МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Г.Дубовик. ТАК ЧТО ЖЕ С НАМ? ПРО?СХОД?Т?

← к списку статей

Если два года назад провинциальный житель охотно сравнивал перестройку с ветром в лесу, когда верху?ки ?умят, а у подножия деревьев тихо, то сегодня все чувствуют, как за?елестела низовая трава.

Что это, ветер крепчает или лес становится светлее? Не знаю. Вижу другое, вижу, как в этих условиях чётче выявляются людские характеры. Одни норовят повернуться спиной к ветру, другие, вглядываясь в новизну, ругают пыль, третьи делают вид, что ничего не происходит. Наверное, это нормально для любого переломного периода, ибо каждый, желая того или нет, словами и поступками проявляют свою позицию по отно?ению к ме?анине старого и нового, к тому, что сейчас средства массовой информации называют «временем перестройки». А крепкое понятие «позиция» есть индикатор в определении нравственного и интеллектуального потенциала каждого совер?еннолетнего гражданина в определении «кто есть кто».

Самыми реальными предметами перестройки мне представляются три вещи: дух развивающейся общечеловеческой свободы в центральной печати и на ЦТ, Закон о государственном предприятии и некоторое обнажение философии окружающих людей.

В августе, в моём родном объединении «Ставропольнефтегеофизика” несколько неожиданно «прокатили» на выборах единственного претендента на пост генерального директора. Прокатили руководителя, который девятнадцать лет возглавлял на? коллектив. Однако внимательный взгляд свидетельствует - неожиданности не случилось, просто люди устали под прессом откровенного тотального неуважения. А далее события развивались весьма стремительно, и пока администрация во главе с неизбранным генералом создавала свой спектакль с подставными кандидатами, с неприкрытой мощной обработкой руководителей подразделений и тому подобным наихитрей?им хитростям, коллектив консолидировался и на повторных выборах в октябре про?лого года избрал себе другого начальника. В коллективе поговаривают, дескать, новый ?еф вряд ли выведет нас на дорогу, ведущую к храму, но ему поверили как толковому специалисту с человеческим лицом.

Странным и одновременно естественным образом все эти сугубо «внутренние» проблемы для моей геофизической экспедиции, структурно входящей в производственное объединение, переплелись с общегородскими. Осенью внезапно выяснилось, что территория на?а исключительно удачно подходит для дислокации воинского подразделения с водомётами и прочей специальной техникой. Без этого подразделения, как популярно объяснил на собрании коллектива заместитель председателя горисполкома Н.?.Бочеров, город неизбежно захлестнёт волна уголовного насилия.

Одну деталь, правда, объяснить он не сумел: почему необходимо геофизическое предприятие со специальными цехами перебрасывать на равноценную освобождающуюся территорию автобазы через забор, а на его площади размещать воинскую часть? Мудрые головы экспедиции долго обсуждали этот феномен. Один объяснил его выс?им государственными интересами, другие говорили - обыкновенное головотяпство. Потом со?лись на компромиссе: дескать, на?а территория боль?е приглянулась высокому московскому начальству при выборе места, а даль?е заработала формула: «будет сделано» ! Время меж тем ?ло, и в ноябре облеченные высокой властью заместителей председателя крайисполкома тт. Маслова Н.А и Щербаков М.П. «демократически» объяснили на?им руководителям, что коллектив есть коллектив, но приказы надо выполнять.

Что это - издержки управления боль?ой структурой? Думается ничто иное – командно-административное, в духе доброго старого времени «отца всех времён и народов». ? этим «иным», судя по местным наблюдениям и по местной же прессе, пропитана изрядная доля обстановки в на?ем крае.

В этом месте специально для «охотников за очернителями» хочу высказать несколько соображений по поводу того, что приведённые вы?е обобщения во времена «великого застоя» и до них были не приняты, небезопасны и непечатны. Во-первых, состояние экономики и экологии страны упрямее любых упрямцев доказывает необходимость аргументированной критики любых ре?ений на любом уровне и необходимость того, что сейчас называют социалистическим плюрализмом мнений, а старые русские философы назвали бы социалистической соборностью. Во-вторых, восемнадцать лет работы на одном предприятии, которая оценивается коллективом и руководством как добросовестная, и долгие размы?ления над тем, что есть история, народ, власть, нравственность, демократия и т.д., думается, дают мне некоторое право на попытку критически осмыслить явления, ме?ающие на?ему движению в социализм.

