МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Василий Красуля, как он есть

← к списку статей

1.

В ноябре про?лого года несколько ставропольцев создали общественную организацию «За честную политику». Главная цель – моральная поддержка краевых лидеров, которых мы считаем честными политиками. Как бы наработка рейтинговых исходных, в которых во главу мы поставили то, что должно быть присуще «государственным мужам» - честность, порядочность, самоотверженность.

Первым в списке кандидатов был поставлен Василий Красуля, быв?ий заместитель главы администрации Ставропольского края, а до этого – признанный лидер демократического движения Ставрополья. Почему именно он? Как человек, на на? взгляд, стяжав?ий известность самой одиозной фигуры в крае. Мы хотели отделить человека от выдумки о нем, правду от лжи.

Нами была подготовлена листовка, которую из-за недостатка места приведем в сокращении.

«В ноябре 1991 года Василий Александрович Красуля, быв?ий заместитель редактора краевой газеты «Ставропольская правда», уволенный из нее за демократические взгляды в 1988 году, организатор демократического движения на Ставрополье, стал заместителем главы администрации Ставропольского края. ? с того самого дня на протяжении пяти лет не утихали обвинения его в том, что он организовывал митинги и голодовки, боролся с коммунистической номенклатурой, чтобы добраться до власти, занять высокий пост и воспользоваться благами и привилегиями. Распространялись слухи о ?икарных особняках, которые он возводил в разных частях Ставрополя.

Про?ло пять лет.

Сегодня он со своей семьей из пяти человек живет в том же неболь?ом частном доме жилой площадью 34 квадратных метра на улице Короткова, где некогда располагался ?таб Народного Фронта.

На вопрос, неужели он не мог «сделать» себе приличную квартиру, он отвечал: «Мог, но я не за этим при?ел в краевую администрацию. В Ставрополе более 20 тысяч человек вообще не имеют жилья и живут намного хуже меня. Надо иметь совесть».

Самые яростные его противники теперь могут убедиться: Красуля не создавал своих фирм, не имеет счетов в банках, не построил себе дома, не заставил подчиненных написать диссертацию. Вопреки обывательским ожиданиям он ничего не сделал для себя.

От своих соратников по демдвижению, во?ед?их во власть, он требовал честности. Когда один из его близких товарищей по Народному Фронту, возглавив?ий Фонд социальной поддержки, сам себе выделил льготный кредит, Красуля освободил его от должности».

2.

Выясняя при подготовке листовки, где правда, а где вымысел, мы при?ли к убеждению, что Красуля должен присутствовать во власти.

Хотя бы потому, что своим примером развенчивает миф оппозиции, будто все демократы во власти взяточники и ?курники. Но более важно, что за пять лет «сидения» на высокой должности, дающей возможности укрепить личное благосостояние, он делом подтвердил верность демократическим идеалам, которые публично впервые заявил еще десять лет назад в наделав?ей в те времена немало ?ума статье «Мы родились, чтобы быть свободными». В разгар либерализации, на собрании, посвященном годовщине Народного Фронта Ставрополья он отчеканил фразу:

- Я за капитализм в России. За то, чтобы у нас были и миллионеры, и миллиардеры. Такое устройство общества дает боль?е свобод и благополучия рядовым гражданам, чем социализм. Но я против того, чтобы миллиардерами становились руководители правительства, регионов, чиновники любых уровней. Мы, руководители, капитализм строим не для себя. Руководители должны вместе с народом делить тяготы реформ.

Напомним: Красуля представлял во власти энергичную, волевую, знающую, что делать часть демдвижения, которой не дали сделать то, что она могла бы сделать.

Процитируем выдержки из одного документа:

1. Потребовать от всех краевых, городских и районных руководителей представления декларации доходов за последние два года. Документально подтвердить источники средств на приобретенные за это время автомобили, предметы длительного пользования, строительство домов и дач, покупку путевок в дорогостоящие санатории и так далее.

2. 2. Организовать комиссию для расследования и предания гласности участия прямых родственников руководящих работников во всевозможных коммерческих структурах, акционерных обществах, банках и так далее.

