МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Пальцем в небо

← к списку статей



Разобрав?ись с жидо-масонами и космополитами, краснодарский губернатор Н.Кондратенко озаботился экономикой, прежде всего, аграрным сектором.

В Конституционный Суд РФ поступил запрос, подписанный кубанским батькой и председателем краевой Думы. Суммировав выводы нескольких научно-практических конференций, осуществленных силами местных “ученых и практиков”,  кубанская власть обосновала вредоносность для России, и прежде всего для села указов Президента от 3 декабря 1991 года № 279 “О мерах по либерализации цен”, от 17 сентября 1992 года № 1089 “ О государственном регулировании цен на отдельные виды энергоресурсов”, от 28 февраля 1995 года № 221 “О мерах по упорядочению цен

Основной пафос направленного в Конституционный Суд послания прост: у России настолько особенные природно-климатические условия, что ведение рентабельного сельского хозяйства на принципах рыночной экономики, приемлемых для стран Западной Европы. США, Канады и прочих , для нас не просто не подходит, а  губительны. Так распорядился сам господь Бог, уготовив избранным россиянам и здесь свой, особенный путь.

Революционные эти выводы подкреплены многочисленными таблицами, графиками, цифрами и опубликованы на радость патриотам  в сорок седьмом номере газеты “Советская Россия”. Как и всякий обильно сопровождаемый цифровыми выкладками научный труд, этот рескрипт  выглядит довольно убедительно и может произвести впечатление на человека, привык?его верить цифрам. А призванные на подкрепление цифры и факты таковы: среднемесячная температура, среднегодовое число осадков таковы, что на?и селяне изначально обречены затрачивать в несколько раз боль?е энергоресурсов на производство единицы продукцию, чем их коллеги в других странах. Авторы послания доходят даже до таких тонкостей, как толщина кирпичных стен в Краснодаре, Париже, Германии, или сколько тратится калорий на поддержание нормального микроклимата в типовой квартире в на?ем городе и городах европейских стран. ? так далее, демонстрируя основательность подхода и глубину эрудиции. На этой основе “ научно доказывается”, что  цены на энергоносители у нас должны быть во-первых, в несколько раз ниже сегодня?них, во вторых, монопольно контролируемыми государством.

Для иллюстрации авторы приводят такие примеры. Урожайность п?еницы в России составляет 13,2 центнера с гектара в то время как в США  51,3, во Франции - 70,4, Великобритании - 73,0, Германии 63,3 и так далее.

?зложив свою точку зрения, авторы доверительно сообщают, что “запрос был распространен в Совете Федерации и Государственной Думе и был встречен с пониманием и одобрением”.

Наверное, потому, что я не депутат и не сенатор, а всего ли?ь выпускник экономического факультета кубанского сельскохозяйственного института, вместо понимания и одобрения у меня возникли вопросы, ответов на которые в прочитанном запросе я не обнаружил. Поделюсь своими сомнениями.

Прежде всего вызывает некоторое сопротивление отчасти вольное обращение со статистикой, отражающей динамику цен в различных отраслях народного хозяйства страны за годы реформ. ?злюбленный конек оппонентов реформ - обвинение реформаторов  в сознательной организации диспаритета цен. Якобы для окончательного разорения и уду?ения села. Например, соавторы послания сообщают, что за эти годы цены на электроэнергию выросли примерно  в 20000 раз, на бензин  аж в 40000 раз и так далее. В то время как цены на сельскохозяйственные продукты взметнулись всего в 1500 раз То- есть, налицо разрыв в 15-20 раз, который и обнаруживает антиаграрную направленность экономической политики государства.

Авторам, конечно, виднее, но мой личный опыт рядового потребителя всех этих благ, как сельскохозяйственной отрасли, так и производителей энергоресурсов, убеждает меня в обратном.

Раза два в неделю я наведываюсь на бензозаправочную станцию и заправляю “Жигуленок” “девяносто третьим”. За литр плачу 2 рубля 50 копеек. Если мне не изменяет память, в советские времена литр бензина стоил сорок копеек (если еще достане?ь). Хоть на пальцах, хоть на компьютере считай, а получается рост всего в ?есть, но никак не в 40000 раз.

Покупаю у государства я и электроэнергию, и плачу за киловатт-час 24 копейки. При советской власти киловатт обходился рядовому гражданину в 4 копейки. То есть, и здесь увеличение в 6 раз. Примерна такая же история и с ценами на газ.

