МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Хлестаков на воеводстве

← к списку статей




На карикатурном фотоколлаже изображены Ленин, Гитлер и Черногоров. Конечно, третий здесь ли?ний.

? этот третий - губернатор Ставропольского края Александр Черногоров.

Художник несколько сгустил краски, приписав на?ему губернатору политическую близость к двум немало натворив?им в двадцатом веке властителям дум.

Отчасти его понять можно. Два года назад были опасения, что новоизбранный губернатор- коммунист горячо возьмется за осуществление своих коммунистических программ, от которых, многим чудилось, до насилия всего один ?аг. ? тогда в ином гипертрофированном воображении вспыхивали ассоциации с вождями-построителями социализма, то ли в его классовом, то националистическом варианте.

В на?ем случае все обо?лось без эксцессов и экзекуций. Как выразился в одной из своих сказок Салтыков-Щедрин о медведе на воеводстве: обещал кровопролитие учинить, а сам чижика съел!

? слава Богу!

Начав действовать, Черногоров разочаровал и своих сторонников и противников. Сторонников, понятно почему. А вот противники... Они напряглись в ожидании всяких там провокаций и прочих антиреформаторских бедствий краевого мас?таба, готовые мобилизовать и возглавить протестующие по сему поводу массы. Однако долгое время у них это не получалось, потому что сопротивляться оказалось нечему. Губернатор не делал ничего такого, что могло бы как-то превратиться в удобную для критики ми?ень. То есть, он вообще не делал ничего, что “весомо, грубо, зримо”. ? только по про?ествии достаточно длительного периода, когда в этом разобрались, у критиков появилась возможность доставать его , как раз за то, что он ничего особенного не делает.

Черногоров проводил избирательную кампанию под лозунгами борьбы с коррупцией и привилегиями, которыми обложили себя зажрав?иеся чинодралы “из демократов”. Он торжественно демонстрировал сходив?ейся на встречи с ним толпе ключи от “Жигулей”, которыми управлял лично, и метал филиппики в адрес П.Марченко, который разъезжал в сопровождении охраны на иномарках. “Я - с вами, а они от вас прячутся!...” ? ему хлопали.

Однако, став губернатором, он очень быстро пересел на “Мерседес”, причем одной из самых престижных и дорогостоящих моделей, обзавелся охранниками, консультантами, собственной администрацией и прочая, и прочая. Так же стремительно он взялся за улуч?ение своего материального положения, и, прежде всего жилищных условий, о чем достаточно пространно уже поговорили в прессе. Естественно, не отставали от него и “соратники”, которых он вовсе не обижает. То есть, в центре внимания губернатора как-то незаметно стала собственная жизнь, собственные дела, собственные перспективы. Надо ли на фоне всего этого напоминать о том, что угрозы ре?ительно сократить расходы на управленческий аппарат настолько испугали этот самый аппарат, что всего за два года он “подорожал” вдвое. А впереди еще два года губернаторства.

Вдосталь наиздевав?ись над пред?ественниками, которые по его словам, на брюхе ползали в Москве, выклянчивая трансферты, очень скоро он сам превратился в заурядного просителя в коридорах Белого дома, и теперь, возвратив?ись из командировки в Москву, с оживлением и гордостью докладывает ставропольцам в телевизионной программе, сколько на этот раз выпросил денег у правительства.

Одним словом, за каких-то два года выяснилось, что ни идей, ни крепкого интеллекта, ни ре?ительности и воли, ни понимания, что делать с огромным краем, у него нет, и не было. Он не может внятно объяснить, что и как он собирается делать даже своим сторонникам-коммунистам, двигав?им его к рулю. ? они потихоньку от него открещиваются.

А что же было?

Был туман, блеснув?ий из-за тучки лучик надежды, миф о молодом, надежном губернаторе-заступнике. Были ожидания, что вот придет молодой, энергичный, честный, волевой, неподкупный, незапятнанный, думающий только о людях, этакий обаятельный и симпатичный, и займется, прежде всего обманутыми и обездоленными, малоимущими и стариками, одинокими и безуте?ными, разгонит этих лжедемократов, покажет “тем в Москве”, укажет пути, наведет порядок, утрет слезы.

Не навел порядок, не утер слезы, не указал путь.

На? губернатор хоро?о смотрится на глянцевой обложке рекламного буклета, приодетый в черкеску и казацкую папаху. Достойно выглядит он и в галстуке. Не откаже?ь: фотогеничный, впечатляет, создает образ сильной, вну?ающей доверие личности.

В этом он весь: создать впечатление, увлечь, пообещать и... ускользнуть. К другим, ожидающим обещаний...

Он скорее символ губернаторства в крае, символ власти, нежели сама власть.

Так что самая луч?ая подпись под фотоколлажем - “Третий ли?ний”.

Те двое - люди дела. Они знали, чего хотели, и своего добивались.

Черногоров всего ли?ь пожелание.

Как говорится, и на том спасибо.

Февраль, 1999 г.