МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Василий КРАСУЛЯ. Критика на?их критиков

← к списку статей

Полемика

Нет худа без добра. Тотальные попытки подавить в зароды?е движение в поддержку перестройки помогли нам ознакомить ?ирокие слои населения с на?ими идеями. Полезным представляется и анализ документов против нас. Разберем некоторые из них.

С интересом, например, узнае?ь, что Ставропольский Народный Фронт не нужен, потому что Народный Фронт в Ставрополе…не нужен. У этого утверждения два оттенка: официально-оптимистичный и оппозиционно-пессимистичный.

Первый – достояние ответственных работников. По их мнению, Ставрополье – особая зона. Край давно уже перестроился. У нас самое передовое руководство, мы успе?но осваиваем самые прогрессивные приемы и в экономике, и политической, и социальной сферах. Жить бы, да радоваться. А вот в Ярославле, Казани, Свердловске и так далее все эти «народные фронты» произрастают не от хоро?ей жизни, и нечего на них зариться. Может быть, там они и необходимы, а у нас – чур меня, все это выдумки и враки.

Второй оттенок воспроизводит умонастроения определенной части людей, мыслящих остро и критически, не удовлетворенных ходом перестройки. Ставрополье, - скептически вещают они, - глухая провинция. Народ здесь обитает, как бы помягче выразиться, тяжелый на подъем, культурные традиции мизерны, меркантильные интересы довлеют над духовными. Политическое самосознание, не в пример крупным промы?ленным центрам, не развито. С такими ка?и не свари?ь. А потому и высовываться нечего.

С первым мнением спорить не будем – пусть читатель сам разбирается, что к чему. О незрелости же и региональной неготовности сказать пару слов стоит. По-моему, выдвигать такой тезис человеку, думающему и уважающему себя, в какой-то степени даже неприлично. Он предполагает этакое молчаливое признание: я-то созрел, я-то готов, а вот они, недотепы, своей заторможенностью и мне не дают развернуться, и перестройку срывают.

Спра?ивается: а что ме?ает таким вот уже созрев?им личностям объединиться в конкретном деле и образованную таким способом коллективную силу направить на пробуждение тех самых тяжких на подъем масс?

Вы провоцируете, - слы?у крик, - на неподготовленные выступления, авантюристично подталкиваете на риск луч?их людей, которых надо сохранить для будущей деятельности. Что ж, риск, действительно, есть. Причем, в любом случае. Ведь есть риск «сохраниться» до пенсии…

Естественно, стоять в стороне, заложив руки за реме?ок, и проще, и безопаснее. Но не того ждет от нас сегодня время. Чтением «Огонька», обсуждением публикаций в «Новом мире» и «Знамени» жизнь не перестрои?ь. Не пора ли щедро разбросанные в этих и других изданиях революционные идеи попробовать переложить на ноты действий?

Согласен, что многие не готовы поддержать радикальные предложения. Но если ничего не делать, они не будут готовы и завтра, и послезавтра, и через сто лет, когда двадцать раз пройдет предвиденный основоположниками момент освоения народом самоуправления. Только лично участвуя в становлении самоуправления, отстаивая свои политические и гражданские права, человек сможет подготовиться к пользованию этими правами, станет достойным их. Ли?ь тот достоин жизни и свободы, кто каждый день идет за них на бой. Чтобы научиться плавать, нужно плавать. Мы же, судя по всему, желаем овладеть этим искусством с помощью телевизионных уроков.

На некоторых предприятиях города состоялись собрания трудовых коллективов. Выступив?ие на них партийные и советские работники обрисовали инициативную группу исключительно в черных тонах, хоро?енько про?лись по персоналиям, подчеркивали, что руководство города против несанкционированной инициативы. ? призывали голосовать: кто против Народного Фронта? В ответ, как водится, лес рук. На партийной конференции Промы?ленного района один оратор так и сказал: перестройке не нужна поддержка. Перестройку нужно делать, а не поддерживать ее.

А что значит «делать перестройку? А это значит, ответят вам, честно и добросовестно трудиться нас воем рабочем месте. Чтобы значит, каждый, чтобы честно и чтобы на своем месте. ? весь секрет. ? тогда, как говаривал герой Аркадия Райкина, не то, что воробьи, индюки на заборах будут сидеть.

