МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Ю.Ржевский. НЕРАВНОДУШНЫЕ ЗАМЕТК? ОБ ?Г НФС ? ЕЁ ПЛАТФОРМЕ

← к списку статей

Оказывается, журналист Т.Коркина, автор статьи «Мотивы выбора» в чём-то оказалась права: в предвыборной программе инициативной группы даны ли?ь общие, я бы сказал, общегосударственные предложения, и совсем ничего не сказано о местных, самых насущных нуждах трудящихся - жилье, безобразной торговле, о ценах, растущих как грибы и т.д.

Далее, в программе сказано «расформируется Агропром…». Почему только Агропром? Ни слова не сказано о противозаконной перетарификации - а ведь это самая волнующая на сегодня проблема рабочего класса.

Привлечь же массы трудящихся на свою сторону, разбудить их активность можно только учитывая их конкретные, насущные интересы.

Вспомним Ленина: «Первая производительная сила всего человечества есть рабочий, трудящийся». Сейчас эта сила дремлет, разбудить её, организовать, поставить именно в центр движения - вот задача, на мой взгляд, инициативной группы НФС. А без этого все благие пожелания останутся тем, чем они оставались всегда - «дорогой в ад».

Однако ведущую роль вы предоставляете не рабочему классу, а, как пи?ет В.Бурьянов, всесторонне развитому, высокообразованному, чуть ли не профессорскому клану, т.е. интеллигенции. Но разве не было в партии, в правительстве высокообразованных людей, интеллигентов в 1930-50 гг? Почему же воцарился сталинизм?

Да потому, что государственный капитализм сущностью своей предполагает диктатуру. Всё равно какую - сталинскую, волюнтаристскую, брежневскую, министерскую и т.д. Значит, первей?ей задачей должна ставиться ликвидация министерств как системы, совер?енно себя дискредитировав?ей, а не только Агропрома. Далее, арендоваться и средства производства, и земля должны быть только у Советской власти. ?бо и я, и министр имеем равные права на социалистическую общенародную собственность. Очевидно, что, в конце концов, она станет кооперативной.

В том-то и состоит вина Сталина и иже с ним, что они возвели в фети? гигантскую государственную монополию даже на продукт разума учёных, на изобретения. Управлять этой громадиной без единоначалия, без диктатуры невозможно. Ленин предвидел и то, что управлять этой махиной невероятно трудно: «…но ма?ина едет не совсем так, очень часто совсем не так, как воображает тот, кто сидит у руля этой ма?ины».

Мне кажется, что сейчас ма?ина едет «не совсем так», потому что ей вставляют палки в колёса. Ва?а группа понимает это и хочет бороться с этим. Но хотеть бороться и бороться реально - это не одно и тоже. Не хочу обидеть ва?у группу, но без реальной силы самого революционного класса - рабочего класса, ва?и намерения останутся всего ли?ь «благими», без его поддержки даже при полной свободе слова и собраний ва?а группа останется декларативной.

Кстати, о свободе собраний. Запрещение их является неправомерным действием, и вы совер?енно справедливо претендуете на право высказывать своё мнение. М.С.Горбачёв на московской партконференции высказался по этому поводу весьма определено: «Нужно искать такой механизм, который бы поддерживал активную общественную жизнь, обеспечивал контроль, чтобы не было закрытых зон, чтобы все были на виду, чтобы народ участвовал в перестройке”.

Так как же сможет партия, Политбюро узнать на?и мнения, настороения, если запрещаются собрания НФС? Значит, линия запретителей идёт вразрез с линией ЦК, иной оценки этому нет. Правда, голодовка - не луч?ий вид борьбы за свои права, но как крайнее средство протеста против грубой силы и нажима - она приемлема.

Хочу сказать несколько слов о ва?ем журнале. Одна существенная о?ибка всех ва?их публикаций состоит в том, что вы говорите таким языком и с таких позиций, которые во многом являются просто недоступными для ?ирокого круга рабочих.

Замечу, что недостатками ва?его журнала гре?ат и центральные издания, о чём на встрече с работниками средств массовой информации говорил т. Горбачёв. Кстати, В.Красуля, будучи заместителем редактора «Ставропольской правды» старался дать возможность высказаться на её страницах всем слоям на?его общества, несмотря на разноречивость мнений. Очевидно, это ?ло вразрез с руководством, которое считает своё мнение «истиной в конечной инстанции». В этом случае малей?ая о?ибка, слабость совер?енно недопустимы. Красуля её совер?ил – «подал в отставку» (см. второй номер «Гражданина»). Поймите, я не осуждаю т. Красулю (да и не имею на это права) – все мы люди, все мы человеки, и ничто человеческое нам не чуждо, в том числе и о?ибки. Но эмоции и амбиции в борьбе не допустимы.

Теперь о сталинизме, о суде над ним. Считаю это предложение не нужным, во всяком случае, несвоевременным. Почему? Вы молоды, вам этого не понять - это нужно прожить. Не буду говорить о поколении, родив?емся и состарив?емся при Сталине - ведь этот же суд будет в какой-то степени и над ним. А ведь это правда, что люди с именем Сталина ложились под танки. Зачем же перечёркивать их жизнь? Свою же оценку Сталину я давать не имею права просто потому, что я его ненавидел ещё при его жизни, ненависть же никогда не может дать объективной оценки.

Ю.Ржевский, рабочий–строитель, пенсионер