Теперь смотрим, что мы имеем на рынке сельхозпродуктов. Булка хлеба, некогда стоив?ая 20 копеек, сегодня продается по два рубля пятьдесят копеек. Подорожала в двенадцать раз.  Мясо, которое я не мог купить в гастрономе по два пятьдесят  - официальная  цена - по причине его вечного дефицита, сегодня в магазинах заманивает меня ценой 38-42 рубля, а на рынке 50-55. Явное удорожание в 15-20 раз.

Масло, стоив?ее 3 рубля 50 копеек и добываемое мной только под праздники через посредство профкома, сегодня  просится в руки за 50-60 рублей. ? здесь мы наблюдаем пятнадцатикратный, если не боль?е, рост цен. ? даже самая де?евая ностальгическая колбаса по 2 рубля 80 копеек, и та не дастся в руки де?евле 45-55 рублей. Другие виды колбас досягают до 130-150 рублей и вы?е. Опять же подорожание в пятнадцать-двадцать раз.

Подведем предварительные итоги. Опираясь на эти цифры, впору толковать о диспаритете цен, только уже в сторону сельскохозяйственных производителей. ? обвинять тружеников села в том, что именно они необоснованно задирают свои цены и обирают энергетиков.

Такие вот дела.

Предвижу упрек. Я говорю о конечном продукте - хлебе, масле, колбасе, а сочинители документа скорее всего предполагали сырой продукт - зерно, молоко, мясо, так сказать, в первозданной натуре.

Действительно, зерно, не продавав?ееся, а сдавав?ееся в “закрома родины” по 130 рублей за тонну в 1990 году, сегодня продается по цене от 800 и вы?е рублей, и здесь рост все равно в несколько раз, вполне сопоставимый с ростом цен на энергоносители.    Кричать о катастрофе и об “обдирании” эти цифры оснований не дают.

Это, во-первых. А, во-вторых, и это самое главное: всем известно, что торговать переработанным продуктом в намного выгоднее, чем вывозить сырец. ? поэтому многие особенно те колхозы и совхозы, в которых в свое время даже пекарен не было и в которые хлеб завозили из райцентров, оказались в сложном положении. Но тут-то реформаторы не причем. Если в каком-то селе за десятки лет советской власти не сподобились примитивный  сепаратор установить или наладить переработку мяса, Международный Валютный Фонд не виноват. ? выход из этой щекотливой ситуации видится не в снижении цен на энергоносители, а в наращивании мощностей перерабатывающих линий. Научиться хотя бы веники вязать - это не бином Ньютона.

Главное обвинение, предъявляемое реформаторам “кубанскими учеными”, состоит в том, что они бездумно и дилетантски, следуя какой-то моде, задирали цены на энергоносители до мировых. Но и это не так. Будучи в Америке, я обнаружил, что на заправочных станциях бензин продается по цене полдоллара за  литр. Это по сегодня?нему курсу 12 рублей.  На?им двум с половиной еще долго топать. Зато п?еницу свою колхозы и совхозы и сегодня продают, и вчера продавали по цене очень близкой к мировой, а именно: около ста долларов за тонну. Так что и тут концы с концами не сходится.

Теперь о климате, противопоказанном на?ему сельскому хозяйству. Начать хотелось бы с анекдота еще  застойных времен. Председателя колхоза, заочника, спра?ивают на экзамене: назовите основные факторы, которые отрицательно сказываются на ведении сельского хозяйства. Он бойко перечисляет: зима, весна, лето, осень. В на?их ежегодных всенародных битвах за урожай это были постоянные  враги. Причем природа во всех своих ипостасях почему-то всегда поворачивалась к на?им крестьянам исключительно недоброй стороной своего лицо. Одним  ме?ало то, что много сли?ком влаги, другим, наоборот, что сли?ком сухо.

Поведав, насколько повезло всем прочим странам с теплом и влажностью,  авторы почему-то забыли о Финляндии, которая, как известно, не голодает и при этом географически  расположилась отнюдь не в тропиках. Норвегия и Швеция тоже не на черных сухарях сидят, хотя не у них, а именно у нас сосредоточено две трети черноземов мира.

“А в России и цыпленка, и поросенка, и утенка обогревать надо, особенно в условиях Центральной России, Сибири...” развивают тему авторы. Поэтому, де, американские бройлеры, в которых “сидит” мень?е электроэнергии и пара, де?евле российских окорочков. ? почему-то при этом не упоминается, что американский работник, выращивающий “ножки Бу?а”, получает не 300 рублей в месяц, а 500 в день, и они тоже садятся в себестоимость, и скорее всего, переве?ивают относительную экономию на затратах энергии по сравнению с российскими.