Но поскольку говаривалось это лет этак двадцать тому назад, то есть, времени про?ло достаточно, чтобы рецепт распространить и повсеместно внедрить, а индюки пока не просматриваются не только на заборах, но и, как утверждают злые языки, в отдельных гастрономах, напра?ивается вывод: что-то в этой формуле не так. ?, может быть, для того, чтобы что-то изменилось, трудовому человеку все-таки иногда надо проявлять активность не только на своем рабочем месте.

Неприятие идеи Народного Фронта в некоторых трудовых коллективах меня лично не удручает. Во-первых, все это мы уже проходили и знаем цену единоду?ным одобрения и осуждениям. Слава богу, пережили целую эпоху «одобрямс». У кого не сидят в памяти слова из миниатюры Г.Хазанова: «Мы, ?лифовальщики, мотальщики…не видели, не слы?али, не читали, но осуждам…»

Не хочу сказать плохого о людях, боль?инство из которых, ничего не зная о нас, голосовало все-таки против. ? все же: факт этот, хотя и не совсем приятный, но и не убийственный, и планы на?и не перечеркивает. ?з газетных публикаций мы недавно узнали, как в 1929 году в десятках тысячах трудовых коллективов единоду?но клеймили правого оппортуниста Н.?.Бухарина. А вот в на?и дни выясняется, что он был не так уж и не прав. Цена же тех инспирированных «осудительных» собраний – не только гибель яркого боль?евика, ленинца, но трагедия всего народа, так и не сумев?его даже с помощью героических жертв обеспечить себе достойное существование.

?тоги голосования, там, где оно состоялось, говорят не о том, что в Ставрополе не нужен Народный Фронт в поддержку перестройки, а о том, что некоторые конкретные люди не желают участвовать в на?ем движении. Но это личное дело каждого. ? вовсе не означает, что к нам не придут другие. Более того, это не означает даже того, что эти самые люди через какое-то время, познакомив?ись с на?ими целями. Не изменят свою точку зрения и не заявят: мы за Ставропольский Народный Фронт!

Человеку свойственно менять свою точку зрения. Например, присутствовав?ий на первом собрании тогда еще заведующий отделом пропаганды райкома партии М.Ф.Василенко, по его собственным словам, тянул обе руки за Народный Фронт. А вот сегодня, уже в качестве работника отдела пропаганды горкома партии, он эти самые руки дотянул до ?еи Народного Фронта и энергично придавливает. Коль возможна такая эволюция взглядов, отчего бы не быть аналогичной с обратным знаком?

Нас обвиняют в том, что мы вознамерились стать вы?е партии и государства, замыслили учредить прямо-таки жуткий контроль над директивными органами.

Что касается «стать вы?е партии и государства» - ничего сообщить не могу, потому что не понимаю, что имеют в виду изобретатели обвинения. А о контроле давайте поговорим.

Да, на первом собрании был зачитан краткий манифест-экспромт на двух страничках с изложением некоторых предположительных целей и принципов действий будущей организации. В оригинале мысль, возведенная противниками в ранг жупела и обо?ед?ая в таком качестве все аудитории, звучала так: одной из задач Народного Фронта является «осуществление общественного контроля за действиями директивных органов».

Как говорится, пойман с поличным! Взглянем же на преступление с точки зрения XIX Всесоюзной партийной конференции.

В резолюции «О борьбе с бюрократизмом», в частности, обратим внимание на слова «усиление народного контроля за деятельностью органов управления». Не ли?ен любопытства и тезис «Нормой работы аппарата должны стать открытость, доступность для контроля и проверки со стороны трудящихся, общественности». Вряд ли придется бюрократу по вкусу и такой оборот: «Необходимо сделать государственные и общественные учреждения, партийные комитеты в полной мере доступными для трудящихся». Представляю, какое смятение произо?ло бы в умах местных идеологов, если бы не резолюция конференции, а горлопаны из Народного Фронта призывали «Добиться, чтобы подбор и расстановка кадров велись открыто». Но этого требует именно конференция.

