МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Знак ГКО на груди у него

← к списку статей




После известных событий 17 августа высказано много суждений о том, что произо?ло. ? с экономикой в целом, и с нами всеми, в частности.

При этом, на мой взгляд, оценки, которые звучали и в прессе, и в публичных, и частных обсуждениях как-то очень уж тенденциозно трактовали случив?ееся. Возьмем такого главного фигуранта всех статей и дебатов как ГКО и девальвация рубля. Очень много было сказано о пирамидах ГКО, о том, что завы?енный курс рубля был выгоден узким группам людей. Досталось и правительству, и банкирам, и предпринимателям, короче, всем, кто в на?ем представлении был заинтересован в этих самых ГКО, кто выигрывал от заниженного курса доллара и кто, по абсолютно единоду?ному убеждению, хоро?о на этом нагрел руки исключительно за на? счет.

Между тем здесь не все так просто и однозначно, как представляется.

То, что некоторые на?и сограждане нажились на этом, и очень даже хоро?о, никто отрицать не сможет. ? это плохо.

Но почему-то никто не говорит о том, что от этих самых ГКО, от тех долларовых инъекций, которые государство производило, поддерживая курс рубля, что-то перепало и всем нам. Я даже думаю, что если выразить общую сумму в деньгах, то отдельные граждане чиновники, нувори?и, в целом получили намного мень?е, чем все мы. Другое дело, что каждому из нас досталось мень?е.

Что я имею в виду?

В 1991 году примитивный компьютер стоил 60 тысяч рублей - пять “Жигулей”. Поэтому о программе спло?ной компьютеризации мы говорили как о событии столь же вероятном, как и при?ествие коммунизма. Между тем до середины августа 1999 года любой гражданин мог купить персональный компьютер по вполне доступной цене, накопив за год нужную сумму. ?, насколько мне известно, тысячи и тысячи, если не миллионы россиян купили таки себе компьютеры. ? телевизоры, и видеомагнитофоны, и принтеры, и видеокамеры, и множительную технику... ? массу других дорогих вещей, о которых они прежде мечтать не смели. Причем, не просто забавных игру?ек или предметов быта и роско?и мебель, одежда, иномарки, а предметов, которые необходимы им для дела, для профессиональной деятельности. В некотором роде, все мы “значкисты ГКО”.

Сегодня, после дефолта, после того как государство перестало держать курс рубля и цены взметнулись вдвое-втрое, вряд ли так массово будет покупаться импортная электронная техника. Одним словом, благодаря массовым вливаниям центрального банка многие из нас могли приобщиться к цивилизованному миру. Что-то купить, съездить за границу - и это сделали десятки тысяч ставропольцев. В конце концов, даже пресловутые “ножки Бу?а”, которые так выручали многих малоимущих ставропольцев, потому и были по карману каждому, что покупались только за счет поддержки курса доллара и в каком-то смысле за счет заимствований у на?его же будущего. А сколько таких товаров массового потребления, включая и питание, были переварены Россией за последние пять лет?

Да, Россия брала в долг. Но говорить так, будто этот долг был целиком проглочен группой магнатов и коррумпированных чиновников - боль?ая неправда. В каком-то смысле это цена, заплаченная на?им обществом за то, чтобы увидеть, как живут “там”. Не все смогли съездить в Америку или в Германию. Но благодаря либеральной политике, которая проводилась последние годы, эти страны, точнее экономические представители этих стран, - товары и услуги  ?агнули в Россию. Мы все как будто съездили в деловую, коммерческую, учебную командировку в страны развитого рынка. Нам теперь есть с чем сравнить.

Можно говорить о том, что это часть той цены, которую мы должны заплатить за выход из тоталитаризма в нормальное общество.

Декабрь, 1998 г.