3. Организовать комиссию по расследованию всех жалоб и заявлений граждан о фактах злоупотреблений должностных лиц в крае.

4. Создать общественную комиссию по контролю за распределением квот, выделением лицензий, льготных кредитов, бюджетных субвенций в народное хозяйство.

?ли вот такие слова:

«Я бы предложил выбирать и начальников районных и городских отделов милиции. Выбирать всенародно. Население поселков, городов знает, кому можно доверять. Сегодня?няя коррупция и взяточничество, которые имеют место в милиции и вообще в правоохранительных органах, достигли неслыханного предела.

Предлагаю провести расследования по всем сомнительным фактам приватизации государственного имущества. Особенно внимательно надо посмотреть на то, что приватизировали различные руководители через родственников, близких, друзей».

Как вы думаете, откуда это? По духу очень похоже на предвыборные обещания А.Черногорова. Но это не так. Эти предложения принадлежат Василию Красуле. Первая цитата – из его служебной записки, направленной в конце 1993 года тогда?нему губернатору Е.Кузнецову.

Вторая – из предвыборного выступления В.Красули в ноябре 1993 года на выборах в Совет Федерации, на которых он собрал 218 тысяч голосов.

Как видим, ни по служебной линии, ни по избирательной лидер демократов тогда поддержки не получил. А сегодня, перехватив у демократов эти лозунги, коммунисты чуть ли не на белом коне въезжают во дворцы власти и при этом боль?е всех ?ельмуют именно демократа Красулю. А речь в конечном итоге ли?ь о том, что видно честному политику. Видно было и тогда. ? отнюдь не зависело от политической окраски.

К сожалению, донести свою точку зрения до ?ироких масс не смог. А губернатор к этому гласу вопиющего в пустыне был глух. Да и вряд ли хотел того, что предлагал ему демократичный зам.

Да и кому могли понравиться такие вот оценки:

«Размы?ляя о катастрофическом положении в экономике, о падении жизненного уровня подавляющего боль?инства населения края, о росте преступности, о моральной деградации и о многом другом из этого же ряда, я обращаю ва?е внимание на три неуте?ительные вещи.

Первое, на?е краевое правительство не пользуется доверием боль?инства населения края.

Второе, боль?инство граждан не воспринимают то, что можно было бы назвать попытками реформ, своим кровным делом. Они не включились в процессы активных действий…

Все это имеет место, прежде всего потому, что в на?ей жизни не происходит реальных перемен. Реформы стоят. С деятельностью краевой администрации, которой на днях исполняется, полгода не связываются какие-либо бросающиеся в глаза сдвиги. ? что реформы буксуют именно по причине на?ей политической непродуктивности…

Требуются конкретные, глобальные идеи, которые позволили бы радикально изменить ситуацию и привлекли бы к нам сотни тысяч сторонников реформ, втянули их в повседневную практику преобразований».

Какое-то время он верил, что логикой убеждения сможет пробить стену отчуждения, заставить считаться с неизбежностью основанных на точном анализе выводов. ? предлагал, предлагал…

Среди прочего, предлагал создать краевой совет безопасности, в который во?ли бы представители милиции, контрразведки, прокуратуры, военных, казачества, других ведомств для прогнозирования непредвиденных ситуаций и организации силового регулирования. Это было предложено за три года до Буденновска, Басаева, Чечни. Сегодня в краевом коммунистическом правительстве идея Совета безопасности подается как гениальная находка, впервые озвученная Лебедем.

3.

Можно было бы продолжать излагать предложения В.Красули по разре?ению болевых проблем края. Они были разными, но их объединяет одно: они были отвергнуты. Правящая элита не хотела прислу?иваться к вице-губернатору-демократу, причем зачастую в ущерб себе. Хотя прислу?айся тогда, реализуй программу радикальных реформ, произведи необходимые кадровые замены и, может быть, мы в крае жили бы сейчас иначе. Но не прислу?ались. Сокру?ительное поражение партии власти на губернаторских выборах задним числом подтверждает правоту Красули, выражав?его точку зрения демократического движения

Помним то время, когда среди демократов ?ли дебаты, оставаться Красуле во власти или ему луч?е уйти из администрации, критиковать со стороны и не дискредитировать честное имя своим присутствием в нереформаторском правительстве края.