А чтобы пожелание не осталось на бумаге, чтобы отдельные товарищи из аппарата, привык?ие важные вопросы ре?ать в канцелярском уединении, не схоронили в бумагах эту свежую мысль, конференция настоятельно рекомендует «Регулярно обсуждать b оценивать работу аппарата на сходах граждан, собраниях в трудовых коллективах и общественных организациях».

То есть, мы, рядовые граждане, имеем полное право собраться на сход и призвать к ответу любого руководителя любого ранга. ? эта на?а инициатива будет не дерзким вызовом, а гражданской добродетелью.

Неужели на?и оппоненты не знакомы с важней?ими партийными документами? А если знакомы, почему с таким остервенением атакуют действия граждан, подсказанные самой конференцией? Как-то не кругло получается.

? не надо, предваряя исход полемики в духе сталинских времен, хватать идейного противника за грудки и надрывно вопро?ать: а ты кто такой, кто тебе дал право от имени народа выступать? Я – тоже народ, без меня народ не полный, как говорил Платонов. Если требование обоснованное, справедливое – пусть его выскажет хотя бы один человек, оно все рано народное, потому что в окончательном итоге служит законным интересам народа.

?менно поэтому, размы?ляя над доводами оппонентов, считаю, что в тезисах к проекту НФС совер?енно напрасно опущен упоминав?ийся на собрании каверзней пункт о контроле и в качестве внесения добавок и изменений в будущую программу, предлагаю сформулировать положение о том, что одной из главных задач НФС является, не подменяя существующие контролирующие организации, налаживать общественный контроль за деятельностью директивных органов. Это будет совер?енно в духе ре?ений XIX партийной конференции.

Вспомним, наконец, что В.?.Ленин призывал организовывать контроль беспартийных за партийными. Может, и его запи?ем в экстремисты?

Несколько дней назад представители инициативной группы обратились в горисполком с заявлением о проведении 25 ноября собрания для обсуждения проектов законов об изменениях и дополнениях в Конституцию СССР и выборах народных депутатов. Пусть непредубежденный читатель подскажет, что предосудительного в этой затее? Но одно дело непредубежденный читатель, другое – заместитель председателя горисполкома товарищ Бочеров Н.?. А почему бы вам не написать письмо в газету и не поделиться своими мыслями с читателями? А почему бы не подать свои предложения в горисполком? А зачем вам вообще нужно это собрание?

В самом деле, зачем? Наверное, затем, что любой сjветский гражданин имеет конституционное право организовать собрание и принять в нем участие. Разве этого не достаточно, разве еще нужно доказывать свое право? ?менно поэтому сегодня прогрессивная общественность добивается изменения известного Указа о собраниях, митингах и демонстрациях: он должен иметь характер регистрационный, а не разре?ительный. Группа граждан, вознамерив?аяся провести собрание или митинг, должна не разре?ения у горисполкома испра?ивать, а информировать его о событии предстоящем. ? не более того.

Другой вопрос, нару?аются ли при этом Конституция и законы. Если во время проведения мероприятия они нару?аются, значит, должны быть применены санкции. Однако, судя по недавним событиям, некоторые советские работники ставят под сомнение само мое конституционное право на то же собрание и препятствуют его осуществлению, чего, скажем прямо, советские работники делать никак не должны по роду службы.

Заслуживающим внимания представляется и такой аргумент: а зачем нужен Народный Фронт, если есть партия, комсомол, профсоюзы и масса других общественных организаций. Если хотите что-либо сделать, если у вас есть дельные предложения – ступайте туда, добивайтесь, работайте. Есть верный курс, верная программа действий – зачем порох выдумывать?

