МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Кому не дает покоя личная инициатива

← к списку статей




 

Самый неприступный бастион — человеческий че­реп. Революционная   пере­стройка начинается с созна­ния человека, с критиче­ского переосмысления «ра­ботающих»  взглядов и ус­тановок.

Перестраиваться надо всем, настойчиво подчеркива­ет М.С.Горбачев, от рядового до Генерального секретаря. Процесс этот болезненный, потому что в перестройку мы входим не из искусствен­ного приготовительного клас­са, а из реального вчера?­него дня, со вчера?ним нравственным и политиче­ским опытом. Многое из то­го, что вчера считали един­ственно верным, оказыва­ется не соответствующим требованиям дня. Тут не­трудно и растеряться. Пред­ставляю сложные  чувства, скажем, обществоведа, ко­торый многие годы учил с кафедры, что рынок и соци­ализм несовместимы, и ко­торому сегодня предлагают осваиваться с идеей коопе­ративов, акционерных начал. А выборы? Давно ли крити­ка на?ей избирательной си­стемы, призыв выбирать меж­ду несколькими  кандидата­ми воспринимались чуть ли не как диссидентство? Можно понять и сомнения, и скепсис, и даже тревогу: как же так, отказываться от того,  что приобретено такой дорогой ценой? Вопрос в том, от че­го отказываться и во  имя чего.

Закон об индивидуальной трудовой деятельности раз­ре?ает производить любые виды услуг, не запрещенные законом. Это раскрывает ?ирокий простор для иници­ативы. В связи с этим, с появлением кооперати­вов,   а если   ?ире - раскрепощением хозяй­ственной самостоятельности предприятий,   утверждени­ем принципов самоуправле­ния, самофинансирования, экономического саморегули­рования, упрочением статуса рубля, обнаруживается не­одинаковое, а в отдельных случаях даже противополож­ное понимание и роли де­нежных отно?ений, и сути социальной справедливости.

Одна из типичных  точек зрения высказывается  в письме читателя  из Шпаковского района М. Миро?­ниченко. Прочитав в «Став­ропольской правде» статью «Одна ласточка весны  не делает» о кооперативном ка­фе в Георгиевске, он делится таким сомнением: что же это получится, если все кинутся кооперативы откры­вать? Так и мы с соседом можем где-нибудь на трассе Ставрополь - Невинномысск наладить мастерскую по мелкому ремонту авто­мобилей, а на?и жены ор­ганизовали бы тут же блин­ную на радость  клиентам. Все будут довольны, но в результате подобной иници­ативы из государственного производства уйдут четыре пары рук, общество  поне­сет убыток.

Опасение, на первый взгляд, разумное: самодеятельная инициатива осложнит поло­жение с рабочей силой в государственном секторе. ухуд?ит  экономическую конъюнктуру тех же общепита, бытсервиса. Предпо­ложим, что именно так оно и случится (хотя, заметим, после первого мая -  дня начала действия Закона об индивидуальной    трудовой деятельности -  массового ухода желающих основать кооперативы не наблюдает­ся). А может, это и к луч­?ему? Если конкуренция со   стороны кооператоров вынудит сферу обслужива­ния по?евеливаться провор­нее, улуч?ить услуги, так им за это спасибо надо бу­дет сказать. Беспокоиться же о дефиците кадров, навер­ное, тоже не стоит. О нем мы рассуждаем многие годы, и делаем это на фоне край­не низкого уровня механи­зации   труда, которому, кстати, во многом способ­ствует наличие немалой ар­мии людей низкоквалифици­рованных. ? вместо того, чтобы осваивать ржавеющее на складах дорогостоящее высокопроизводительное им­портное и отечественное обо­рудование, многие  руково­дители зачастую план «вы­тягивают» за счет ручного труда.

В сомнениях М. Миро?ни­ченко не столько просматри­вается забота о благополу­чии государственных пред­приятий, сколько проявляет­ся другой, десятилетиями складывав?ийся стереотип мы?ления: настоящий, чест­ный, достойный уважения труд только тот, который организованно      осущест­вляется на фабрике, на заво­де, то есть там, где есть «законный» начальник, стол, печать, канцелярия, план. А то, что кто-то промы?ляет в порядке личной инициати­вы, для рынка, несет на се­бе налет некоей  «нечисто­ты».

Недавно в редакцию обратился   ставрополец Н. Гладков за помощью. К его теплице районные власти направили бульдозер, под­крепленный нарядом мили­ции. Если бы не экстренное вме?ательство редакции, за­ботливо ухоженная теплица, в которой уже проклюнулись бутоны полутора тысяч не­обыкновенной красоты выве­денных им гвоздик, была бы разру?ена.

