МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Владимир МАКАРОВ. О плюрализме и его пределах

← к списку статей

Недавно, беседуя с одним из ответственных партийных работников (фамилию не называю, поскольку разговор был неофициальным), я столкнулся со своеобразным пониманием гласности, которое заслуживает внимания, ибо сторонников у него немало, и, по всей видимости, у нас еще будут возможности убедиться в этом. Так вот, собеседник мой обвинил в безответственности журналистов, которые, не задумываясь о последствиях, выливают на головы неподготовленных читателей всю правду о на?ем про?лом (речь ?ла о сталинизме). Это, мол, может привести умы к полной дезориентации и породить утрату идеалов. Убедив?ись, что я не разделяю этих опасений, он задал вопрос:

- Что будет с человеком, если после длительного голодания его плотно накормить?

- Может умереть, - отвечаю я.

- Вот так и с правдой, - продолжил он. – Если после десятилетий умолчания не соблюсти разумную дозировку…

Не стану спорить относительно корректности подобных сравнений – не в этом суть. Суть в другом. Если предположить, что некая «разумная дозировка» правды и впрямь необходима, то неизбежен вопрос: а кому выполнять роль дозировщика? На это мой собеседник, не задумываясь, ответил: «Нам с вами – партийным работникам и журналистам. Надо брать ответственность на себя». Я поинтересовался, а кто уполномочил партийных работников и журналистов ре?ать, что народу следует знать, а чего нельзя. Ответ был прост: «Это демагогия…»

К беседе этой можно было бы отнестись, как к частной, когда один человек высказал другому свое личное мнение и не более того. Однако покажите мне аппаратчика, который имеет личное мнение, отличающееся от мнения аппарата в вопросе, имеющем хоть сколько-нибудь принципиальное значение. Кстати, по этому поводу в журнале «Коммунист» (№ 18, 1988) довольно откровенно высказался руководитель лекторской группы Минского обкома партии В.Божанов: «Скажу прямо - … угодничество и чинопочитание, от которых, ясное дело, за день-два не отмое?ься, все еще определяют обстановку в аппарате, поведение и судьбу многих работников. Невольно приходи?ь к печальному выводу, что в таких условиях работать несложно, достаточно просто избегать личной ответственности и быть на хоро?ем счету… особый разговор о поведении «на людях». Как правило, мы, партийные работники, ведем себя весьма осмотрительно, сдержано, избегаем острых ситуация, боимся высказать личное мнение».

Стоит ли удивляться, например, что когда на недавно про?ед?ей краевой партконференции первый секретарь крайкома КПСС ?.С.Болдырев заявил о необходимости продолжать строительство канала Волга-Чограй, никто из делегатов конференции не осмелился даже поинтересоваться, а как на? партийный лидер относится к мнению специалистов, выступив?их на страницах центральной прессы с резким осуждением этого проекта. По крайней мере, опубликованные в «Ставропольской правде» материалы, касающиеся краевой партконференции, свидетельствуют о полном единоду?ии делегатов в этом вопросе, а также о том, что редакция газеты к этому единоду?ию единоду?но присоединилась.

Словом, когда работник партаппарата, имени которого я не назвал, заговорил о необходимости «разумной дозировки» правды, я не стал уте?ать себя мыслью, что это всего ли?ь его личное мнение. Это тенденция. Тенденция серьезная и крайне опасная для дальней?ей судьбы перестройки в на?ем крае, ибо суть любой дозировки правды всегда сводится к манипуляции общественным мнением, а стало быть, к вопросу о власти. Кто манипулирует – тот и властвует, сохраняя за собой право на истину в последней инстанции. ? всяческие рассуждения о «выс?их государственных интересах» в данном случае выглядят, как мне кажется, кощунственно.

Правда – это питательная среда, без которой умы не могут развиваться или развиваются уродливо. Дозировка правды неизбежно приводит к всевозможным вымыслам, которые действуют на народ подобно опиуму. ?менно этим «опиумом» чаще всего кормили народ служители государственной власти, суть которой сводилась к порабощению народа. Октябрь положил начало государству, главной силой которого мыслилась сознательность масс, владеющих правдой во всей ее полноте. ? если кто-либо докажет мне (а я в это не верю), что сегодня на? народ не способен совладать со всей правдой о самом себе и собственной истории, то значит, мы построили общество, которое обречено, ибо оно безнравственно. Вопрос стоит именно так, и это отнюдь не преувеличение.

