МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Положение хуже губернаторского

← к списку статей

В одном интервью Александр Черногоров признался: получить власть легче, чем удерживать ее. Эти слова особенно применимы к ныне?ней ситуации, в которой оказался губернатор. Удержать власть, в смысле полноценно распорядиться ею, на этот раз ему будет неимоверно труднее, чем в минув?ие два срока. Почему?

Набили оскомину рассуждения о том, что глава исполнительной вертикали региона это, прежде всего, хозяйственник с вечными головными болями о коммуналке, урожае, больницах, дорогах и т.д. Руководитель такого крупного геополитического узла, как Ставрополье, по определению обязан быть фигурой политической. В.?.Ленин, знав?ий толк в таких делах, отмечал, что политика начинается там, где интересы миллионов. В Ставропольском крае почти три миллиона жителей. Вытекающие из на?его географического положения проблемы, о которых не ведают губернаторы ни ?вановской области, ни Костромы, по мас?табности и сложности сопоставимы с заботами неболь?их европейских государств.

Политический лидер – это консолидатор разнонаправленных интересов. Он улавливает доминанту общественных настроений и ожиданий, сверяет с ней принципиальные ре?ения, налаживает консенсус с различными слоями. На какие реальные силы опирался губернатор?

В 1996 году А.Черногоров занял ныне?ний кабинет под лозунгами левой оппозиции и примкнув?их антиельцинских анклавов. На ключевые посты были расставлены активисты левой ориентации, а сам губернатор сохранил членство в КПРФ и место в крайкоме компартии.

Но красный проект на Ставрополье не состоялся. Вскоре после победы многие значимые сподвижники Черногорова, надоедливо напоминав?ие ему о программных принципах (Б.Кучмаев, ?.Божко, В.Хомутинников, А.Разин, позже В.Хорунжий и другие), были выдавлены из правящей команды, а сам губернатор демонстративно дистанциировался от советов партийных товарищей. От левого проекта осталась одна риторика. Губернатор манкировал рекомендациями коммунистической морали, в личной жизни ориентировался на вкусы московской элиты, позволяя себе послабления, которые не могли принять партийные низы. Много ?ума в свое время наделало приобретение губернатором ?естикомнатной квартиры в центре Ставрополя за символическую цену. Ядро левого черногоровского электората разваливалось.

К губернаторским выборам 2000 года Черногоров растерял безоговорочную поддержку прокоммунистического электората. 26 процентов, набранных им в первом туре, были черной меткой от разочарованного избирателя. Политическая биография А.Черногорова близилась к закату. Если бы не случай: во второй тур вместе с ним вы?ел С.?льясов, за которым тянулась тень выходца из Дагестана.

Надо отдать должное команде Черногорова: буквально на ходу с коммунистического на националистический был переформатирован электоральный посыл. Национально-патриотическая карта была разыграна с блеском. Заме?анные на этнической основе конфликты, война в Чечне, террористические акции, ностальгия по рухнув?ему СССР сформировали в среде ставропольских избирателей запрос на политика, способного сформулировать повестку дня возрождения русского народа и приступить к ее реализации. ? Черногоров предстал националистом. Он послал обществу сигнал о своей готовности вступиться за права русских и казаков. ?сполненная на высоком профессиональном уровне пиаровская кампания с вбрасыванием в последний день талантливо изготовленной, на грани фола листовки, которая пугала обывателя на?ествием из соседней республики в случае победы ?льясова, сделали свое дело. Мощное силовое поле электоральных ожиданий подхватило Черногорова и внесло в губернаторское кресло.

В итоге патриоты получили то же, что и коммунисты за четыре года до них. Взяв в руки скипетр, губернатор принялся делать прямо противоположное тому, что обещал. Минуло пять лет. Положение русских в приграничных районах ухуд?илось. Усилился отток русских из Курского, Кировского, Степновского, Нефтекумского и других районов. Ставрополье ускоренно теряет контроль над своими восточными территориями. Десятки тысяч гектаров земли переходят в руки выходцев из соседних республик, а свои крестьяне остаются ни с чем. Власть не только не противостоит царящему в аграрном секторе беспределу, но многие ее ставленники участвуют в разорении деревень.

Летом этого года губернатор произвел в почетные граждане Ставропольского края быв?его президента Б.Н.Ельцина. Десять лет назад, добиваясь любви избирателей, Александр Леонидович писал в газете «Родина»: «Каждый житель края должен предъявить счет-обвинение Б.Ельцину …за провоцирование голода, срыв весеннего сева, уничтожение поголовья крупного рогатого скота…грабеж трудовых сбережений народа…умирающих с голода ветеранов…разграбление богатств России иностранным капиталом…за попрание права на свободу слова, подавление инакомыслия, гласности в средствах массовой информации». Теперь, домогаясь благосклонности ответственного за «срыв весеннего сева», губернатор, не поинтересовав?ись мнением «умирающих с голода ветеранов», титулует его как самого уважаемого и заслуженного гражданина Ставрополья. Ежу понятно, для чего была затеяна комедия с почетным гражданством: дело ?ло к переназначению губернатора, а Ельцин сохранял влияние на кремлевскую администрацию. Но боль?инству избирателей, относящихся к Борису Николаевичу с известной нежностью, такие кульбиты не по нраву. ? губернатор завис в пустом пространстве. Его отторгает однажды обманутый «левый» сегмент общества. Точно так же не оправдал он ожиданий «национал-патриотического» спектра. Он не может опереться ни на красных, ни на патриотов, ни на беспартийных антиельцинистов. Но в безвозду?ном пространстве губернаторский самолет не полетит – крыльям надо на что-то опираться

Остается то, что можно было бы назвать центром, то есть – контролируемое «Единой Россией» поле.

