МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Вместо послесловия

← к списку статей




Со сме?анным чувством любопытства и настороженности воспринял я предложение издателей выпустить в свет сборник моих публикаций десяти-двадцатилетней давности. Насколько все это может быть интересно и, главное, созвучно сегодня?ним реалиям?

О том, насколько интересно или неинтересно, судить читателю. Но вот о созвучии…Перечитав статьи, особенно на социально-экономические темы, я обомлел: те же проблемы терзают нас и сегодня.

Сквозная тема экономических очерков последних десятилетий всей советской журналистики – поиск хозяина. Воспитание чувства хозяина в труженике, специалисте, руководителе. Какие-то уныние и печаль веяли от газетных исследований. Все валится, не получается, несмотря на все старания. ? герой-одиночка, ощутив?ий в себе ответственность за порученное ему дело, бьется с обстоятельствами, равноду?ием, непониманием. Он пытается приблизить «ничье», «общее» к «моему», сделать его как бы частицей своей личности. ? не выходит.

Не выходит потому, что для того, чтобы чувство хозяина проснулось в нем, он, прежде всего, должен реально стать этим самым хозяином.Стать хозяином продукта своего труда, а в конечном итоге – своей судьбы. Но куда бы меня ни приводила журналистская тропа, я всюду находил людей, задавленных вне?ними обстоятельствами, не  распоряжающихся собой, своим трудом. ? это гасило всяческую инициативу, вело к вырождению.

Об этом говорят и многочисленные дискуссии о том, как платить. Официальная идеология всегда боролась с высокими трудовыми доходами, не допускала высоких заработков. ?, как правило: в колхозе или совхозе, по моим наблюдениям,  по-настоящему, с полной отдачей  работали  всего 20-30 процентов механизаторов. Они, что называется, надрывали жилы, тянули по полторы-две нормы, а заработок у них был чуть вы?е среднего. Они выматывались, преждевременно старились, умирали до срока. ?х героические усилия не могли ничего изменить: экономика совхоза или колхоза все равно ру?илась. Бесхозяйственность, приписки, брак, халтура  на фоне постоянных разговоров о бережливости, хозяйственной инициативе – все это свежо в памяти. Боль?е всего удручало, что крахом заканчивались все добрые начинания и почины «косыгинские» реформы, бригадный подряд, щекинский метод, «орловская непрерывка», эксперимент на Калужском турборемонтном заводе – сколько их было.

Сегодня, когда рыночные преобразования больно ударили по экономике, особенно сельскому хозяйству, очень часто раздаются голоса: рань?е было луч?е. Давайте назад!

Читатель, добрав?ийся до этих строк, уже познакомился с публикациями, в которых с разных сторон рассматривается это самое «назад». Напомню, что написаны они не злопыхателем, а человеком, искренне верив?им в коммунистические идеалы. ? не сомневающемся в превосходстве социалистической экономики над капиталистической. Автор переживал невзгоды социалистического хозяйствования как свою личную боль и пытался найти, разглядеть  хоть какой-то просвет. В этих строках зафиксирована боль за на?у жизнь. ? тоска безысходности.

Не было в этом самом «назад» справедливости, лада, гармонии. ? уж если и искать где-то выход из сегодня?него тяжелого положения, то только не там, где мы уже были и не стали счастливыми.

Автор