МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Сытый голодному не товарищ

← к списку статей




Мэр Ставрополя М.Кузьмин и председатель городской Думы Н.Наумов обратились к губернатору А.Черногорову и председателю краевой Думы А.Шиянову с открытым письмом. Они сообщили о катастрофическом финансовом положении города и о том, что предусмотренное краевыми властями изъятие из городского бюджета в пользу краевого выходит за пределы элементарной логики, и грозит непредвиденными социальными последствиями.

Краевые власти на это отвечают так: у других положение еще хуже. Некоторые районы самостоятельно обеспечивают свои потребности ли?ь на 15-20 процентов, а остальные необходимые средства получают из краевого бюджета. Все сельские районы сегодня спло?ь убыточны. А у них тоже больницы, ?колы, детские пособия, пенсионеры и так далее. ?м что, умирать? Так что надо делиться.

Практика известная. В гражданскую войну вооруженные продотряды из городов направлялись в села за “изли?ками”. В на?и дни, похоже, действующие лица поменялись местами.

Вроде бы справедливо. Но это только на первый взгляд, и то при одном допущении. А именно: если будет названа первопричина такого убогого положения дел в селе, а, следовательно, появится надежда на ее излечение хотя бы в отдаленной перспективе.

Первопричина же в том, что за многие годы социалистического хозяйствования в селе сформирована неэффективная, обреченная на деградацию экономика, а селянин разучился работать по-настоящему, и это относится как к рядовым труженикам, так и руководящим кадрам. Причем, к последним в боль?ей степени.

Вся история колхозно-совхозного сектора после войны совер?алась как бы в двух фазах. В первой аграрии брали, не считая, кредиты на покупку техники и горючего, выплату заработной платы и строительство бань, дворцов культуры, спортзалов и тому подобное. Во второй после очередного исторического Пленума ЦК КПСС все долги с деревни списывались. ? все начиналось сначала. Сельское хозяйство было не только неэффективным, оно было разорительным, и все держалось исключительно на дотациях, которые финансировались сначала за счет нефтедолларов, а в последние годы советской власти при помощи печатного станка. Село потребляло намного боль?е, чем производило. Типичное явление восьмидесятых годов: совхоз или колхоз должен десять-пятнадцать миллионов рублей, а все работники исправно получают зарплату, откладывают деньги на сберкнижку, через двор легковой автомобиль, идет строительство роско?ного дворца культуры.

Неудивительно, что, когда цены были отпущены, когда товарные потоки и цены стали регулировать не чиновники из Госплана и партийные директивы, а соотно?ение спроса и предложения, качество и эффективность вложенного в товар труда, тут-то аграрный сектор и рухнул.

Западный фермер пускает под нож корову, если она дает в год мень?е четырех тысяч литров молока. На?и животноводы боролись за трехтысячные удои. О ·какой эффективности и производительности можно говорить? ? так во всем: производство зерна, мяса, масла, сахара и прочее.

Многие сельские руководители обижались: нас не пускают в рынок, нам не дают назначать цены, какие мы хотим, работаем в убыток. Да ради Бога! Только вот беда, и Москва, и Петербург и другие промы?ленные центры почему-то предпочитали покупать более де?евые мясо, масло, зерно за границей, в той же Финляндии, Канаде, Германии, даже Новой Зеландии.

Отечественное сельское хозяйство благодаря усилиям нескольких поколений партийных “регуляторов” настолько допотопно организовано, так много в нем халтурщиков, безответственных, незаинтересованных в своем труде неумех, кондовых руководителей, не говоря уже о ворах по всей цепочке, что оно просто не в состоянии жить по законам рынка, где обмениваются только равные продукты. Объективно выходит, что селяне хотят мень?е предложить, а боль?е взять. Хочется и дворец культуры с бассейном иметь, и асфальтовую дорогу и газ, и автомобиль в каждый двор, и чтобы ?кола была на высоте, и больница начинена современным оборудованием, и компьютеры в каждом кабинете стояли. ? многое чего, что “есть у других”. Но чем платить, что произведено на обмен?

Молчание.

В этот тупик село загнала коммунистическая партия, которую по иронии судьбы держит на политическом плаву прежде всего поддержка сельских избирателей. Могильщик российского крестьянства вещает от имени крестьян. Битый небитого везет.

Но так долго продолжаться не может, по крайней мере, без воссоздания Гулага и карательных отрядов. ? то, что город сопротивляется насильственному перераспределению части наработанного им продукта в пользу сельских районов, действительно оказав?ихся в бедственном положении, говорит о бесплодности и бесперспективности коммунистических программ хозяйствования. Ничего, кроме голода и социального взрыва они не принесут.

Февраль, 1999 г.