МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Неча на МВФ пенять

← к списку статей



Неча на МВФ пенять

Вызывает недоумение тон и содержание речей, которыми руководители народно-патриотической - читай, коммунистической - оппозиции комментируют ход переговоров Правительства с международным валютным Фондом .

Конечно, обидно, когда тебя, быв?его члена Политбюро, орденоносца, академика и прочая, и прочая тычут носом, как несмы?лены?а, и приговаривают: так не делай! Делай так!

Мы великая держава и не позволим, чтобы нам помыкали! Не допустим, чтобы нам указывали, как и куда тратить деньги!

Так и хочется спросить: позвольте, уважаемые, так ведь деньги-то ихние. Вполне резонно с их стороны полюбопытствовать, а как мы собираемся ими распорядиться. Более того, коли уж они раско?еливаются, то, наверное, вправе и посоветовать, как бы их луч?е пристроить. А не нравится такой подход - вольному воля. Не берите эти самые кредиты, и все дела. Обходитесь собственными средствами и умом.

Но вот с этим получается труднее, чем с оскорбленным чувством национальной гордости.

Спикер нижней палаты Г. Селезнев в порыве патриотического азарта обвинил международных банкиров в том, что они де желают уморить российский народ и запрещают тратить кредиты на ре?ение социальных проблем. То есть, на выплату пенсий, пособий, заработной платы учителям, врачам, ?ахтерам и так далее.

Естественно, не хотят, и можно понять, почему. Естественно не потому, что желают зла на?ему народу, а потому что не хотят оказывать ему медвежью услугу. Ну  ладно, выпросим мы и этот очередной тран? в четыре миллиарда долларов и в две недели проедим его. Хоро?о еще, если  кой что с барского плеча дойдет до стариков и старух, и прочих малоимущих. Так ведь скорее всего и этого не случится. Половину, как водится, разворуют,  и  ?нтерпол концов не найдет, а львиная доля остав?егося осядет в бездонных карманах всевозможных государственных приказов и учреждений, пойдет на нужды чиновничества, как это не раз у нас уже было. А завтра что, опять на паперть с протянутой  рукой, пугать мировое сообщество накопленным ядерным потенциалом, который мы  якобы  денно и нощно охраняем от лихого глаза на благо сытого человечества?

Что нового появится в промы?ленности и сельском хозяйстве, какие такие новые промыслы заведутся, благодаря которым мы начнем полегоньку и сами кормиться? Каким способом правительство, поддерживаемое и вдохновляемое коммунистами, собирается стабилизировать экономическую ситуацию? Покрыто мраком неизвестности.

Никакой серьезной программы экономических преобразований нет. Посудачив о благах включения печатного станка назло чикагским мальчикам и прочим монетаристам,  самые крутые “государственники”, когда до?ло до дела, смекнули, что неуправляемая инфляция пахнет жареным. ? окстились.

Других идей пока нет.

Разве что такая: усилить государственное регулирование.

Звучит и научно, и убедительно: государство должно ре?ительнее применять силу и регулировать. Однако, как выясняется, никакого позитивного и конструктивного содержания за этими словами не стоит. Регулировать в переводе на нормальный язык означает перераспределять У одного взять, другому отдать. Хоро?о. Но встает вопрос: а где взять того, у кого можно чего взять? Взять, оказывается, негде. Потому что предприниматель в на?ей стране заду?ен и замордован. Деньги из России бегут, а желающих вкладывать свои кровные в стройки социализма с каждым днем все мень?е и мень?е. Что тут регулировать?

Попеняв либералам, которых сменили и которым не дали, по сути, ничего сделать, ныне?ние организаторы экономического блока в правительстве фактически продолжают вяло двигать то, что делало правительство Кириенко. Но делают это хуже, с мень?им вдохновением и пониманием того, что делают. ? это объяснимо: Россия обречена на проведение либеральных реформ. Но ни Зюганов, ни Селезнев, ни Маслюков, ни ?люхин ни другие достойные мужи из коммунистической фракции не в состоянии это делать.

