МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Глава 11 Ды?ло для закона

← к списку статей


Давно отгремела Великая Отечественная, но о вое «мессер?миттов», атаках и  контратаках   напоминает так и не взятая высота:  распределение автомобилей для инвалидов войны.  С каждым годом  все мень?е тех, кто носил погоны в суровые сороковые, а очередь на льготные малолитражки разбухала. В строй становились дети и внуки героев. Дележки «лимузинов»  иногда доходили до  рукопа?ной.

 Дверь втолкнула в кабинет крупного, прочного  мужчину в летах, о котором не скаже?ь - старик. Он  об?арил    глазами   стены, как будто искал образ Божьей матери, чтобы перекреститься,  и мелкими ?ажками колол  разделяв?ее нас расстояние. На средине пути рухнул на колени и даль?е семенил как на культях:

-Василий Александрович, умоляю, спасите... Моя жизнь в ва?их руках... Век буду благодарен...

Я похолодел и подскочил к посетителю. Тусклый свет люминесцентной лампы лип к беззащитно голой маку?ке.

-Что вы делаете? Немедленно встаньте!

Он вцепился в мои пальцы и вдавил в свои влажные губы....

...После того как коллектив управления соцзащиты вдоволь налюбовался на нового начальника и разбрелся по трудовым кельям обсуждать сенсацию – бородатого ?ефа, -  я провел Валерия в его рубку:

- Задача номер один: наведи порядок с ма?инами для инвалидов.  Сделай процедуру  подконтрольной, публичной и прозрачной. Втяни сюда  общественные организации, партии, стариков.  ?збавь меня  от ду?ераздирающих сцен.

Вместе с ветеранскими  организациями  перетряхнули  списки льготников, загнали имена и фамилии в компьютер, опубликовали в газете и разослали по районам.

Про?ло немного времени.

Позвонил мой коллега:

-Василий Александрович, у меня к тебе боль?ая личная просьба. Моему тестю положена льготная ма?ина,  а что-то не складывается. Помоги, пожалуйста.

Митрофаненко прояснил картину:

- У тестя твоего коллеги двести тридцатый номер. Подойдет очередь, и получит.

-Валера, а нельзя как-то ускорить?– Я политик, мне выстраивать отно?ения. - Очень важно. Ты же понимае?ь, что этот человек для нас значит..

-Нельзя. Список опубликован.

-Валера, очень надо.

Я  хочу помочь коллеге. Мне надо дружить с ним.

-Вася, если ты настаивае?ь, я сделаю. Но имей в виду, после этого я уйду. Я не смогу работать. Как после этого мне будут верить мои люди?

-Хоро?о,  Валера, все. ?звини, что давлю...

 С тяжелым сердцем  брел я по долгому коридору к коллеге. Уселся напротив, и он не проронил ни слова, пока я мямлил про  закон, про то, что список опубликован и что все под контролем  общественности. ? я не могу «выкрутить руки» начальнику управления, потому что сам от него требую жесткости и порядка. Придется дожидаться очереди.

 Он с неподдельным любопытством изучал мою светлую личность.  Он не верил, что это не я, а мой подчиненный ре?ил  участь его тестя. Он много лет  утрамбовывал кресло руководителя краевого ведомства. Ему не надо объяснять, кто такой начальник управления и кто такой заместитель главы края. Первый  создан для того, чтобы воплощать в жизнь фантазии второго. Если он этого не делает, значит, он не на своем месте. А если заместитель главы позволяет подчиненному такие кульбиты, значит, не на своем месте он. Таковы правила  российского менеджмента. ? причем здесь закон?..

...С ?орохом, как из-под иглы на  старинной граммофонной пластинке,  из телефонной трубки сыпался недовольный голос председателя краевой Думы:

-У  меня на приеме заслуженный человек. Участник войны. Ему надо выделить автомобиль. Есть ходатайство краевого Совета ветеранов, а эти бездельники в соцзащите не че?утся.

-Валерий Георгиевич, автомобили выделяются по очереди. Список опубликован и согласован, кстати, с Советом ветеранов.

-Что ты меня учи?ь? Ма?ину надо выделить. Понял?

-Принимайте ре?ение.

-Какое еще ре?ение?

-Примите краевой закон, что десять  или все сто процентов автомобилей выделяются  по ре?ению Совета ветеранов или кого угодно. Пусть берут на себя, делят, раздают, кому хотят.

-Да вы ни черта не понимаете,  демагогию разводите!

В телефонных мембранах еще не угасли  вибрации голосовых связок спикера, а уже рвется  голос губернатора:

-Василий Александрович, ты  что  себе позволяе?ь? Хами?ь председателю краевой думы? Зайди немедленно!

Я пересказал Кузнецову разговор.

Он чертыхнулся и потер ладонью лоб:

-Закон они принимать не будут. Слу?ай, а нельзя, в самом деле, как-то выделить эту колымагу?

-Нельзя.

-Почему?

-Потому что очередь. В газете опубликовано. Все видят и знают.

-Ну и черт с ними. Мы что, одну ма?ину не можем ре?ить? В конце концов, власть мы или не власть? Прикажи своему парню, пусть ре?ит вопрос. ? точка. ?ли он у тебя совсем от рук отбился и не слу?ается?

-Евгений Семенович, если  я прикажу, он  сделает. Но после этого подаст заявление по собственному.

-Да, с  вами, демократами, до пенсии точно не дотяне?ь.