МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

19 августа глазами прессы: Л.Леонтьева. «ПЕРВЫЙ СЕКРЕТАРЬ КРАЙСОВЕТА» СОХРАНЯЕТ КОМВЛАСТЬ

← к списку статей

«Гражданскiй миръ», 08.09.1991 г.

Безрезультатно на первый взгляд завер?илась продолжав?аяся семь суток у парадного подъезда ставропольского белого дома политическая голодовка четырех депутатов краевого и городского Советов и пятнадцати их товарищей по демократическому движению.

Требования участников акции – отставка президиума крайсовета во главе с ?ваном Болдыревым, отставка президиума крайисполкома во главе с Василием Травовым, назначение Ельциным главы администрации Ставропольского края – остались неудовлетворенными. Однако сессия крайсовета, на которой настаивали голодающие, чтобы дать на ней оценку властям во время путча, состоялась. Как трусливо-выжидательскую, даже предательскую, оценили позицию руководства края демократические партии и движения Ставрополья. Те, кто при?ел на митинг протеста против путчистов на площадь имени Двухсотлетия 19 августа, кто размножал и распространял тысячи листовок с документами российского правительства…

Ли?ь поздно вечером 20 августа президиум крайсовета передал по местному телевидению аморфное обращение, в котором, выразив тревогу и озабоченность судьбой Президента, ни словом не дал оценку хунте, узурпировав?ей законную власть их земляка-Президента. Более того, даже в этом оскопленном документе его авторы на всякий случай сделали реверанс «новому порядку» и циничный выпад против тех, кто в самый критический момент выступил на защиту законной власти. Авторы обращения призвали ставропольцев «не поддаваться провокационным призывам экстремистски настроенных элементов, представителей отдельных политических групп к противоправным действиям, митингам, забастовкам», то есть по существу продублировали требования ГКЧП, также требовав?его сохранять спокойствие, пока путчисты с дрожащими руками грозными указами пытались вызвать у людей чувство неизбежности и правомерности происходящего.

Судя по глухому молчанию ставропольской номенклатуры, не воспользовав?ейся ни единой возможностью публично высказаться по происходящему, плененный Президент мог не рассчитывать на ее особое сопереживание. Подобная позиция была тем безнравственней, что многие из ее числа обязаны Горбачеву в бытность его партсекретарства на Ставрополье своей стремительной и безоблачной карьерой. Это они все годы взахлеб и наперебой кичились друг перед другом тесными «с Ми?ей» связями – не знаю уж, действительными или мнимыми. ?менно с ними Горбачев, имев?ий все основания считать их лично преданными, поделился доверительно в сентябре 1986 года: «Знаете ли, мне пророчат судьбу Хрущева… - и через паузу закончил, энергично жестикулируя указательным пальцем, - но у тех, кто хотел бы этого, ничего не выйдет…»

? зал, где собрался партхозактив Ставрополья, преданней?е вопил: «Не выйдет, Ми?а…», «Не допустим, Михаил…».

К сессии, состояв?ейся в предпоследний день августа, президиум Совета готовился тщательно, взяв на вооружение испытания методы ?ельмования своих политических противников.

«Ставропольская правда», несмотря на заклинания последнего времени о «независимости» своих взглядов от боль?ого партийного дома, как и прежде, продемонстрировала его высокопоставленным обитателям идейную преданность: опубликовала накануне сессии анонимную клеветническую корреспонденцию об участниках политической акции, как о хулиганах и истериках, сообщив изумленным читателям, что голодающие падают в обморок и режут себе вены.

Заместитель председателя президиума крайсовета Юрий Бурлуцкий, по-лукьяновски тасуя при?ед?ие в президиум бумажки, с видимым удовольствием зачитывал перед депутатами и перед населением края (?ла прямая трансляция по телевидению) письма ставропольцев, поголовно, что есть мочи, якобы поносящих всех демократов и голодающих. Особенно авторы «откликов» обру?ились на председателя местного отделения демпартии Василия Красулю. Но организаторы «народного возмущения», как уже случалось, вновь были пойманы на подлоге. На площадь к голодающим со слезами негодования прибежала женщина – соседка Красули, от имени которой фальсификаторы подписали один из самых гнусных «откликов» в адрес непокорней?его из ставропольских демократов.

Очень путался в непривычной лексике, славословя в адрес руководства крайсовета по заготовленной для него бумажке «гегемон» из числа рабочих депутатов.

Волновался и потому знаменательно о?ибся под смех зала другой оратор, назвав еще недавнего совместителя Болдырева «первым секретарем крайсовета».

Но и тщательно отработанный сценарий «одобрямс» не мог рассчитывать на единоду?ие даже среди выс?ей номенклатуры.

«Боль?е плохого для Горбачева, чем вы, в стране не делал никто», - обратился к Болдыреву председатель Промы?ленного райсовета Александр Коробейников, имея в виду его командно-административный стиль, ярое противодействие на Ставрополье всем реформам перестройки. Примеров этого выступав?ие приводили много.

Но еще боль?е в зале было тех, кто с отставкой Болдырева имел ?анс последовать за ним.

Немудрено, что депутаты крайсовета одобрили действия властей, представители которых выступали на сессии почти как герои Сопротивления. Особый дар перевоплощения продемонстрировал краевой прокурор Владимир Хомутинников, доложив?ий депутатам о личном мужестве и непреклонности в осуждении хунты, в то время как до последнего момента никому из журналистов и демократов не удалось выжать из главного правоохранителя края ни одного внятного слова в осуждение переворота.

Требования демократов об отставке краевых руководителей поддержали сессии Промы?ленного райсовета, Ставропольского, Кисловодского и Лермонтовского горсоветов.

Демократическая общественность края не считает вне?нюю безрезультатность акции голодовки и сессии крайсовета своим поражением, учитывая все увеличивающееся противостояние между населением края и его номенклатурными депутатами, принимающими ре?ения отнюдь не в общественных интересах.

Демократы поставили целью собрать сто тысяч подписей жителей Ставрополья под требованием об отставке краевых властей.

Создан и комитет по отставке ?вана Болдырева, куда во?ла боль?ая группа народных депутатов разных уровней, руководящие работники ряда хозяйств, предприятий и исполнительной власти в районах.

Демократы, однако, испытывают разочарование молчаливой позицией Верховного Совета России, куда идут десятки телеграмм ставропольцев, возмущенных тем, что краевая номенклатура, оголтело противодействовав?ая российской власти, вновь удерживает бразды правления. В связи с этим все ?ире слухи и мнение, что молчание вокруг истинной ситуации на родине Президента, искажения в некоторых средствах массовой информации в пользу скомпрометировав?их себя во время путча властей – есть результат некоей договоренности о взаимной лояльности Ельцина и Горбачева. Полагают даже, что эмиссары крайсовета, ринув?иеся к российским властям, сумели убедить их в своем преимуществе перед демократами, возможно, и пообещав повы?ение поставки продовольствия в российский фонд.

«Ельцин – самоубийца, если заключит молчаливый компромисс с людьми, многократно предавав?ими его, ненавидящими демократию и все эти годы изощренно боров?имися с ней, - говорит народный депутат краевого и городского Совета Сергей Попов, один из участников политической голодовки. – Ставропольцы сли?ком хоро?о знают своего «хозяина» и его единомы?ленников, чтобы смириться с тем, что власть снова останется в их руках. Они, безусловно, зловещая и сильная пятая колонна в России. Если их правление затянется, социальный взрыв на Ставрополье неизбежен».

Людмила Леонтьева.