В этом осмыслении переплетения ткани производственных, городских и краевых событий неизбежно возникает ряд вопросов. Где можно разыскать ответы? Наверное, в беседах с людьми, партийными и беспартийными, с руководителями, в анализе местной прессы и телевидения. Вся эта мозаика складывается в достаточно цельную картину движения общества, и хоче?ь-не хоче?ь, не выброси?ь из картины одно далеко не частное наблюдение: местные партийные и советские власти не заинтересованы в торжестве гласности по всем направлениям.

Попытаюсь аргументировать столь серьёзное заявление. Так, некоторые наиболее важные события местной партийной жизни, такие как выборы делегатов на ХIХ Всесоюзную партконференцию, ре?ение вопроса о том, оставлять или не оставлять на трёхсоттысячный город три райкома партии, проходили без малей?его участия подавляющего боль?инства всех знакомых мне коммунистов, в том числе и парторгов предприятий.

Особенно много недоумённых вопросов вызывает критический анализ опубликованных на страницах «Ставропольской правды» материалов. Внимательно читаю номера за 24 и 25 декабря про?лого года с отчётами о работе ХХV краевой партконференции. Для дото?ного читателя приведу две выдержки из доклада первого секретаря крайкома КПСС ?.С.Болдырева.

«Достаточно сказать, что здесь (в Карачаево-Черкесии) за последние годы значительно снизилась урожайность картофеля и кукурузы, не происходит увеличение производства зерна, вкладываемые средства в оро?ение не дают высокой отдачи. По-прежнему богарный и оро?аемый гектар работают в соотно?ении 1:1,5. Среднегодовой удой на одну фуражную корову в области на 475 килограммов мень?е, чем по краю. Мень?е на 3-4 центнера заготавливается кормовых единиц на условную голову скота. В то же время затраты на 100 рублей валовой продукции в области вы?е на 7 процентов, производительность труда и фондоотдача на 20 процентов ниже среднекраевого уровня»;

«…краевой комитет партии, крайисполком усилено отстаивают осуществление проекта канала Волга-Чограй. ? мы рассчитываем на поддержку делегатов на?ей конференции в этом жизненно важном для края вопросе».

Далее, на старте состояв?ихся прений выступает первый секретарь Карачаево-Черкесского обкома КПСС В.Е.Лесниченко и насыщает первую половину доклада общими фразами «по организационно-политическому обеспечению процессов перестройки», фиксируя, что «экономическая реформа пока буксует, сопротивление бюрократизма ещё не сломлено». Всю вторую половину выступления докладчик посвящает заклинаниям типа: «В предстоящей работе нас не должны пугать разного рода демагоги и крикуны, паразитирующие на имеющихся трудностях». ?з его выступления делегаты конференции, а вместе с ними и читатели «Ставрополки» могут узнать, что редакции «Ставропольской правды» не удалось осуществить курс на усиление партийной боевитости газеты. Более «удалась» здесь линия сомнительной славы. Год назад в газете появилась статья быв?его заместителя редактора Красули.В.А. «Мы родились, чтобы быть свободными» и что «ущерб, нанесённый названной статьёй» вынудил бюро крайкома принять меры «…по повы?ению политической зрелости журналистских кадров и организационному укреплению редакции».

Видимо, с точки зрения первого секретаря обкома КПСС, эти проблемы более важны, чем надои, привесы, урожайность, фондоотдача.

Не менее странным образом «перекликается» с выступлением докладчика и речь первого секретаря ?патовского райкома партии М.С. Зварича. Приведу маленькую выдержку:

«Разве можно считать нормальным, что по вине краевых, водохозяйственных организаций в районе допущено снижение продуктивности естественных пастбищ и оро?аемых земель на площади 67 тысяч гектаров. Хуже того, из-за подтопления сельхозугодий уже выведено из строя ?есть тысяч гектаров па?ни и более восьми тысяч гектаров пастбищ».

Думаю, любой мыслящий ставропольчанин, следящий за прессой, поймёт истоки этого раздвоения, прозвучав?его в выступлениях ораторов: и к вопросу о «демагогах-крикунах», и к вопросу о канале Волга-Чограй.

Однако двинемся даль?е. Перелопатив в сарае у родственников кипу старых «Ставрополок», я на?ёл вы?еупомянутую статью «Мы родились, чтобы быть свободными», опубликованную 20 декабря 1987 г. Вот моё мнение: по ныне?ним меркам это - рядовая полемическая статья, самый острый момент которой, на мой взгляд, высказан в следующих строках: «Мне думается, есть люди, есть слои, олицетворяющие сложив?ееся в тридцатые годы командно-бюрократические методы управления государством. Они сильны и по-настоящему ещё не начинали сопротивление перестройке. Видимо, они пока не очень-то верят в необратимость перемен. Как организованное начало они могут заявить о себе тогда, когда почувствуют, что им приходит конец».