Надо согласиться с тем, что главная иллюзия, вскормленная административно-хозяйственной системой – непреклонное убеждение, будто может быть одно-единственное верное ре?ение, которое, будучи единогласно одобренным, освобождает человека от сомнений и параллельных поисков. С тех, как ?осиф Виссарионович прибрал бразды правления страной к рукам и освободил официальную доктрину от малей?их поползновений демократии, мы руководствовались исключительно единственно верными ре?ениями. Но это почему-то не поме?ало на?ей, самой богатой в мире природными ресурсами стране, не обделенной талантами, выбиться аж на 50-е место в мире по жизненному уровню населения. Трудно отмахнуться от подозрений, что в основе на?их «неуклонных достижений» - изъяны политической системы, избавиться от которых взялась партия. Система эта не могла функционировать, не выдвигая на вер?ины – центральные и местные, - людей, которые луч?е всех «знали, что надо», и при этом имели власть заставить остальных верить в это, а с неверующими – расправиться.

Один из основополагающих принципов нового мы?ления гласит, что нет и не может быть единственно верного ре?ения, как не может быть инстанции, которая луч?е всех и за всех знает. Любое ре?ение таит в себе альтернативы, иные возможности.

Но мы?ление мы?лением, а требуются и реальные общественные структуры, которые гарантировали бы пробивание этих альтернативных идей на поверхность общественной жизни, защищали бы их. Недавно мы узнали, что в среде боль?евиков-ленинцев в начале тридцатых годов вына?ивались проекты, противостоящие сталинским. В 1932 году М.Рютин подготовил свой вариант политического развития страны, основывающийся на демократических принципах. Так что идеи были. Но Рютина уничтожили, потому что в стране – и в обществе, и в самой партии не было структуры, которая помогла бы ему сохраниться.

Но и сегодня нет таких, законодательно закрепленных гарантий. Гарантии демократии, гласности заключаются пока что в на?их лидерах. Но это ненадежно. Нужны законы, нормы, традиции, нужна организация.

Народный Фронт и мыслится как общественный институт поддержки альтернативных, рожденных вне официальных учреждений идей, общественных действий. Не противостоящих официальным, а сосуществующих рядом с ним. Партнер властям в их диалоге с общественностью, без чего диалог превращается в монолог.

Обратим внимание на некоторую тенденциозность и предубежденность, с которой изучаются на?и тезисы. Некоторые исследователи, как представляется, не столько отыскивали позитивные зерна, дельные мысли, которые можно было бы развить, сколько добывали крамолу. Естественно, при таком положении дел не обо?лось без идеологических сенсаций.

Вот как обо?лись со вторым пунктом тезисов. «Участие в НФС несовместимо с призывами к насильственным действиям, с проповедью расизма, национализма, расовой или религиозной нетерпимости», гласит он. Оказывается, здесь заложены антисоциалистические подтексты. По мнению на?их оппонентов, авторы тезисов умы?ленно опустили свое неприятие «антисоциалистических действий». Следовательно, сознательно оставили лазейку, чтобы в будущем протащить капиталистические идейки. Ну, а попустив хулу гомосексуалистам, не резервируем ли мы себе на всякий случай возможную в будущем поддержку этой гонимой законом части человечества?

За замечания мы благодарны и учтем их, конечно. Но это, согласитесь, все-таки не спор. Ведь далее в том же втором пункте говорится, что НФС действует конституционно признанными методами. Неужели Конституция дозволяет антиконституционные происки? Неужто оппонент, упрекающий нас в том, что мы опять-таки умы?ленно, чтобы при случае распрощаться с социализмом вместо «социалистическая государственность» пи?ем «советская государственность? Знаменитая ленинская формула гласит: коммунизм есть советская власть плюс электрификация. То есть, основатель партии полагал, что «советскость» - достаточное условие социалистичности. Зачем же искать черную ко?ку в темной комнате, где нет ко?ки?

Другая, заслуживающая внимания тема – отно?ение к руководящей роли коммунистической партии. Раздаются упреки, что НФС представляет собой не что иное, как попытку создать вторую партию. Все просто: у вас программа, уставы, вы принимаете ре?ения. Собираетесь участвовать в избирательной кампании, публично защищаете свою платформу – значит, вы вторая партия.

Что ж, выскажемся и на этот счет, тем более что в этом отно?ении есть что сказать.

