МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Темная личность

← к списку статей



 

Мичкиса перевели в новый отдел.

—  Ну как на новом    ме­сте?  — спросил его эконо­мист  Фулиров   недели     че­рез  две.     Они    сидели     в пельменной.  Пили  пиво.

—   Нравится,   —  отозвал­ся новичок.

—   Не   правда    ли,    на? инженер     —      порядочная свинья?   Невоспитанный...

—  Что вы? Я бы не ска­зал.   Он     прост   в   обраще­нии.  Мне это  нравится.

Фулиров перестал же­вать пельмень и насторо­жился.

«Эге-ге, — подумал он, — да ты, видать, птица то­го еще полета».

—  А   секретар?а?   Кокет­ка,  ветряная  мельница,     не правда ли? —  хихикнул  он, довольный  остротой. — Го­лова  у  нее—пустая  кубы?­ка,     в     которой   только     и мыслей, как бы  кому голо­ву закружить. А  ведь  и не ахти  какая.  Так,     посредст­венность.

—  Не    согласен,  —  воз­разил Мичкис.—Очень    ми­лая   и   симпатичная   деву?­ка.   ?   мне     кажется,     она тонкая   натура.

Фулиров не на ?утку встревожился.           Аппетит

пропал. Он наскоро про­глотил остатки пива и ви­новато распрощался. Тя­желые предчувствия на­полняли его...

Дня через два между Фулировым, инженером и замом начальника отдела состоялся разговор.

—   Странный   он   тип   — взбудораженно         говорил Фулиров,  — слова  говорит непривычные.   Не   на?и.   Я ему:     на?     директор      ни бельмеса не петрит в деле. А    он:    директор      превос­ходный   специалист...

—  Не странный,  а  сколь­зкий,   —   поддержал   инженер. — Я ему про вас, Ми­хаил       Григорьевич,   —   он обратился   к   заму,   —ска­зал на днях:  на? зам тупи­ца  и бабник, его давно  на­до  на  поруки  брать,  а еще луч?е    с    работы    выгнать. А  он:   если   человек   улыб­нется   секретар?е,   он   еще не   бабник,   а   про   тупицу, говорит,   вы   из   пальца вы­сосали...

—   Это  же     надо?!   —  в один      голос     возмутились зам и Фулиров.

—  Да,  я  согласен  с     ва­ми,  — задумчиво   прогово­рил   зам.   —  Такого   я   еще не   встречал,   и   это     меня

пугает. Как-то говорю про вас, Алексей Семенович,— повернулся зам к Фулирову, — что вы, мол, ничего не делаете, даром только деньги получаете и что квартиру-то наверняка по блату отхватили. А он, вы знаете?

—  Что???

—   Говорит:        неправда. Говорит,  у  вас,  золотая  го­лова.      Благодаря       ва?им экономическим      подсчетам предприятие        сэкономило кругленькую   сумму.   А   что до   квартиры,   сказал,      это сплетни     и     не   стоит     их развозить.

Для отдела наступили черные дни. Все ходили под страхом чего-то и че­го-то ждали. Никто не знал, как быть. Ожидание угне­тало.

? тогда делегация во главе с замом двинулась к директору.

?зложили мнение кол­лектива. Мол, так и так, какой-то не такой человек. Темнит. Странно ведет себя. Ни о ком дурно не отозвался. Никого дура­ком не обозвал. Что-то за­мы?ляет. Одним словом, темная личность.

Директор вызвал Мичкиса. Подумал. ? начал в лоб:

—   Скажите,    пожалуйста, что   вы   думаете    о   на?ем коллективе?

—  Чудесные люди.    Мне у вас нравится.

—  А    не    кажется      вам, как-то   у   нас     бюрократиз­ма   много:       коллектива    в общем-то   нет,       так,    одни  склочники,     каждый     себе старается   урвать.       Только о карьере  и думают. Зави­стливые   люди?ки.

—  Ну, что вы! Очень до­брые   и   отзывчивые   люди.

—  Вот  что,  Мичкис,     да­вайте   полюбовно.   Вот   бу­мага,   вот   каранда?.      Пи?ите заявление.    По собст­венному желанию.

1973 г.

.