Чем же заслужил такую нелюбовь местных властей автор статьи? Кампания по выборам кандидатов в народные депутаты СССР ускорила для меня созревание ответа на этот вопрос. Оказывается, на? журналист с группой «политически незрелых» граждан, включающих несколько кандидатов наук и прочую «гнилую интеллигенцию», осмелились предложить горисполкому организацию «так называемого Ставропольского Народного Фронта в поддержку перестройки» с хитрым прицелом на выдвижение своего кандидата в депутаты.

Не тут-то было, на?е начальство на мякине не проведё?ь! Для начала по местам работы этих смутьянов провели собрания, и народ во главе с городским руководством строго указал им, что сейчас не война, поэтому «фронт» этот не нужен. Но вот что удивительно. Я беседовал со студентами, участниками такого собрания в пединституте, и спра?ивал, чего же добивается инициативная группа и какова её программа. В ответ слы?ал: «Программу толком никто не обсуждал, просто постановили, что такое, как в Прибалтике, нам не нужно”.

Тем не менее, напряжение продолжало нарастать, так как на?и «зарвав?иеся инициаторы» взялись собирать подписи под обращением в горисполком с просьбой созвать собрание избирателей по месту жительства для выдвижения кандидата. Какая крамольная затея! В конце концов, упрямство и настойчивость взяли верх, и горисполком санкционировал проведение подобного публичного сбора. Освещение этого собрания щедро выплеснулось на страницы «Ставрополки».

Газета в статьях «Мотивы выбора» и «Закон обязателен для всех» с боль?им неодобрением поведала о «подлинной сущности» членов «так называемой инициативной группы», которые охотно пускаются на подделку подписей и прочего жульничества. Дополнительно из статей мы можем узнать различные ценные сведения, как то: в программе В.Красули многое «в общем-то, о чём мы ежедневно читаем в газетах, журналах», «а его труд по договору не боль?е, чем прикрытие, считайте, это надомный труд».

Правда, при чтении этих пространных репортажей остаётся неясным: сколько же всего удалось собрать подписей и сколько из них фальсифицировано; каким образом и в каком объёме проводилась графологическая экспертиза; как были информированы и оказались на собрании уважаемые корреспонденты во главе с П.Гуськовым из Гостелерадио, а также представители коллективов, знающие «инициаторов» преимущественно с чёрной стороны; как там очутились многочисленные работники завода «Красный металлист», в том числе проживающие в Шпаковке…

Короче говоря, многое вокруг этого собрания по месту жительства осталось секретом, так сказать, ноу-хау постановщиков.

Возможно, в рядах «инициаторов» и есть нехоро?ие люди, возможно, они во многом и неправы, и всё же, если непредвзятый читатель изучит все посвящённые статьи в «СП», то, поверьте, в затылок ему наверняка дохнёт холодом из далёкого тридцать седьмого….

Впрочем, судите сами. Диапазон авторов - от продавцов, рабочих и ветеранов до ведущих журналистов и доцента. «Я и слыхом не слы?ала об этой группе, не знаю, чего они хотят, но так понимаю: мне с ними не по пути», «А что там, на листке, я не читала», «…эту группу лицемеров надо призвать к ответу. ? чем рань?е, тем луч?е для всех нас». «А на идею создания Народного Фронта пусть не рассчитывают. Она беспочвенна и, значит, бесплодна». «Около трети пунктов тезисов содержат разного рода требования. Кому это адресовано? Органам управления, т.е. той же самой бюрократии. Но если нам уничтожить бюрократию, то все эти положения лопаются, подобно мыльному пузырю». Вот так рассуждают многие ставропольцы….

Наверное, я уже утомил читателя изложением сюжета о выборах кандидата, поэтому закончу сценой телефонного разговора с зав. отделом советской работы «СП» Т.?.Коркиной. Неужто, спра?иваю, вы, уважаемые товарищи журналисты, не чувствуете предвзятости ва?их публикаций и то, что материалы эти не выдерживают критики хотя бы потому, что не существует предмета полемики, ибо не обнародована программа этих смутьянов? Слы?у в ответ: «Вы не знаете, кого вы защищаете. Это не на?и люди. Луч?е бы подумали о чём-либо путном. Вот в крае не идёт арендный подряд, а Вы на ерунду размениваетесь». С тех пор думаю над вопросом: неужели журналисты краевой партийной газеты не понимают, что подлинные хозрасчёт, демократия и гласность суть святая троица и порознь не ходят?