На сегодня?ний день в стране нет другой реальной политической силы, способной взять на себя бразды правления, кроме коммунистической партии. Партии не в религиозном, сталинском – «орден меченосцев» - понимании, а как политической структуры с определенными навыками мобилизации масс, программой действий, со своими кадрами, миллионами устояв?ихся связей, пронизывающих все общество. Насколько эффективно функционирует эта структура – вопрос другой. Сегодня Центральный Комитет партии предпринимает титанические усилия для демократизации партии, ее обновления, высвобождения из пут мелочных хозяйственных забот, попыток подменять собой все и вся, превращения ее в действительно политический авангард.

При желании можно много дискутировать о плюсах и минусах многопартийной системы. Наверное, определенные плюсы в ней и имеются. В принципе, само понятие многопартийности не противоречит марксистскому пониманию социализма. Вспомним, что в Октябре 1917 года Советская власть мыслилась как основанное на сотрудничестве левых партий народовластие. Однако исторически сложилось так, что на? народ жил в условиях однопартийной системы. Это объективная реальность, с которой надо считаться. Все государственные, социальные и прочие институты зиждутся именно на этой основе. Попытки махом разру?ить наработанные десятилетиями механизмы грозят ввергнуть страну в хаос.

Как этот вопрос – многопартийность или однопартийность – будет разре?ен в перспективе, покажет время. Теоретически, в правовом государстве, основанном на общенародной собственности, при признании приоритета общечеловеческих ценностей над классовыми, при конституционно закрепленных гарантиях демократии, плюрализма, гласности, существования независимой прессы однопартийность не хуже многопартийности. Ведь если смотреть глубже и держать в уме предвидение классиков об отмирании государства, следует признать, что будет отмирать и сама политическая деятельность, а с ней и необходимость в политических партиях.

Так что вопрос о многопартийности – не самый принципиальный и неотложный для перестройки вопрос. Мне кажется, гарантированное право публичного высказывания любых мыслей, выдвижение любой полезной обществу инициативы, занятие любой, имеющей спрос деятельностью в рамках закона, критика любого руководителя независимо от его ранга, чего мы так упорно добивались и будем добиваться, не совсем тождественны требования введения многопартийности. Тем более что по-настоящему мы и не жили еще в демократическом обществе, в котором правит подлинно демократическая коммунистическая партия. ? поэтому, когда М.С.Горбачев призывает народ выразить вотум доверия став?ей на путь обновления коммунистической партии, на? патриотический долг – поверить ему, поддержать и помочь.

Для того, чтобы быть партией, у НФС нет особых, противостоящих провозгла?енным партией целей. Все заявленные в тезисах к проекту программы положения находятся в рамках выдвинутой на XIX Всесоюзной партийной конференции идейной платформе. О каком же противопоставлении партии может идти речь?

Каждый день на?ей жизни индуцирует множество с самодеятельных инициатив. Зачастую, остав?ись не подхваченными, локализованными, он гаснут. Мы видим свою задачу в том, чтобы подхватывать эти инициативы, отдельные всплески гражданской социальной предприимчивости и через членов на?ей организации умножать их, социально тиражировать.

Все же еще рано говорить о том, что окончательно сложились организационные принципы построения движения в поддержку перестройки. Еще идут дискуссии. Выскажу несколько личных предположений. Мне кажется, время показало, что от первоначального понимания движения как союза различных групп, объединений, клубов, кружков придется отказываться, для этого у нас действительно нет условий, и целесообразнее будет остановиться на личном членстве.

Правы, по-моему, и те члены инициативной группы, которые полагают, что единство действий будущей организации должно обеспечиваться только убеждением. По некоторым вопросам, может быть, придется даже прибегать к принципу консенсуса. Мень?инство должно сохранять за собой право оспаривать принятое боль?инством ре?ение, критиковать его и не выполнять. Единственное условие при этом: несогласное мень?инство не может предпринимать автономные действия от имени Народного Фронта. Ре?ения избранных руководящих органов должны носить не обязательный, а рекомендательный характер. Беря от демократического централизма обязательную отчетность выбранных органов перед членами организации, мы исключаем возможность навязывания узкой группой лидеров своих мнений в обязательном порядке.