Никто не спорит, что зимой обогревать ферму надо. Мне  в бытность журналистом приходилось частенько навещать свинофермы, птицефермы, молочно-товарные фермы. Насмотрелся я на выбитые стекла, не заткнутые даже тряпкой, не закрывающиеся двери, огромные щели, сквозняки, гуляющие по корпусам. Сколько красноярских ГЭС  днем и ночью крутят “динаму” ради покрытия элементарной бесхозяйственности, которая утяжеляет себестоимость продукции? Этого никто никогда не считал.

В быв?ем советском Узбекистане среднегодовая температура едва ли ниже, чем во Франции или в тех же США. А следовательно, и расход тепла на единицу продукции должен быть не вы?е. Помогло ли это узбекским растениеводам и животноводам дотянуться до показателей айовских фермеров? Да что там Узбекистан. В пределах кондратенковской губернии находится Адлерский район, более знаменитый близостью к Сочи. Это почти субтропики. В этих краях не бывает зимой морозов. Уж здесь бы развернуться организаторам сельскохозяйственного производства. Увы, надои коров на местных фермах ничуть не вы?е среднекраевых.

Между тем, даже советская действительность подавала немало примеров того, что ни зима, ни засуха, ни температурные перепады не могут быть фатальным препятствием для того, кто хочет и умеет работать, добиваться показателей сопоставимых с западными. В семидесятые годы на всю страну гремело имя кубанского кукурузовода Владимира Первицкого. Влюбленный в свое дело фанат из года в год добивался фантастических по на?им меркам результатов. Причем, работал на той же земле, что и другие, использовал те же удобрения. Его участки поливали те же дожди и обдували те же ветры.

Я сам был свидетелем такого эксперимента. Приезжал Первицкий в средненький колхоз, чтобы поделиться “ передовым опытом”. Берется наугад самое обычное поле,  и делится пополам. На одной половине работают хозяева, на другой - Первицкий. Даже не сам Первицкий, а  рабочие этого же хозяйства. Но действует одно железное условие: неукоснительно выполняются все его требования. Семена из одного ме?ка, удобрения - с одного склада, техника - все своя. Летом трудятся, как полагается. Наступает осень. Свозят урожай в амбар и “считают цыплят”. ? выясняется, на участке Первицкого собрали по 50 центнеров кукурузы с гектара, а там, где работали как обычно - и взяли обычные 25 центнеров.

Почему? В чем секрет? А никаких секретов. Просто Первицкий полностью и в срок выполнял все агротехнические требования. Положено второго мая провести подкормку - для него нет праздников. Надо культивировать на глубине, скажем, десяти сантиметров - значит, ни сантиметра вниз или вверх. ? так во всем.

 Кто и что ме?ало всем работать так же? Наверное, что-то ме?ало, потому что его достижения так и остались одиночными и почему-то не по?ли в массы, несмотря на колоссальные усилия власти продвинуть его начинания.

Вся деревенская публицистика  ?естидесятых-восмьдесятых годов была посвящена поиску ответа на один единственный вопрос: почему нескольким чудакам в стране удается добиваться результатов в несколько раз вы?е, чем у всех остальных, при одинаковых, а зачастую и  мень?их затратах. ? работать, по сути, примерно на уровне современного мирового хозяйства. А для остальных это недостижимая мечта.

Применительно к на?ему разговору, пример немногих подвижников говорит о том, что не в природно-климатических условиях дело. Эти люди благодаря своим личным качествам мобилизуют в себе достаточно энергии, чтобы на нужном уровне вести технологический процесс. Рыночная экономика построена так, что она мобилизует эту же самую энергию в сотнях тысячах и миллионах производителей. Вот и весь ответ.

Понимаю всю сложность и неодномерность проблем, стоящих перед сельским сектором экономики. ?х не осили?ь по принципу “одним махом сто побивахом”. Но они - ре?аемы. Однако вместо поиска истинных причин провалов и неудач идет поиск врагов и обоснование “особенного” пути. ? не называется главный виновник сегодня?него убого положения сала - советско-колхозная система хозяйствования, в которой многие по-прежнему видят спасителя.

Печально, что депутаты и сенаторы “с одобрением и пониманием” восприняли документ, обосновывающий, почему на?е сельское хозяйство имеет право на плохие результаты. Как если бы им принесли на утверждение “научное” обоснование, почему известному танцору никак не удаются отдельные па.

Май, 1999 г.