодоксов, ты - молодой, умный, перспективный, види?ь, в двадцатку самых рейтинговых попал, а они - ретрограды, вчера?ние. А мы тебе трансфертик подбросим, деньжат на пенсии подо?лем...

Конечно, не надо быть упертым и дубинноголовым и во всем послу?ным. Но не согласен - убеждай политических коллег в своей правоте. В конце концов, ты губернатор, лидер, у тебя мощные козыри. Организуй в том же крайкоме свою фракцию, оппозицию, обращайся напрямую к своим сторонникам в партии, доказывай, спорь, борись политическими методами. Но демонстрировать своими действиями “плевать я на вас хотел” - это уже оскорбление не только партийной организации, но и всем нормальным гражданам.

Победив?ий на выборах политический руководитель просто не может не быть подотчетным той политической силе, которая вознесла его. Он должен состоять под ее открытым и гласным контролем. Потому что если он не будет зависим от своих соратников и единомы?ленников, которые вместе с ним будут нести хотя бы моральную ответственность за положение дел в крае, он окажется зависимым от никому не известных, скрытых от избирателей, депутатов и журналистов личностей, которые будут выдавать ему рекомендации в саунах и других удаленных от глаз рядового гражданина местах. ? ни о какой совместной ответственности, отчетности не может быть и речи. Такая форма взаимоотно?ений с сильными мира сего во всем мире называется мафией.

Сегодня губернатор демонстрирует свою независимость от местной организации КПРФ.

Продемократически, скажем так, настроенные газеты торжественно раздувают всякий идущий вразрез с “линией партии” чих губернатора, видя в этом добрый знак.

Коммунистическая пресса обиженно поджимает губы, отделываясь намеками. Но ?ила в ме?ке не утаи?ь: информацию о жилищно-бытовом обеспечении губернатора я почерпнул не где-нибудь, а в органе компартии газете “Родина”.

Во время про?лых выборов Черногоров, опираясь на коммунистический электорат, сумел победить, потому что сложил о себе мнение, как о фигуре отличной от замарав?ихся в малопривлекательных делах про?лых руководителей. Однако жизнь показывает иное: ныне?ний губернатор Александр Черногоров слеплен из того же теста, что и его пред?ественники. Оглядев?ись на своем новом посту, он автоматически начал действовать как завзятый номенклатурщик: ре?ать свои личные вопросы, догонять тех, кто обогнал его на ниве прихватывания госсобственности.

�?скренне разделяющая коммунистическую платформу часть избирателей это чувствует. Местная организация КПРФ пытается удержать Черногорова на позициях предвыборных обещаний. Прежде всего, моральных. Среди них были обещания борьбы не на жизнь, а на смерть коррупции, взяточничеству, кумовству. Чего в повседневной деятельности губернатора пока, увы, не наблюдается. Отсюда постоянные наскоки единомы?ленников на Черногорова на пленумах по поводу, например, кадровых ре?ений, которые бросают тень на всю партийную организацию. Отсюда стремление привлечь его внимание к коррупции, а также к такой деликатной теме, как личная скромность руководителя. Думаю, если бы компартия имела реальное влияние на губернатора, она не позволила бы ему вселяться (по крайней мере, сейчас) в эти ?икарные апартаменты и затевать строительство коттеджа на родине родителей. Губернатор ко всему прочему еще и лидер, знамя движения, и обязан об этом помнить.

Но это, к сожалению, беда не только местного мас?таба. Сегодня всем ясно, что одна из причин провала реформ в России, о?ибок и глупостей, ме?ками сыплющихся из Кремля, состоит в том, что за спиной Президента не стоит мощное политическое движение, которое ему помогало бы и одновременно его контролировало. Не захотел он делиться властью ни с кем. Мы с ним согласились. ? вот расхлебываем.

Сентябрь, 1998 г.