Не приведет ли все это к организационному параличу, недееспособности, бесплодным дискуссиям? Будем надеяться, что нет. Здравый смысл – не такая уж и плохая ?тука. Если предлагаемые ре?ения действительно будут умными и взве?енными, боль?инство их поддержит. Наличие же некоторого числа скептиков и несогласных пойдет на пользу делу.

Одним словом, НФС обеспечивает сложение сил, обещает поддержку каждому, кто делает что-то полезное, противостоит бюрократии, злоупотреблениям, просто хочет обнародовать свои мысли. Нужная всем инициатива, спонтанно рожденная самодеятельностью населения, будет подхвачена и умножена. В этом смысле, если прибегнуть к образному сравнению, Народный Фронт – не греющее собственным теплом тело, а своеобразная социальная линза, которая собирает рассеянные лучи в одну точку.

? еще одно сомнение. Уже действующие во многих регионах страны движения в поддержку перестройки обнаружили в себе изрядный заряд оппозиционности. Естественно, многих это настораживает, а кого-то пугает. Однако многие страхи отпадут сами собой, если вопрос повернуть так: оппозиционность по отно?ению к чему и к кому?

Позволю себе неболь?ое отступление. Особенность ныне?ней ситуации состоит в том, что сложив?ийся в годы застоя аппарат управления уже не способен реально управлять. Но и народ не готов сегодня же осуществить прямое народовластие, поскольку не имеет соответствующих навыков, не организован. Это предполагает необходимость переходного периода, во время которого будет осуществлен временный компромисс между народом и аппаратом. Он продлится до тех пор, пока аппарат не демократизируется, не очистится, не сократится достаточно, а народ не создаст параллельные механизмы, которые будут способны участвовать в управлении, не станет полноправным хозяином Советов. Подразумевается динамичный союз на основе поддержки тех прогрессивных сил в коридорах власти, которые осознают необходимость радикальных перемен, но не располагают достаточными силами для их осуществления, и оппозиции консервативным слоям аппарата управления, которые постепенно будут утрачивать свои позиции.

Это верно, что тех депутатов, которых проведут в местные Советы самодеятельные движения, с известной долей условности можно будет назвать оппозицией. Но оппозицией не политической, а если можно так сказать, персоналистической. Это будет оппозиция не курсу партии, а отдельным людям, которые проводят этот курс, интерпретируют его, которые могут о?ибаться и которые попросту нуждаются в такой оппозиции. Разве мало примеров, когда партийный лидер, окруженный угодниками и поддакивалами, со временем терял чувство реальности и погибал как политик? Так что речь идет об оппозиции не противостоящей, а сотрудничающей в рамках генеральной партийной линии, конструктивной оппозиции. Не так уж и редко раздаются жалобы на то, что на местах искажают принятые в Москве ре?ения. Существуй реальная оппозиция, она не позволила бы местным лидерам столь свободно обходиться с важней?ими партийными документами. Отсюда вырисовывается еще одна очень важная полезная обществу функция НФ – напрямую обращаться к идеям Центрального Комитета, минуя посредников, организовывать народную инициативу, руководствуясь прямым обращением Москвы к народу.

«Оппозиционные» депутаты, полемизируя, критикуя, предлагая свои варианты, беря на себя часть ответственности, будут, среди прочего, выполнять и такую «санитарную» функцию: помогать партии проверять ее же кадры, избавляться от случайных, неспособных людей.

? в заключение. Слово о прибалтийских народных движениях. Нас сегодня попрекают эксцессами, которые, к сожалению, имеют место и в Эстонии, и в Латвии, и в Литве. Не располагая достоверной и полной информацией, трудно судить, что же происходит там на самом деле. Вызывает беспокойство всплеск националистического экстремизма. Но ведь это в чем-то закономерная реакция на длив?ееся десятилетиями уду?ение национального самосознания. Мы не одобряем эксцессы, и понимаем, что продлись старая национальная политика еще десятилетие, это привело бы к еще боль?им катаклизмам.

Я лично верю, что у народов прибалтийских республик достаточно здравого смысла, политической выдержки, терпения, чтобы ре?ить сложный вопрос так, как диктуют это народные интересы. Если не верить в мудрость народа, на кого же полагаться политикам?

Василий Красуля.