МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Ну почему мы такие бедные

← к списку статей




Учение Маркса всесильно, потому что оно верно. ? наоборот.

Учение Маркса верно, потому что оно всесильно.

Масло масляное, а повторение мать учения.

Наверное, для того, чтобы убедить самих себя, коммунисты любят повторять одно и то же. При любых обстоятельствах и при любой погоде.

Например, о социалистических завоеваниях и преимуществах социализма. На митинге в Ставрополе 7 ноября первый секретарь крайкома КПРФ Ю.Бурлуцкий, подводя итоги первых восьми десятков лет новой эры, проведенных на?ей страной при полном и безоговорочном торжестве марксистко-ленинского учения, так и заявил: жизнь убедительно доказала преимущества социалистического образа жизни.

Доказала, и точка. А кто не верит, пусть проверит.

Мне довелось проверить на личном опыте. Три года назад в составе ставропольской делегации, которую возглавлял, я попал в дружественный Штат Айова. То есть, в цитадель капитализма, в Америку. ? хотя для себя насчет преимуществ и исторической борьбы двух систем все уже ре?ил, сделано это было, однако, все-таки теоретически, из книг и сопоставлений, из рассказов людей, которые могли сравнить. ? вот представилась возможность увидеть своими глазами и потрогать собственными руками.

Думаю, любой железный ленинец, побывав в развитой капиталистической стране, и, прежде всего в США, по возвращении на Родину, если он, конечно, честный человек, должен сдать свой партбилет лично товарищу Зюганову. Ну, на худой конец, Бурлуцкому или Черногорову.

Хотел бы рассказать об одном эпизоде.

Поскольку делегация состояла из врачей, нас знакомили преимущественно с деятельностью этой категории населения. Как-то вечером нас пригласили заехать в гости к одному врачу.

Мы, семеро ставропольцев, прибыли.

Пока хозяин колдовал в помещении, которое у нас называется кухней, мы обо?ли дом.

Дом оказался немаленьким: я насчитал... тридцать две комнаты.

Да, уважаемый читатель, именно тридцать две комнаты, одна к одной. Причем, все комнаты были обставлены. Мебель, электроника, бытовая техника, картины на стенах, ковры. Две или три комнаты были оснащены гимнастическими снарядами. Все это мы выясняли с дото?ностью экскурсантов Эрмитажа, бродя по комнатам как получумные привидения, ?ироко разинув рты и проглотив языки. Добавлю, что дом укра?али колонны, а в том помещении, которое можно было бы назвать прихожей, стояли два роско?ных ?кафа, как в музее, в которых на многочисленных полочках были выставлены резные изделия из слоновой кости, которые сами собой представляли огромную ценность. Добавлю гараж на три ма?ины, и по словам коллег врача, хозяин располагал еще и более чем приличной суммой на счете в банке. Одним словом, несмотря на то, что его не обласкала вниманием коммунистическая партия, человек более-менее уверенно смотрел в свое будущее.

Гид-переводчик, видя на?е изумление, сообщил, что дом этот далеко не самый богатый и замечательный в городе. Так, немножко получ?е среднего.

Но потрясло меня не это. Выяснилось, что врач - выходец из Пакистана. Двадцать пять лет назад, когда там начались известные государственные волнения, связанные с Президентом Бхуто, ему двадцатипятилетнему врачу, по политическим мотивам при?лось покинуть родину. Он выехал с одним чемоданчиком, в котором кроме пары сменной одежды и зубной щетки боль?е ничего не было. Друзья насобирали на дорогу.

Прибыв в Америку, он начал работать. ? трудился, как говорили, усердно. Много учился, повы?ал квалификацию. К тому моменту, когда мы познакомились с ним, он работал врачом-реаниматором в больнице. Не каким-то главным, не заведующим, а простым врачом, хоро?им специалистом. Все, что мы увидели в его доме - и то, что не увидели - заработано честным, квалифицированным трудом за двадцать пять лет.

Хочу подчеркнуть особо: он не коренной американец, а чужак. Более того, не какой-то европеец, а выходец из Азии, вроде бы чужой и по духу, и по расе, и по вере. На что в на?ей стране кое-кто смотрит очень даже внимательно.

Честно трудился - и вот итог.

А что имел бы за двадцать пять лет беспорочной службы на благо родины на? врач?

Об этом я узнал тут же, не выходя со двора американского медика.

Когда нас пригласили к столу испить кофею, обратили внимание, что нет Н.А.Шибкова, начальника краевого управления здравоохранения.

Стали искать. Я вы?ел во двор и вижу, сидит Николай Артемович на скамейке, как-то осунув?ись, и, как мне показалось, плачет. Я подо?ел ближе и, действительно, вижу - всхлипывает, на глазах слезы.

- Николай Артемович, что с вами? - испугался я.

- Василий Александрович, - дрогнув?им голосом ответил он, - что же это такое? Как мы живем? Вы же видите, чего этот человек добился за двадцать пять лет. А мы, разве хуже? А я, двадцать девять лет проработал, без суббот и выходных, не жалея себя...и двухкомнатная квартирка, в которую стыдно гостя пригласить....

�? тогда мне подумалось: эх, хоро?о бы на этот вопрос заставить ответить того, кто доказывает нам о преимуществах социализма.

Ноябрь, 1998 г.