Предвижу  недоумение некоторой части читателей: газета берет под   защиту личность,  которая не так давно если и появлялась на газетной полосе, то ли?ь в фельетоне? Кого покрыва­ете? Вон какое хозяйство отгрохал — полторы тыся­чи гвоздик. Это же сколько получится, если перемножить на рыночные цены?

Считать доходы в чужом кармане многие из нас лю­бят, в этом надо признать­ся честно. А давайте зада­димся таким вопросом: по­чему редко какое постанов­ление директивных органов выполняется столь неукосни­тельно и ревностно, как ус­тановки на ограничение «кур­куля»? Например, мои лич­ные наблюдения свидетель­ствуют о том, что очень ча­сто даже самогонщиков “бор­цы за справедливость” вы­слеживают с мень?им азар­том, чем цветочников. ? к несунам с мясокомбинатов обыденное общественное мне­ние не в пример снисходи­тельнее.

Случайность? Вряд ли. Я сам себя не однажды под­карауливал на антипатии к «предпринимателю».    При­чем,  любому, даже еще не зная его в лицо. Да и сейчас пи?у эти строки, а нет-нет, и ?евельнется червячок со­мнения: неужели этим деля­гам, “бизнесменам”, ловчи­лам дать простор? Ведь они...

? вот здесь, мне кажется, на­до уметь не захлебнуться в эмоциях, а трезво поразмыс­лить. Кто — они? ? поче­му с такой враждебной ин­тонацией - “они”?

А не мы ли сами годами пестовали образ некоего у?лого жло­ба, вкалывающего на своем клочке земли чуть ли не на зло всем нам?

Как так полу­чилось, что инициативного трудягу, желающего поболь­?е заработать своим ремес­лом, умеющего работать, мы приравниваем к вору, спе­кулянту, хапуге, все искус­ство которых - недовесить, обсчитать, утащить со скла­да?

Мы видим, что и у того, и у другого общее - деньги, желание иметь их боль?е. Черта, может быть, не самая симпатичная, но тем не ме­нее вполне законная. ? не видим, что природа проис­хождения став?их их целью денег совсем не одинакова. С одной стороны - личный труд,   созданный продукт, всем необходимый, с другой - элементарный   грабеж.

Мало ли на?их граждан добросовестно просиживают ?таны на своих рабочих ме­стах, ни на гро? не умножая национальный доход? Уволь их, сократи иные конторы  -  никто не за­метит.   Но при этом они вполне искренне  почитают себя сознательными труже­никами и возносятся в соб­ственных глазах неизмеримо вы?е какого-то там “огуреч­ника”, который между про­чим привозит на рынок не справку об отработанных часах, а конкретный, зеленый, сочный огурец, выращенный собственными руками.

Мы укоряем производите­ля: он-де работает только на себя, только о себе, ку­лак, думает. А что значит “на себя”, если созрев?ий на его грядке зеленый дар природы съел я, то есть конкретный советский гражда­нин. Выходит, как ни кинь, а каким-то боком он и на ме­ня работает.

А вот применительно к неумейке, бракоделу - рабочему, инженеру, про­ектировщику, хотя он и ста­рается изо всех сил от вось­ми до семнадцати в отведен­ном для этого месте “думать обо мне” и   “работать для меня”, я этого не скажу. По­тому что его творения осе­дают на складах и не имеют ко мне никакого отно?ения. Так может, если уж быть последовательно  логичным, именно он и работает на се­бя, и именно его незарабо­танная, но выплаченная зарплата и является нетру­довым доходом? А нам, ес­ли уж хочется  упражнять зоркость глаза на фигуре “индивидуалиста”, может быть, луч?е не к суммам доходов приглядываться, а к той грани, которая отделяет предпринимателя - трудягу от    предпринимателя-хапу­ги?

Не припомню ни од­ной массовой кампании в поддержку так называемого частника. Против — сколько угодно. ?х не прославляют, не поощряют путевками  в санатории,   никто не забо­тится об их снабжении ос­новными и оборотными сред­ствами. А они не переводят­ся, обнаруживают порази­тельную живучесть,  навод­няют рынки картофелем, по­мидорами, огурцами, фрук­тами, мясом, молоком...

Сам собой напра?ивается естественный  вывод: если вопреки   всем   препонам эта жизненная сила сущест­вует, значит, она - факт, реальность, с которой и ум­нее, и выгоднее считаться. А если не глу?ить эту ини­циативу, а попробовать ум­ножить ее и приспособить к общей выгоде? Не травить работящего человека, а помо­гать ему — приобрести ту же рассаду, обустроить теп­лицу, снабдить пленкой, по­мочь перевозить и сбывать продукцию, выделить  кре­диты на рас?ирение дела?