В рядах ставропольских «медведей» боль?е двадцати тысяч «?тыков». Не менее вну?ительна армия сторонников. На выборах в Государственную Думу два года назад «единороссы» набрали 35 процентов голосов избирателей, значительно опередив КПРФ, «Родину» и ЛДПР. Вне всякого сомнения, в течение как минимум нескольких ближай?их лет «Единая Россия» будет конструировать политическую конфигурацию и на региональном, и на российском уровнях. Губернаторы наперегонки обзаводятся «единороссовскими» партбилетами. «Единая Россия» - единственный и последний аккумулятор, который мог бы подзарядить засох?ую харизму губернатора.

Вот тут-то и начинается самое интересное. У Александра Черногорова с «Единой Россией» напряг. В течение последних лет «единоросссы», перехватив эстафету из рук вымирающих демократов, вели прицельный огонь по социальным и экономическим инициативам губернатора. Апогея противостояние достигло накануне переназначения Черногорова на третий срок. «Единороссы» представили президенту своего кандидата и привели в действие все рычаги влияния в Москве. В закулисной схватке Черногоров победил. Но плодами победы надо еще воспользоваться.

Основную интригу ближай?их недель составят взаимоотно?ения губернатора с региональным отделением «Единой России». ?гнорировать партию он не может, потому что, повторимся, без подпитки энергетикой политического объединения он попросту не сумеет реализовывать свои полномочия.

Кроме того, никто ни в Москве, ни в Ростове не позволит не замечать партию. Потому что это нонсенс: назначенный президентом губернатор в контрах с пропрезидентской же партией. Такое сли?ком даже для всякое повидав?ей России.

Логично предположить, что губернатор постарается подмять под себя партийную структуру. Для этого ему надо вступить в партию и возглавить региональный политсовет, как это сделал, к примеру, его кубанский коллега Александр Ткачев. ?ли, как минимум, продвинуть в лидеры своего протеже.

Возможны два варианта развития событий. Первый: губернатор вступает в партию в Ставрополе, приняв условия местных лидеров – Ю.Тырты?ова, П.Марченко, С.Рязанцева. Но это, видимо, не входит в планы «хозяина» Ставрополья. Он уже успел озвучить заявление, из которого следует, что с вы?еназванными гражданами он не желает иметь дела. А раз так, то и они его в партию не примут. Они контролируют региональное отделение, которое настроено античерногоровски.

Второй вариант: «стар?ий брат» командует «брэк» и разводит бойцов по углам. А потом поступает, как считает нужным. Черногорова могут влить в ряды «единороссов» в Москве. Такое происходит спло?ь и рядом во всех партиях. Кстати, главу администрации Кавминвод В.Михайленко привили к «единороссовскому» древу именно таким образом. Москва пожурит ставропольских лидеров за «неконструктивизм» и заставит проглотить обиду и сотрудничать с губернатором. А если эти трое, за?ед?ие в конфликте с первым лицом края сли?ком далеко, упрутся, их деликатно поправят. Ю.Тырты?ов и П.Марченко госслужащие, чего проще переместить их по служебной лестнице. Найдется работа и энергичному, тянув?ему и черновую исполкомскую работу, и публично представляв?ему партию, Сергею Рязанцеву.

Черногоров, скоре всего, на такой вариант и рассчитывает. В телевизионной передаче он сообщил, что ведет консультации с федеральным руководством «ЕР». Но нужно ли это партии? Есть основания полагать, что нет. Назначение Черногорова вопреки публично заявленной воле партийной организации уже ударило по авторитету «единороссов» в Ставропольском крае. Повторное «опускание» москвичами не скомпрометировав?их себя и пользующихся авторитетом региональных партийных руководителей деморализует партийную организацию и существенно понизит ее ?ансы в грядущих битвах за власть. То есть, навесит боль?е минусов, чем будет извлечено плюсов накануне начинающихся предвыборных циклов.

Для Черногорова проникновение в ряды «единороссов» и переключение ее политического ресурса на свой щиток управления представляет собой чуть ли не гамлетовское «быть или не быть?». Точно так же и для региональных «единороссов» сохранение независимости от губернатора есть дело не только принципа, но жизни и смерти. Вот, тебе, задачка.

Куда вынесет кривая, покажет время.

Василий КРАСУЛЯ

2005 г.