Можно оказать им любезность и предположить, что они действительно преисполнены желания облегчить страдания народа и радеют - в помыслах хотя бы - о подъеме промы?ленности и сельского хозяйства. ? придется тут же по-человечески посочувствовать им и тем консультантам-экономистам, которые опекают их и готовят для них справки, обзоры, аналитические записки и прогнозы. Они попали в лову?ку, которую десятки лет назад приготовили всем нам их партийные пред?ественники. А именно, набросив железный занавес на границах страны, они отсекли народы быв?его СССР не только от западной ?мотки и образцов “низкопробной буржуазной  эрзац-культуры”, но и оттеснили в средневековье на?у так называемую гуманитарную науку. Уверовав в несокру?имость и всесильность “единственно верного учения”, они отсекли думающую часть на?ей страны от живой и развивающейся мысли человечества. Во всех вузах экономические дисциплины преподавали по учебникам, в которых последним словом науки были гениальные и прозорливые предвидения основоположника, изреченные более ста лет тому назад. Поколения выдающихся ученых исследователей экономической действительности, жив?их после Маркса, были просто неизвестны на?им студентам, аспирантам, кандидатам и докторам наук, не говоря уже о практиках экономики. Мы сегодня поте?аемся над обскурантами, которые - в начале пятидесятых! - подвергали гонениям кибернетики и “лженауку - генетику” и не даем себе отчета в том, что в экономических науках был устроен еще более стра?ный по своим последствиям погром, потому что где-то в конце ?естидесятых и генетика и кибернетики вкупе с презренным вейсманизмом-морганизмом были вроде бы реабилитированы, а вот политэкономию мы изучали по “Анти-Дюрингу” до конца восьмидесятых. То, чем живет настоящая рыночная экономика, по каким законам она развивается для на?их исследователей-экономистов оставалось тайной за семью печатями. Образно говоря, на?и ученые-экономисты кочегарили на паровозе, в то время как их коллеги во всем мире осваивали ядерные реакторы и реактивные двигатели.

Следует говорить не просто об отсталости советской экономической мысли, -  это   явно незаслуженный ею комплимент, - а уже о прогрессирующем скудоумии и творческой импотенции, вытекающих из этого отставания. Спра?иваются, чего ожидать от команды, которая опирается на “научный” багаж бесчисленных кандидатов и докторов несуществующих экономических наук, остолбенев?их на догмах плановой экономики?

Не сомневаюсь, что и у Маслюкова лично и многих его коллег есть определенный опыт руководства и конкретными  предприятиями, и целыми отраслями. Но все это делалось  в условиях торжества Госплана, поддерживаемого авторитетом парткомов: не выполни?ь план - положи?ь партбилет на стол. Но на дворе новые времена, и новые песни. А эти руководители не только не умеют организовывать мас?табное производство в современных, абсолютно иных условиях, они просто не понимают, что же происходит в экономике в условиях рынка, пусть даже такого ублюдочного, как на?. Пилота с “кукурузника” пересадили на суперсовременный лайнер, и он планирует, как будет посыпать колхозные поля минеральными удобрениями.

Каждый ли?ний день нахождения коммунистических полпредов на капитанском мостике российской экономики приближает дату их сокру?ительного краха. Вся беда в том, что вместе с ними загремим под фанфары все мы. Еще резче обру?ится уровень жизни, взовьется инфляция, злоба и ненависть еще сильнее нажмут на хрупкие стены общего дома. Надолго ли достанет прочности?

Нет никакого сомнения в том, что в самом недалеком будущем в Правительстве произойдут  крутые кадровые перестановки. Причем это будет первый в современной истории на?ей страны случай, когда выс?ие чины покинут свои посты не потому, что оказались политически скомпрометированы, или заме?ены в коррупции (хотя и здесь вопросы к ныне?нему правительству есть), или потому, что что-то сделали очень не так, а потому, что не знали, что делать с властью, которая нежданно на них нагрянула.

? МВФ тут вовсе не при чем.

Март, 1999 г.