МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Про ?ванов, не помнящих Чубайса

← к списку статей

Пациент скорее мертв, чем жив. Такая мысль возникает при чтении статьи политолога А. Ципко “Правая аномалия”, опубликованной в “ЛГ” (№ 9). Более мрачного диагноза Союзу правых сил мне читать еще не доводилось.

“Нами правит партия, которую поддерживает всего ли?ь несколько процентов населения. Нами правит партия, которая откровенно враждебна российской государственности”.

Но, если население столь глубоко и истово ненавидит эти проклятые либеральные идеи, почему оно не голосует за партии, которые прокламируют идеи противоположного свойства? Почему на протяжении минув?его десятилетия не доминировала какая-то патриотически настроенная политическая организация?

На выборах в Государственную Думу России даже в избирательных округах Ставрополья, региона, в силу своей специфики чуткого к теме патриотизма и национальной безопасности, патриоты и государственники так и не сумели покорить сердца избирателей.

На выборах в краевую Думу, состояв?ихся в декабре про?лого года, один из руководителей краевой организации СПС Борис Дьяконов набрал в Новоалександровском районе 15 процентов. Другой на? кандидат, Евгений Горностай, возглавляет краевое объединение владельцев земли и земельных паев, созданное при поддержке регионального отделения СПС. За полтора года организация помогла многим крестьянам, и Горностай в родном ?патовском районе собрал симпатии 28 процентов избирателей.

За этими цифрами определенные настроения глубинки. Они как-то слабо вяжутся с утверждением Ципко: “С каждым днем становится очевидна абсолютная, по крайней мере, публичная бесперспективность СПС. За нее не хотят голосовать даже молодые люди…”. Как видим, голосуют-таки.

Создается устойчивое впечатление, что автор чувствует какую-то несъедобность своего главного посыла – о неприятии Союза правых сил народом. В самом деле, с одной стороны, народ, включая значительную часть элиты, мягко говоря, не питает симпатий к вождям либералов, с которыми связаны постиг?ие на?у страну в последнее десятилетие неприятности. С другой – какое бы правительство ни перехватывало ?турвал государственного корабля, оно рано или поздно начинало рулить “по Гайдару”.

Конечно, не совсем так, как это делал бы родоначальник реформ, а кое в чем и совсем не так, но тем не менее. Ципко сли?ком умен, образован и интеллектуально честен, чтобы объяс-нить этот парадокс происками мировой закулисы. Он пытается найти более правдоподобное объяснение. ? не находит. Тогда придется предположить, что боль?инство граждан России разделяют базовые принципы правых. А они достаточно просты. Моя собственность должна быть защищена. Моя личная жизнь должна быть ограждена от посягательств, в том числе и государства. Моя свобода распоряжаться собой и так далее. Все это ?ироко известно и входит в жизнь не только продвинутых западников. Миллионы людей живут или по крайней мере хотят жить так.

Но немало и таких, кто относится к либеральным ценностям как к наложнице: пользуют ее тайком, не выводя в свет. Есть они среди преуспев?ей номенклатуры, отдельных банкиров, владельцев заводов и их более мелких по рангу коллег по классу. ?ные из них даже позволяют себе состоять в коммунистической партии. По жизни они кровь от крови, плоть от плоти – “птенцы Чубайсова гнезда”, но из меркантильных соображений, которые у нас деликатно именуются прагматизмом, открещиваются от него. Они не прочь вкусить от древа, которое посадил “главный приватизатор”. Но при условии, чтобы вся ответственность за возможные издержки и косые взгляды не успев?их к раздаче призов соотечественников были торжественно возложены на демократов, реформаторов, одним словом, СПС. Коврижки – мне, тычки – Чубайсу.

СПС, а если ?ире, правые либералы выражают стратегические интересы граждан России, каждый из которых желает блага себе и хочет быть богатым и здоровым. Почему боль?евики каленым железом выжигали мелкого производителя-собственника? Потому что, как писал Ленин, мелкособственническая стихия ежечасно, ежесекундно в миллионных мас?табах рождает буржуазный класс. В селе бедняк мечтал выбиться в середняки, середняк – сравняться с кулаком. Кулак зарился на латифундии помещика и вына?ивал планы прикупить винокуренный заводик или хладобойню. Некогда думать о коммунизме, то би?ь о державе.

