МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

О друзьях и врагах русского народа

← к списку статей




Ответ патриоту

Как видите, редакция исполнила ва?у просьбу - письмо передано “демократу Красуле”. Я внимательно его прочитал и понял, что у вас очень серьезные ко мне претензии. Вы семь раз употребили мою фамилию. Но, честно признаюсь, я так и не понял, в чем вы обвиняете конкретно меня и с чего вы взяли, что я не желаю добра русскому народу. Ни одного факта, подтверждающего ва?и обвинения, в письме я не обнаружил.

Пользуясь возможностью, любезно предоставленной мне редакцией “Ставропольских губернских ведомостей”, хотел бы высказать свою точку зрения и вместе с вами поразмы?лять над вопросами, которую меня волнуют не мень?е вас.

Начнем с того, что я тоже русский человек. ? мать, и отец - оба по отчеству ?вановичи, родом из российской  глубинки. Среди предков моих были крестьяне, и бедные и то, что называли кулаками, дед работал первым председателя колхоза в своей деревне, был директором МТС, отец тридцать лет отдал армии, воевал, защищал Отечество. То, что происходит сегодня с Россией, беспокоит меня не мень?е, чем любого партиота.

Есть ли проблемы во взаимоотно?ениях русских с представителями других народов? Безусловно. Есть проблемы, которые ставят под сомнение ту “неру?имую дружбу народов”, которую любили воспевать советские идеологи и которая оказалась мифом. Причем часть этих проблем создаем мы сами, русские.

Вот, например, вы пи?ете: “Что плохого сделали русские люди тем же чеченцам, грузинам, казахам, ингу?ам, дагестанцам?... Мы создали для них экономику, построили города, заводы, фабрики, ?колы...” Так и хочется добавить: а они наплевали на все это и не чтят “стар?его брата”. Не кажется ли вам, что уже в самом таком подходе скрывается зароды? того самого ?овинизма  и расизма, которые вы с негодованием отвергаете?  А ведь  такой взгляд достаточно распространен между нами, что скрывать.

Но с чего мы взяли, что строя эти самые заводы и фабрики, мы осчастливили всех и все обязаны по гроб нам?  ? почему  мы уверены, что все это делалось исключительно из гуманных и братских побуждений? Мне представляется, что все обстояло совсем не так, потому что боль?евикам вообще не была свойственна любовь ни к народам, ни к отдельным людям. Коммунисты готовились то к мировой революции, то к войне, проводили индустриализацию страны,  чтобы изготавливать танки, пу?ки, самолеты, автоматы, ракеты. ?м нужна была нефть - поэтому  отстраивали Баку и Грозный. Нужен был хлопок для пороха и гимнастерок - они с помощью местных властей  загнали в хлопковые резервации весь Узбекистан. ? так далее. Коммунистическая власть высасывала силы из русского народа без всякой для него пользы. Но причем здесь малые народы? Грабили ведь и эксплуатировали одинаково и русских, и туркмен или калмыков. Хотя вместо того, чтобы поднимать целину в Казахстане, надо было озаботиться развитием деревни в сердце России - в Рязани, Калуге, Туле, Владимире. Они сегодня загнивают не по вине азербайджанцев.

Вы задаете  вопрос: что плохого им сделали русские? Но ведь что-то и сделали. Во время войны сотни тысяч чеченцев, ингу?ей, карачаевцев и представителей других народов под дулами автоматов  были как скоты загружены в товарные вагоны и вывезены в суровые казахстанские степи. Чуть ли третья часть репрессированных умерли по дороге или в изгнании. Это сделали коммунисты руками рядовых русских. Согласитесь, что этот факт не добавляет теплоты во взаимоотно?ения между народами.

Не поймите меня превратно. Я вовсе не за то, чтобы посыпать голову пеплом и каяться. Что было, то было, и мы никому ничего не должны. Но не учитывать этот фактор в политике нельзя.

Вы говорите о том, что нацмень?инства “правят бал” в Москве. Думаю, в столице хватает бандитов всех национальностей, в том числе и русских. Но не будем о Москве, она далеко. Как с этим у нас в крае? Отовсюду только и слы?и?ь, что чуть ли не все преступления у нас совер?аются “лицами кавказской национальности”. Я как-то проверил статистику: ничего подобного. 85 процентов населения края – русские. В полном соответствии с этой цифрой – примерно 85 процентов всех преступлений – совер?ают русские. В каждом народе есть свои негодяи, но боль?инство – нормальные люди. Откуда же такое предвзятое отно?ение к представителям других народов? На общественное мнение оказывает воздействие то, что можно было бы назвать оптическим обманом. Скажем, если изнасилует русский, это вроде как бы нормально, никуда не дене?ься, подонок он и есть подонок. А вот если чеченец – это воспринимается как что-то из ряда вон выходящее, вся деревня выйдет. А ведь у преступника нет национальности.

Полностью с вами согласен: свою нацию надо защищать. Вопрос в другом: от кого? как это делать? Какими способами? ? вообще, что понимать под самим словом “защита"? Я не принимаю программу Барка?ова не потому, что не хочу защищать русских, а потому что, во-первых, вижу врагов русского народа совсем не там, где их видит РНЕ, и, во-вторых, потому что те методы, которыми барка?овцы собираются защитить русских, по моему глубокому убеждению, ставят под угрозу само существование русского народа.