Строки эти продиктованы отнюдь не пламенной любо­вью к мелкому товаропроиз­водителю. Я прекрасно пони­маю, что человек, затеваю­щий кооператив и намерева­ющийся вкалывать по две­надцать-четырнадцать часов в сутки, делает это не ради моих прекрасных глаз. Ему нужен хоро?ий заработок. Но кормить-то, об?ивать, обслу­живать он будет меня. ?, кроме того, часть его дохо­дов через налоги с помощью расторопных фининспекторов (понадеемся, что таковые по­явятся) умножит националь­ный доход. Здравый смысл подсказывает, что это при­емлемая цена для того, что­бы откупиться от очередей и пустых прилавков.

Сегодня в связи с   обо­стрив?имся дефицитом чув­ства хозяина у   сельского труженика все чаще выска­зываются мысли о том, что это самое когда-то утерянное чувство надо воспитывать не призывами, не лекциями и не газетными  статьями, а тем, что для начала вер­нуть слову “хозяин” перво­начальное значение. Сделать человека хозяином, восста­новить селянина в правах владельца: закрепить за семьей ли, бригадой, коопе­ративом в долговременное пользование землю, сдать в аренду технику, набор ма­?ин. Коллективы интенсивно­го труда - первый ?аг в этом направлении,

Трудно выработать объ­ективное отно?ение к пред­рассудку, если не знать, от­куда он взялся. К сожале­нию, мы плохо знаем свою историю.  А то, что знаем, очень часто видим в искажен­ном свете приукра?иваний, парадных лозунгов,  догма­тических извращений и недосказок.

Ревниво - подозрительное отно?ение к инициативе ча­стного лица восходит к кон­цу двадцатых годов, когда по инициативе  ?. Сталина была  свернута ленинская новая экономическая  поли­тика. НЭП заключала в себе принципиальные положения о рас?ирении самодеятель­ности,    самостоятельности, личного интереса. А вместо этого насаждались бюрократизация, чрезмерная центра­лизация, регламентация всех сторон экономической и об­щественной жизни, был взят курс на методичное вытесне­ние индивидуальной инициа­тивы. ?менно тогда сложил­ся и окреп административно-командный стиль управле­ния экономикой, который се­годня во?ел в непримиримое противоречие с производи­тельными силами общества.

Только на?а слабая  ос­ведомленность в вопросах истории повинна в том, что зачастую, возражая против хозрасчетных, рыночных от­но?ений в экономике, пре­зирая «торга?ей», мы ис­кренне  верим, что стоим на твердых ленинских позици­ях. Между тем это совсем не так. Посмотрим, напри­мер, что говорил Ленин:

“Не дадим себя   увлечь “социализму чувства” или старорусскому,  полубарско­му,  полумужицкому,   по­лупатриархальному  настро­ению, коим свойственно без­отчетное пренебрежение к торговле\".

? те из нас, кто все-таки дал увлечь себя “социализ­му чувства\", видимо, ближе к позиции ?.Сталина, ко­торый заявил:  мы по?лем НЭП к черту. А в другом ме­сте пояснил: “Мы говорим, что развиваем социалистиче­ские формы хозяйства в области торговли. А что это значит? Это значит, что мы тем самым вытесняем из торговли тысячи и тысячи мелких и средних   торгов­цев. Можно ли думать, что эти вытесненные из сферы оборота торговцы будут си­деть молча, не пытаясь ор­ганизовать   сопротивление? Ясно, что нет...”

Вывод: обостряется классовая борьба, и снять ее накал можно ли?ь одним спо­собом - искоренив мелко­товарное производство. А ведь здраво рассуждая, этот пример логичнее всего было бы осмыслить по-другому. Да, мелкий торговец будет бороться за свое существова­ние, сопротивляться.   Но луч?е всего он это сделал бы не с помощью обреза и самодельной бомбы, а тем, что повы?ал качество сво­их услуг, уде?евлял их, рас­?ирял ассортимент. Выдер­жать же конкуренцию с на­?ей торговлей, на?им общепитом в ныне?нем их ви­де немудрено.

Формулируя    принципы новой экономической поли­тики, Владимир ?льич Ле­нин верил, что из торговли, кооперации мелких произво­дителей, личной инициати­вы и заинтересованности разовьются не классовые враги, а здоровые элементы социализма. “А строй ци­вилизованных кооператоров, - писал он, - при об­щественной собственности на средства производства, при классовой победе пролета­риата над буржуазией - это есть социализм”.

Думается, не надо обла­дать особым политэкономическим образованием, что­бы разглядеть принципиаль­ную разницу между этими двумя подходами - ленин­ским и сталинским - к лич­ному интересу, индивидуаль­ной и кооперативной деятель­ности.