Но Красуля всегда выступал за продолжение работы в администрации, за то, чтобы что-то делать, а не только учить или критиковать. Хотя, насколько нам известно, он несколько раз порывался уйти. Самый первый – в мае 1992 года, когда осознал, что у губернатора понимания не находит, а массовой опоры «на улице» для оказания давления на главу уже нет: после либерализации цен население резко охладело к демократам. ? он как бы завис. ? тем не менее, вызывая у некоторых подозрение, что он смирился с номенклатурой, продался, он оставался, чтобы не говорить, а делать. Ли?енный возможности влиять на кадровые перестановки, отставленный от финансов, он стремился выдавить максимум из должности вице-губернатора для «наращивания мускулов» руководителя краевого ранга. Укрепляя связи, поддерживал учреждения, на которые в будущем можно было бы опереться, вникал в многочисленные проблемы, общался с сотнями специалистов и руководителей разного уровня. Он сделал ставку на добросовестное т честное служение делу, доказывая профессионализм и деловую порядочность демократа.

Пересказывают его фразу на одном из совещаний с единомы?ленниками в структурах власти:

- самое главное не дать повода обвинить нас в профнепригодности и выкинуть как несправив?ихся. Это будет самым тяжким обвинением в адрес демократов.

? он повседневным трудом доказал профессионализм свой и своих единомы?ленников в аппарате. Опытные управленцы-зубры признали это.

Хотя ему было нелегко. Нелегко потому, что разгуляв?ееся общество, опьяненное политической свободой требовало нестандартных ре?ений. Нелегко потому, что очень многие его прежние сторонники и поклонники ожидали, что он, войдя во власть, «покажет им», подтвердит свой имидж борца с номенклатурой и публично демонстрировали разочарование в нем, видя, что он пытается наладить союз с управленцами. Нелегко потому, что он не входил ни в один из кланов «демократично» распределив?их портфели. Нелегко потому, что не гнулся, не становился «своим», к тому же не брал на «лапу».

С утра до позднего вечера служил государству и Президенту-реформатору, мотался по командировкам, успевая и не успевая, кому-то помогая, кого-то обижая тем, что не хватило возможностей помочь. Это было непросто, даже физически. Это было нерадостно для семьи, детей, которые видели его ли?ь по праздникам.

Немало сплетен, клеветы вываливали на него. Друзья не выдерживали: почему молчи?ь, не отвечае?ь? А он усмехался: на каждый роток не накине?ь платок. А однажды бросил фразу, которую тогда не оценили по достоинству:

- Ничего, чем боль?е набре?ут, тем с боль?ей силой вся эта дрянь рухнет на них же. Обнажив?аяся ложь луч?е оттенит правду.

Он как бы заглядывал вперед.

4.

На листовку «Не предавал, не продавал» было много звонков. Реакция очень любопытная – от предложений помощи, поддержки до злых «всех вас демократов…», обвинительных: «Россию продали», но более всего было желающих удостовериться так ли уж: не квартиры, ни особняков, ни дочь за границей не учится. Даже асфальт на улице Короткова, где он живет, оказывается вопреки слухам, положили еще до его при?ествия в администрацию. А, услы?ав малую толику из того, что он сделал, пытался сделать, предлагал сделать (но, к сожалению, безуспе?но – сли?ком боль?ая сила противостояла), реагировали однозначно: «Откуда нам это было знать?». ?, чувствовалось, возникает энергия своеобразного раскаяния, протеста против дирижеров, охаивающих этого человека, симпатия к нему.

Да, Красуля оставался в краевой администрации, делая, что было в его силах, чтобы поддерживать инициативных, талантливых, порядочных людей. Не будем забывать, что за ним в разные структуры и учреждения при?ли десятки, сотни специалистов, и нужно было думать и об их судьбе. ?дя на компромиссы, но, не поступаясь принципами, маневрировал на очень ограниченном пространстве, набираясь опыта, сил умения. Он знал, что единственное, что он сможет предъявить и своим сторонникам и противникам – добросовестный труд и честное имя.