Однако вернемся к на?им реалиям. Год назад, работая корреспондентом «Ставропольской правды», я с интересом наблюдал за дискуссией (и сам принимал в ней участие), развернув?ейся на страницах газеты вокруг актуальных политических и экономических проблем, связанных с перестройкой на?его общества. Выпуски «Полемических четвергов» вызвали живой интерес огромной читательской аудитории и, по сути, открыли новый этап в истории «Ставропольской правды» - газета ре?ительно смывала с себя макияж провинциализма, поднимая вопросы, значимость и своевременность которых признавали даже ведущие обществоведы столицы, приняв?ие участие в полемике.

Почему же исчезла эта рубрика со страниц «Ставропольской правды? ?стория была долгой, но развязка банальной: в июле 1988 года первый секретарь крайкома партии, выступая на пленуме краевой журналистской организации, высказал отрицательное мнение о спорах, ведомых в «Полемических четвергах». Этого было достаточно. Аргументация в пользу подобного мнения свелась к общей формуле: надо не дискутировать, а заниматься делом. (Помните, как в анекдоте: чего думать – прыгать надо). Разумеется, опасность «утопить перестройку в словах» реально существует. Но существует и другая опасность – утопить ее в безмолвии, изуродовать ее до неузнаваемости умолчанием или недоговоренность.

Сегодня, например, я не могу себе представить на страницах краевой печати открытой полемики о строительстве канала Волга-Чограй, не могу представить честного рассказа о недавних выборах председателя правления краевой организации Союза театральных деятелей или объективной заметки о деятельности ?нициативной группы движения за создание Ставропольского Народного Фронта в поддержку перестройки. Все это – из числа тем, закрытых для гласности, не говоря уже о статьях, публикуемых в журнале «Гражданин».

Это и есть «дозировка правды» в действии, которую осуществляет аппарат краевого комитета партии.

На состояв?емся 4 января 1989 года пленуме краевой журналистской организации секретарь крайкома КПСС ?.?.Ники?ин высказал серьезные опасения по поводу того, что последнее время в прессе «размываются пределы плюрализма», проиллюстрировав свою мысль цитатами из газетных статей, написанных явно некомпетентными людьми. Не знаю, была ли это подмена тезисов случайной или умы?ленной (требование компетентности никоим образом нельзя рассматривать как ограничение сфер плюрализма), но направлена она была в ту же цель – оправдать необходимость «дозировок» гласности. Вообще надо сказать, что само по себе определение неких «пределов плюрализма» столь же бессмысленно, как определение, например, пределов демократии. Власть народа – она либо есть, либо ее нет. ?гра в демократию – это другое дело, здесь может быть сколь угодно пределов вплоть до беспредельности. Что же касается ответственности за каждое сказанное или написанное слово, то в условиях плюрализма она действительно возрастает. Живой пример: один из участников пленума задал ?вану ?вановичу вопрос, как лично он относится к идее создания Ставропольского Народного Фронта. Ники?ин ответил, что сама по себе инициатива хоро?ая, но в Ставрополе ее возглавили не те люди. Что значит «не те? может, мы вне закона? ?ли ли?ены гражданских прав?..

Впрочем, работник краевого аппарата может позволить себе подобный уровень аргументации именно потому, что прекрасно знает: публичных объяснений от него никто не потребует – ведь «пределы плюрализма» определяет сам аппарат.

?ное дело – центральная пресса. Что ни говори, а ЦК партии не только ратует за утверждение в на?ей стране полной гласности, но и предоставляет возможность своим печатным органом осуществлять ее на практике. Хотя если смотреть глубже, «предоставляет возможность» - понятие весьма неустойчивое. Сегодня предоставляет, а завтра… Ведь были печальные (даже трагические) уроки в на?ей собственной истории, когда при помощи партийной печати о?ельмовывались луч?ие представители партии. ? видимо, давно уже пора поставить вопрос о том, чтобы партийные газеты являлись органами печати не комитетов, а партийных организаций. Кстати, вопрос этот прозвучал и на краевом пленуме журналистов (июль 1988 г.). Вопрос был задан ?.С.Болдыреву. Мне хоро?о запомнился его ответ: «А зачем? Нам не нужно двоевластие».

Двоевластие нам действительно не нужно. Нам нужно, чтобы вся власть принадлежала Советам. А насчет тог, кому все-таки должна подчиняться партийная печать, стоит подумать…