На?и граждане настолько втянуты сегодня в эту тлетворную стихию частнособственнического возрождения, что на многое глядят прищурив?ись. Как бы не замечая. В том числе и на отдельные сорняки на грядке рыночного строительства, относящиеся к семейству “коррупция”.

Уже и сообщения о возведении тысяч вилл на теплых землях ?спании “новыми русскими” не будоражат умы. Во всяком случае пока никто не поспе?ает разбирать булыжники из мостовой. Надо полагать, многие россияне ничего не имеют против этих самых вилл в Андалузии. Просто хотели бы, чтобы эти коттеджи и особняки принадлежали не только господам Гусинскому, Березовскому и прочим везунчикам, но и им тоже. В тайных глубинах ду?и своей они надеются, что когда-то это может случиться. ? подозревают, что при реализации других, не либеральных проектов, у них не останется даже такой призрачной надежды, хотя бы для детей и внуков.

О межнациональном привкусе проблемы. Даргинцы, чеченцы, карачаевцы, кабардинцы и прочие народы и народности, населяющие Северный Кавказ, освоились с рыночными механиз-мами быстрее и луч?е русских. К слову, у них это неплохо получалось даже в советские времена. Мы всегда немножко обижались на на?их соседей за то, что они – от рядового до выс?их руководителей – жили не столько для коммунизма и государства, сколько для себя. Для своей семьи, своего рода, своего народа. С чего бы им коситься на либеральные программы, когда те насквозь проникнуты этим духом! Не мечтайте осчастливить человечество в мировом мас?табе. Сосредоточьтесь на себе. На своей семье. На своей карьере.

Будете счастливы и богаты вы – богаче будет страна. Но не наоборот, как убеждали нас на протяжении многих лет “государственники”, под дуду которых мы беззаботно распевали: “Рань?е думай о родине, а потом о себе”.

О настроениях демократов и либералов на региональном уровне тем более могу судить не понаслы?ке. Докладываю: не значилось в повестках и даже в кулуарах такой темы – развал государственности. Понимаю, вы тут же припомните мне печально знаменитый горбачевский референдум об СССР. Отвечу: демократы, и я был в их числе, агитировали не против сохране-ния СССР, а против нечестно сформулированного вопроса, в котором будущее Союза увязыва-лось с “социалистическим выбором”. Перед глазами до сих пор агитационная листовка: не рас-колотый, не разорванный, не разваленный на кусочки СССР, а страна, опутанная по периметру границы колючей проволокой. Вот чего не хотели демократы.

Как-то неловко даже объяснять: правые не против государства. Они за государство, которое знает свое место. Государство – это всего ли?ь наемный служащий общества, который выполняет свои функции под присмотром бдительной общественности. Не боль?е, но и не мень?е.

Когда я слы?у о том, что государство должно быть сильным, так и подмывает спросить: в каком смысле сильным? Для чего сильным? Если сильным, чтобы посылать десанты в чужие страны или приставлять ?пика за каждым, кто прочитал Солженицына, я против такой силы. Если сильным, чтобы обеспечить соблюдение деловых контрактов, найти и посадить в тюрьму угонщика автомобилей, поддерживать на высоком уровне стандарт образования, я за это. Это азбука либерализма. Пока что на?е государство не демонстрирует такой цивилизованной силы.

Ставропольским краем управляет команда губернатора-коммуниста А. Черногорова. Чистые государственники и патриоты, как они думают. Вот как они понимают государственничество. Один из назначенцев губернатора, глава ?зобильненской районной администрации А. Куква запретил фермерам района продавать выращенное ими же зерно по собственному усмотрению. Думаю, государство разваливают как раз такие вот “государственники”.

Вообще, это избитое место – обвинять правых в безнравственности, моральной безответственности, эгоизме, поклонении золотому тельцу. Про отсутствие патриотизма уже не говорю.

О патриотизме, по-моему, очень хоро?о сказал один изобильненский фермер: патриотизм, родина начинается с моего клочка земли. Я возделываю свою землю, я ее буду защищать. Вполне по-либеральному.

?з всех прописанных на Ставрополье партий, пожалуй, только СПС наиболее последовтельно бьется за то, чтобы земельные паи реально работали, чтобы крестьяне получали достой-ную арендную плату, пытается исправить несправедливость десятилетней давности, когда “государственники” и “патриоты” районного розлива, наделяя селян землей, забыли про учителей и врачей.

Василий КРАСУЛЯ, «Литературная газета», № 14-15 (5874) 10 апреля-16 апреля 2002 г.