Высказываются опа­сения, что намечаемые эко­номические реформы, ожи­вив и стимулируя инициати­ву и на производстве, и в творчестве, и в индивидуаль­ной трудовой деятельности  приведут к дифференциации в доходах, расслоят обще­ство на “бедных” и “бога­тых”, замахнутся на социаль­ную справедливость, поколеб­лют экономическое равен­ство, завоеванное на?им на­родом.

Что ж, поговорим о равен­стве.

Об арзгирском кооперати­ве “Луч” на?а газета уже писала. Пятеро человек взя­ли на подряд кафе.  Грубо говоря, “открыли дело”. На­род идет сюда охотно, по­тому что заведение открыто для гостей с утра до полуно­чи. Чистота, уют, доброже­лательность. Вроде бы всем на радость. Но уже есть не­довольные. Некоторые ра­ботницы общепита обижают­ся: несправедливо, в коопе­ративе получают много. Тут бы и разъяснить: не получа­ют, а зарабатывают, пото­му что трудятся не в пример     общепитовскому. Ответ, как всегда, наготове: подумае?ь, и мы смогли бы.

Ну и смогите, кто же вам ме?ает?  Организуйте свое дело, бодрствуйте, носитесь по краю в поисках нужных продуктов, как это делают предприимчивые ребята.  ? получайте в пять, десять, сто раз боль?е, никто вас не уп­рекнет.

Впрочем, за это не руча­юсь.  Более того, убежден: упрекнут. Найдется ревни­тель “равенства и справед­ливости\", который с проку­рорским прищуром запустит глаз в чужой карман: много­вато, браток. Ах, как нам не нравится, если кто-то за­рабатывает боль?е,  луч?е живет.... Так не должно быть, это несправедливо.

А почему не должно быть и почему несправедливо? Кто  вну?ил нам такое ограничен­ное понимание справедливо­сти? Ведь эту “несправедли­вость\" легче легкого ликви­дировать:  вставай порань­?е, потей за ремеслом  и приобретай на здоровье  и цветной телевизор, и путев­ку в круиз. Правда, для это­го придется поднапрячься, оторвать спину от лежанки. Это не всем нравится.  Ку­да проще размахивать урав­нительным серпом, под­секая все, что высовывается. Сам не умею и не имею, но и тебе, «буржуй», не дам. На базаре пусто, зато все равны.

Вот и товарищ С.Калягаев, прислав?ий в редак­цию письмо из Георгиевского района, осматривает пози­ции  на?ей   экономики сквозь амбразуру “бойцов­ских\" категорий. “Вы не счи­тали, сколько у нас миллио­неров, если вести отсчет от 50 тысяч? Разве нельзя го­ворить о нарождении нового буржуазного   класса? В 1928—1930 годах мы таких ликвидировали как кулацкий элемент, и я принимал уча­стие в их уничтожении. Вот это была настоящая револю­ция в деревне, а теперь? На­жили,  хапуги,  дома, да­чи, “Волги”, “Жигули”,  и смеются над нами, тружениками. Не мыслится ли изъя­тие, а их - на БАМ, к лопа­те?”

Согласив?ись с на?им чи­тателем: к мо?енникам не может быть никакого снис­хождения, вернемся, однако, к уже высказанной мысли о том, что неравенство в дохо­дах могут формировать не только нечистоплотные махи­нации, но и инициативный, творческий, более произво­дительный личный труд.

Мы много лет твердили об абстрактном равенстве и на­чали понимать его букваль­но. Хотя политическое ра­венство прав и возможностей, которые еще предстоит реа­лизовать, - это одно, а сло­жив?ееся неравенство в магазине, где вам обменива­ют на хлеб, колбасу, молоко ли?ь то, что вы эквивалентно получили за свой кон­кретный вклад, - это сов­сем другое. В итоге очень часто воспитывается отсут­ствие критического взгляда на себя и свое место у об­щественного пирога, а дове­ском - амбиции завистника, уверенного,  что социализм - это дармовая всенарод­ная обжираловка. Предъяв­ляе?ь удостоверение в том, что ты советский гражданин и расписывайся в “получе­нии\".

Всего наперед не угада­е?ь. Как будет даль?е — покажет время. Оно выдви­нет проблемы, оно же и под­скажет пути их   ре?ения. Главное же, во что хочется верить,  -  расковывается творческая,  созидательная. деятельная инициатива ты­сяч и тысяч людей, стремя­щихся что-то делать, рука­ми ли, головой ли. ? надо учиться воспринимать это как должное, не подозревать беспокойного человека, ко­торый хочет жить луч?е и готов работать боль?е.   ? не ме?ать ему. Более того, помогать, побуждать к ини­циативе. Потому что суть ко­ренной перестройки управле­ния экономикой страны, состоит в переходе  от преимущественно   админи­стративных к экономическим методам руководства на всех уровнях, к управлению ин­тересами и через интересы...

1987 г.