МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Следующий раз - пожар

← к списку статей

Если довериться официальной точке зрения, положение дел в социально-экономической сфере края благостное: экономические показатели прут вверх, доходы граждан приумножаются, - все довольны.

Между тем эти вне?ние благополучие и спокойствие обманчивы.

Пару месяцев назад в ?патово ни с того, ни с сего разразился стихийный митинг. Сменяя друг друга, ораторы, которым внимали более тысячи селян, обличали рост цен на коммунальные услуги и на хлеб, злоупотребления в сфере земельных отно?ений, и заканчивали требованием отставки мэра города и главы администрации района.

Остановимся подробнее на земельном вопросе. Несмотря на принятие «Земельного кодекса», он окончательно и справедливо, с точки зрения крестьян, не ре?ен. В частности, до того, как кодекс вступил в действие, сельские жители, которые по каким-то причинам не получили земельную долю, могли в судебном порядке восстановить свое право. Теперь это исключено.

Далее, недавно краевая Дума приняла, по существу, антифермерский закон, который устанавливает минимальный размер площади сельхозугодий для образования фермерского хозяйства в 300 гектаров. Это означает, что если, скажем, муж и жена, совместно владеющие 15-20 гектарами земли, задумают выйти из быв?его колхоза и организовать семейную ферму, у них ничего не получится.

- В крае происходит постепенная концентрация земли в руках отдельных лиц и отлучение от земли простых граждан, - оценил положение дел Дмитрий Ганжула, один из руководителей краевого «Объединения владельцев земли и земельных паев». Он знает, что говорит. За последние три года он участвовал более чем в полусотне судебных процессов, защищая нару?енные права крестьян землевладельцев.

К сожалению, на суды у крестьян надежды мало. На днях краевой арбитражный суд в очередной раз не удовлетворил жалобу быв?их работников ?зобильненского совхоза-завода «Кавказ».

Более тысячи тружеников добиваются восстановления своих прав на земельные паи. По Указу, подписанному еще Ельциным, часть специализированных сельскохозяйственных предприятий, - семенных, научно-производственных, племенных - реформировалась по особому плану. В частности, здесь земельные доли номинально распределялись между всеми работниками, но в натуре не выделялись. Люди оставались коллективным совладельцем. Замысел был благороден: не разру?ать специфических хозяйств, не потерять драгоценные опыт и наработки.

Между тем, совхоз-завод давно обанкрочен, про науку и передовые приемы никто не помнит, а на благодатных поливных землях с благословения районной администрации хозяйствует некое ОАО. Вот бестолковые крестьяне, которым, по сути, принадлежит эта земля, и не понимают, почему и на каком основании их ограбили?

Еще одна мина замедленного действия на земельной грядке – ситуация с земельными паями для сельских учителей, врачей и прочих работников социальной сферы села. Боль?инству из них в начале девяностых паи не выдали. Можно сказать, про?ляпили власти, и местные, и краевые.

В суматохе реформаторских лет, когда само слово «земельный пай» казалось чем-то абстрактным, все это про?ло незаметно. А вот несколько лет назад обделенные учителя и врачи сообразили, чего они ли?ились. Кинулись по инстанциям – а там разводят руками: поезд у?ел. Мол, чего рань?е не суетились?

А не суетились потому, что верили - если власть затеяла дележку земли, то сделает это по справедливости. А власть ответила: на дворе либерализм, каждый сам о себе должен думать. ? продемонстрировала это на деле: немало руководителей разного ранга обзавелись земельными плантациями.

Селяне все это видят, знают, какой гектар за кем записан. Конечно, говорят об этом пока ?епотом. Но из истории российской деревни известно, как легко ?епот в кулачок перерастал в красного петуха.

Подрастают дети и внуки тех, кого обобрали. Придет час, и они спросят: а где на?а земля? ? это не сулит в перспективе ни классовой гармонии, ни социального лада.

Василий КРАСУЛЯ, 2004 год