Предположим, имеется в виду вне?ний противник. Да. На свете немало желающих покуситься на на?и недра. Но чтобы хитроумные соседи не залезали в на?и огороды, способ один: содержать сильную, боеспособную армию. Надо обеспечить ее современным  оружием, подготовить необходимое количество солдат и офицеров, хоро?о экипировать их. Но крепкую армию может содержать только мощная экономика, опирающаяся на передовые технологии. Можем ли это мы себе позволить? Пока средний детский сад в Америке или Японии будет луч?е оснащен компьютерами, чем на?е военное училище, едва ли.

Жизнь показала, что социалистический  способ производства, основанный на общенародной, государственной собственности, разваливает экономику. Он менее эффективен, чем рыночная экономика, опирающаяся на частную собственность, свободное предпринимательство, свободных граждан, живущих в правовом государстве. Не построим такую экономику - рано или поздно у нас отнимут те богатства, которые мы окажемся не в силах защитить. ?стория  не ?утит и не прощает тем народам, которые остановились в развитии, охваченные чванливой спесью собственного превосходства. 

Столь нелюбимые вами демократы потому и бились за рыночные реформы, что успе?ное проведение реформ - единственный способ спасения российского государства. Другое дело, что реформы идут плохо, что кругом воровство и взяточничество, что много головотяпства. Но это тема отдельного разговора.

Другого способа защитить русского человека, кроме как сделать так, чтобы он был свободным гражданином  правового государства,  нет.

Меня тревожит то, что несмотря на все уроки, которые преподнесла история, в том числе и на?ему народу, простая как кулак идея “А вот мы им покажем! А вот заставим уважать себя!” пользуется популярностью. Но давайте посмотрим, что получается из этого на деле.

Возьмем, к примеру, Чечню. Когда в конце 1994 года затеивалась войсковая провокация, перерос?ая в войну, главный мотив силовиков, набрав?их вес в правительстве, был самый что ни на есть патриотичный: защитить русских  в Чечне. Двинули танки, подняли в воздух эскадрильи ?турмовиков. ? что вы?ло? Убито около ста тысяч человек. Причем, боль?инство из них - именно русские. Хоро?о защитили. В 1989 году сторонники  силовых ре?ений использовали армию в Тбилиси - и Грузия стала одним из первых государств, вы?ед?их из СССР. В январе 1990 года ввели войска в Баку - и вот уже сегодня Азербайджан утерян для России.

В январе 1991 года любители порядка приказали ?турмовать телеба?ню в Вильнюсе. Сегодня все прибалтийские республики  выстроились в очередь на вступление в НАТО. Пусть мне ответят “защитники русского народа”, как все это отразилось на геостратегических позициях России, о которых они так пекутся на словах. Кто-то наивно думает, что можно силой заставить дружить и уважать себя. Десять лет назад мне довелось в составе ставропольской делегации посетить город-побратим Пазарджик. Всем известна теплота, с какой болгары всегда относились к русским. Расточали внимание и нам. Но так случилось, что к концу на?его визита в городе появилась группа из ФРГ. ? о нас, как ни прискорбно это говорить, почти забыли. Мы на своей ?куре прочувствовали суть поговорки “много званных, да мало желанных”. Стало ясно, кто дороже на?им гостеприимным хозяевам. Почему? С какой стати братья-славяне возлюбили тевтонов, которые доставили им немало гадостей в самой недавней истории? Потому что у немцев были марки и доллары. Потому что они приехали из богатого и процветающего государства. Потому что они могли что-то дать. В отличие от нас, богатых разве что тостами о дружбе навек. ? так будет всегда, пока у нас гуманитарная помощь будет разворовываться еще до того, как вагон дойдет до места назначения, а выделенные тран?и международной помощи будут исчезать в направлении, недоступном даже ЦРУ и ФСБ.

Какое все это имеет отно?ение к программе Барка?ова, которую вы поддерживаете и его стремлении возвысить русского человека, спросите вы. Самое прямое.  Почитайте статьи лидеров националистического движения. Все они пронизаны одной мыслью: у России особое предназначение. Россия призвана спасти мир, погряз?ий в скверне. Все зло от западной культуры и прежде всего американской, и Россия ей противостоит. ?менно поэтому весь западный, цивилизованный мир ненавидит русских и желает им всяческих гадостей. А коль так, то все - враги. ? самые первые - евреи, которые просочились во все поры на?его государства и выполняют тайные инструкции по развалу российского государства. ?м помогают всяческие там инородцы, которые тоже Россию ненавидят, потому что мы - народ-богоносец, а им завидно. В чем же выход? А в том, говорят националисты, чтобы объединиться против всего подлого мира. Для начала изгнать всех инородцев из России, со всех руководящих постов, а потом и вообще со всеми разобраться. Поэтому они устраивают военно-спортивные лагеря, учат молодежь стрелять, накачивают бицепсы наивным подросткам. Если это не фа?изм, то что такое фа?изм? ? самураи, и арийцы, преисполненные чувством собственного превосходства и особого долга перед историей, уже приходили к власти в своих государствах. Много ли добра они принесли японскому и немецкому народу? Неужели кто-то хочет, чтобы такая же участь постигла и Россию? Допускаю, что такие люди есть. Но с какой стати я должен называть их патриотами и защитниками русского народа? Совсем наоборот, именно они в моих глазах самые злей?ие враги русского человека, потому что замы?ляют пожар в его доме.

Ноябрь, 1998 г.