Он оставался на самой невыгодной, самой обстреливаемой позиции, критикуемый и демократами и коммунистами. Размы?ляя о мотивах его поведения, мы приходим к выводу, что он чувствовал свою ответственность за когда-то начатое им демократическое движение. Он ценил доверие тех, кто поверил ему еще в 1989-1991 годах, и не мог бросить начатое на полпути. А чтобы в итоге победить, он считал, что, оставаясь на посту вице-губернатора, он будет полезнее и демдвижению, и реформам, и народу. Хотя знал, что рано или поздно политически целесообразно будет уйти. ? прислу?ивался к интуиции: когда?

Он мог уйти в отставку во время выборной кампании 1995 года. Многие полагали, что он предпримет атаку на губернаторский пост летом 1996 года и попытается сплотить вокруг себя демократические силы. Мы знаем, что он размы?лял над этим, взве?ивая все за и против. ?, наверное, в свое время сам луч?е расскажет о драматических днях июля-сентября года губернаторских выборов: о сомнениях, надеждах, спорах, разочарованиях, обманах, предательствах. ? не по?ел на это потому, что опять же, исходя из сложив?ейся расстановки политических сил в крае, посчитал нецелесообразным для дела. Хотя лично для него, для его политической карьеры это было бы луч?е.

Пытаясь проследить его путь в политике, мы поняли одну вещь: принимая ре?ение, он никогда не исходит из того, как луч?е будет лично ему, но всегда, как луч?е будет делу.

Он никого не предал и не продал. ? уже будучи не у власти отмечал свое сорокапятилетие. ? гостей было даже боль?е, чем прежде. ? никто не соболезновал, а все поздравляли. С вновь обретенным правом не подчиняться правилам административной игры и начать говорить то, что думает, действовать и, если возвращаться во власть, то с учетом опыта этих пяти лет. ? делать это также честно и чисто, как делал. В этом теперь может убедиться каждый, кто подозревал обратное. Теперь он не прикрыт мантией власти. А значит, его нахождение во власти, те компромиссы, которые он вынужден был заключить, сотрудничая с номенклатурой, даже те о?ибки, которые он делал, - все это совер?алось не из корысти, не во имя чьих-то клановых или родственных интересов, а для реализации некогда открыто заявленных целей, которые он ставил перед собой, идя во власть.

5.

В ноябре 1991 года Красуля принял бро?енный ему вызов: согласился стать заместителем главы администрации края. Он верил, что сумеет победить и заставит работать на реформы обновленную номенклатуру, которая к власти при?ла организованному им массовому протесту ставропольчан. Он рассчитывал на помощь реформаторской Москвы, верил, что при поддержке сверху сумеет справиться с номенклатурой. Он о?ибся – Москва сделала ставку на номенклатуру, а не на демократа, сведя к минимуму его ресурсы борьбы.

Наверное, он с самого начала был обречен на поражение в этой схватке. Российский опыт последних пяти лет свидетельствует: нельзя обыграть номенклатуру на ее поле.

Но даже если это и поражение, оно не оставляет привкуса уныния, паники. Это поражение бойца, который, теряя союзников, в постоянно ухуд?ающихся условиях, увертываясь от сыплющихся со всех сторон ударов, не впадал в отчаяние, менял тактику, отступал и мужественно продолжал борьбу, сражаясь до конца, в том числе и за нас с вами, и который не сломился. Поражение, которое не умень?ает уважения к этому человеку и к тому, что он сделал, и боль?е свидетельствует о его силе, чем слабости.

На?а листовка заканчивается такими словами:

«Сильные духом не любят просить о помощи. Но и они нуждаются в моральной поддержке, добром слове. Очень хотелось бы, чтобы Василий Красуля знал: многие ставропольцы понимают его и по-прежнему ему верят».

В.Кустов,

А.Хвостов,

члены инициативной группы «За честную политику».

Ставропольская правда», 21 марта 1997 года