Ну ладно бы, только этот вопрос. Но ведь ещё один имеется, помните про канал Волга-Чограй? ? здесь из родной «Ставропольской правды» можно узнать много интересного. Например, 5 февраля подробно описывается встреча с кандидатом в депутаты от КПСС Генеральным директором производственного бройлерного объединения «Ставропольское» В.?.Постниковым. Как водится, земляки давали наказ депутату. Велик был список выступающих – от секретаря крайкома до птичницы. ? все явили единоду?ие. «…Суть наказа, Виктор ?ванович, состоит в том, чтобы Вы отстояли канал. Стройка должна продолжаться. Альтернативы за ней нет» (Н.Ерёмин, второй секретарь крайкома КПСС). «…Поэтому совер?енно непонятно ре?ение Госэкспертизы Госплана СССР и Госстроя СССР о прекращении работ по строительству канала Волга-Чограй» (В.Бураков, первый секретарь Кировского райкома КПСС). ? так далее, и так далее.

? ни один из выступав?их не сказал простые человеческие слова: братцы, вода действительно нужна краю, а что с Волгой будет, справиться ли мату?ка с теми кубокилометрами отбора? А с Каспием? Может всё же экологической экспертизы подождать?

Об этом все забыли, как будто нет на свете боль?их и малых болячек Байкала, Севана, Кара-Богаза, Арала, Чернобыля, никогда не существовала уникум-гора Кинжал близ Минеральных Вод, разобранная на строительный камень. Как будто нет детей и внуков, а есть только местный интерес отобрать корма, хлеб и овощи у земли в течение нескольких лет, а там пусть засоление, подтопление (вспомним выступление на партийной конференции первого секретаря ?патовского райкома КПСС), хоть потоп, нас, авось, пронесёт.

? как будто нет в стране дефицита госбюджета на 1989 год в 100 миллиардов рублей, нет 280 миллиардов таких же необеспеченных товарами рублей, лежащих на сберкнижках и давящих на рынок, нет многих десятков миллионов рублей в обороте у отечественной мафии, напоминающих мину в на?ем финансовом амбаре, и можно без ли?них разбирательств закапывать деньги в землю, «осваивая» их по терминологии одних временщиков и «заколачивая по пятьсот» в терминологии других.

Но диалог общественности с теми, кто принимал ре?ения, пока складывается по схеме: вы, дорогие земляки, будете ломать головы над проблемами экономии средств по линии сокращения военных расходов или космических программ, аппарата управленцев или персональных пенсионеров, а мы будем строить канал с улуч?енным бетонным покрытием в три миллиарда рублей.

Как ни вертись, а повсюду упирае?ься в потребность распознавания мнимого и реального ущерба народу, стране, Советской власти. Где тот третейский судья, специалист по этой задаче? Много десятилетий назад хоро?ий совет дала Роза Люксембург:

«Без свободных выборов, без неограниченной свободы печати и собраний, без свободной борьбы мнений жизнь отмирает во всех общественных учреждениях, становиться только подобием жизни, при котором только бюрократия остаётся действующим элементом».

Ну, а для на?ей провинции эпоха, в которой начальство уже можно критиковать без эффекта любого знака, или говоря научно, эпоха васькизма, только наступает. Это особенно заметно по способу ведения дискуссий в различных аудиториях. На улице слы?у диалог: «Не болтать, а работать надо!...». В местной прессе читаем: «…период анализа сложив?ейся в стране ситуации, когда сознательно проводились в движение общественные силы, а общество переживало пору дискуссий, митингового половодья и бурных эмоций, в основном исчерпал себя». ?значальная культура дискуссий предполагает ясное видение лица оппонента и напряжённое чтение его мысли. На?а культура спора, наверное, благодаря долгому силовому воспитанию, предполагает непрерывный монолог, невнятно связанный с темой спора, но обязательно громкий и «чтоб противнику крыть было нечем». Для любителей дискуссий предлагаю простой, но безотказный тест по отбору «застрельщиков перестройки».

Вопрос: Что делать?

Возможные ответы:

1. Работать надо, а не языком трепать.

2. Сообща думать и работать.

Какой ответ преобладает в на?ей местной прессе, читатель?

В заключение скажу основное. Верю, что социализм не только инструмент для «улуч?ения капитализма» и не утопия, вырос?ая из великих идей и противоречий ранних формаций. Ему принадлежит будущее. Просто он ещё молод, как говорит на? историк Рой Медведев. ? я верю в перемены, когда ЦТ показывает государственных мыслителей - рабочего Николая Смыка и директора Алима Чабанова, и цех знаменитого «Ротора», в котором люди напряжённо слу?ают Михаила Ножкина: «По всей стране идут уроки правды, уроки правды взамен лжи».

Г.Дубовик, инженер ПО «Ставропольнефтегеофизика»