МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Сага про обиду за \

← к списку статей




Упав?ие на Багдад американские “Томагавки” рико?етом ударили по “державной гордости” российского истебли?мента. Политическая верху?ка всполо?илась и явила миру единоду?ие, какого у нас давненько не видывали. Как же, уязвили великую державу! Не поставили в известность! Не посоветовались!

? в самом деле, как же это так союзники опло?али и поленились почерпнуть из неистощимых кладезей московской премудрости. У на?их политиков, как всем известно, ума палата, и всегда наготове куча советов на все случаи жизни. Чего-чего, а уж подучить, как надо жить, мы умеем.

Правда, если оглянуться на собственное государство, которым эти мужи достойно управляют....

А что, собственно говоря, происходит в родных пенатах, если отвлечься от пределов Садового кольца? Так, ничего особенного. Разве что в десятке-другом городов граждане осваивают забытые со времен гражданской войны “буржуйки” и потихоньку вымерзают в неотапливаемых квартирах, натопить которые государственной мощи не хватает.

На?и “исконно русские” северные окраины учатся жить без мазута и продовольствия, и населяющие их аборигены подумывают, кому бы то ли в плен сдаться, то ли продаться. ? очень завидуют при этом поселенцам Южных Курил: тех вроде бы японцы пригрели.

Учителя по полгода не получают заработную плату в кассе “могучей державы” и начинают потихоньку умирать во время голодовок. Неиску?енный потомок, наткнув?ись в несторовской “Повести временных лет” на фразу “погиб, аки обры”, скорее всего, ре?ит, что летописец запечатлел последние дни вымирающего племени “образованцев”.

С крестьянами государство обходится как печенеги с древлянами или кривичами. Не столь обильные плоды полей и худосочные дары ферм ссыпает-таки и сгружает в необъятные свои закрома, а расплачиваться не поспе?ает.

Дряхлеющий президент, забыв?ий, что он в некотором роде уже не член Политбюро и даже не секретарь обкома, подписывает нетвердой рукой незаконный указ о смещении законно избранного мэра Владивостока, в то время как гражданин Черепков, являя собой образец доблести, подобно спартанскому царю Леониду при Фермопилах, загромоздил офисной мебелью вход в мэрию и стоически держит осаду.

Да, не забыть про танк, который в полной боевой выкладке в знак протеста выкатил на площадь губернского города, выразив полней?ий пиетет Верховному Главнокомандующему. Слава Богу, пока еще не до?ло до пикирующих бомбардировщиков или всплывающей из глубин Сенгилеевского водохранилища атомной подводной лодки.

Конечно, на фоне подобных примеров государственной мудрости не иначе как верхом управленческого гения представляются периодические экзекуции, которые Президент устраивает своей администрации и правительству. Взять одно только публичное изгнание Черномырдина из Белого дома в марте этого года. Что может сравниться по глубине замысла и изяществу исполнения с этим актом государственного творчества? Разве что столь же ?умное и торжественное возвращение Виктора Степановича в им же нагретое премьерское кресло не более, чем через пять месяцев. Конечно, боль?ое видится на расстоянии. Пяти месяцев хватило Борису Николаевичу, чтобы по достоинству оценить невосполнимость утраты и разглядеть в косноязычном “тяжеловесе” - держателе акций “Газпрома” спасителя России, Минина и Пожарского в одном лице.

Поэтому очень неправильно поступили американцы и англичане, не обратив?ись за советом к на?им государственным мудрецам. Тем более, что по части бомбардировок они толк знают. Даром что ли разбомбили свой же город Грозный, накрыв при этом могильной плитой сто тысяч собственных граждан. Так что подсказали бы, что и как. Только спросите.

Одним словом, обидно за державу. Тем более, что держава великая, а народ, населяющий ее, вполне соответственный - тоже великий. ?  мужи на?и государственные великие. Все, начиная с сельской администрации до Президента, премьера и спикера великие, очень великие и величай?ие.

Возьмем Государственную Думу, так она просто цвет ума. Пять лет напрягая извилины над Земельным Кодексом, крестьянина заделала самым что ни на есть полным хозяином земли. Таких хозяев просто на свете не бывает. Но при одном условии: земля - не его собственность, и ему не принадлежит.

?з года в год на?и думские умственные богатыри накачивали бюджет умеренно разреженным воздухом, впихивая в него свои пожелания и забывая из любви к народу уравновесить статьи расходов статьями доходов. Чего им там какие-то экономические законы и монетаристские измы?ления! Они руководствовались исключительно велением сердца, которое у боль?инства депутатов бьется, как известно там, где хранится красненький партбилет с очень знакомым профилем. Спра?ивайте теперь с Кириенко за 17 августа....

Правда, могли бы посоветоваться с региональными лидерами. Но тем не до американцев с ихними Моникой и Багдадом. Они очень заняты. Одни, те, которые тянут на “красный пояс”, озабочены укреплением ячеек компартии. ?ли же, по примеру на?их краснодарских соседей,  ?ныряют по свинофермам, прислу?иваясь к свинячьему хрюканью: как насчет буквы “р"? ?щут в навозе костлявую руку жидо-масонов. Другие же, те, которых когда-то по недоразумению обозвали “демократическими”, поднимают на ноги собственную массовку. Чтобы было “как в кепке”. Сопя и урча, они поучаствовали в дележке государственной собственности, нагрели любимый народ, не забыв, естественно, о себе и своей родне. Сегодня они созрели для политической борьбы за свое будущее и двинулись сооружать политические подпорки в лице всяких там “Отечеств” и прочих  ?умящих-топающих-хлопающих массовидно-подобных образований с претензией на политическую организацию. В на?ем крае, например, уже испечено два “Отечества”, и которое из них роднее народу, пока не ясно. Одним словом, толковать с местными лидерами о Персидском заливе и Багдаде дело тоже зря?ное.

Вот так мы живем, очень обижаясь за державу. Вообще, надо сказать, что перманентная обида за державу стала содержанием жизни целых групп и слоев населения, особенно тех, кто на политическом виду.

Как не понять того же Билла Клинтона, который, скажем, на возможный вопрос Тони Блэера “А что, Билли, не посоветоваться ли нам с....”, изумленно посмотрел на своего коллегу по НАТО и многозначительно повертел указательным пальцем правой руки у правого же виска.

Впрочем, вспомнив одну древнюю сентенцию, посоветоваться можно было.

“Внимательно выслу?ай женщину и сделай наоборот” - рекомендовал мудрец. Если вместо слова “женщина” поставить. Например, Ельцин, Зюганов, Селезнев, российское правительство и так далее, то это назидание вполне подходит к на?ему случаю.

Как ни прискорбно, а следует признать, что прав был поэт, сказав: “Печально я гляжу на на?е поколенье”.

Рука тянется вписать еще одно слово: “поколенье политиков”.

Глаза бы мои вас не видели.

Декабрь 1998 г.