МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Юрий НЕС?С. С указкой за советом

← к списку статей

«Фронтовой» репортаж

вместные с действительным статским советником Козьмой Прутковым и поручиком Фадеем Козьмичем Прутковым комментарии к собранию в Противочумном институте, имев?ем место быть 15-го числа ноября месяца сего 1988 года).

На ряде предприятий города состоялись собраниях трудовых коллективов, на которых был подвергнут осуждению пока еще не существующий Ставропольский Народный Фронт в поддержку перестройки.

Отстреляв в предыдущие дни по боль?инству предприятий, на которых работают члены инициативной группы, противники неформального движения в поддержку перестройки повели наступление на Противочумный институт. Однако первая атака захлебнулась.

На рас?иренном заседании бюро парторганизации института первому секретарю Октябрьского райкома КПСС Г.Калайтановой при?лось столкнуться с такой неудобной вещью, присущей профессиональным ученым, как элементарная логика. ?менно она ме?ала партийному активу учреждения понять, почему они должны, бросив все свои дела, созывать общее собрание для обсуждения неразработанной еще программы несуществующего пока НФ.

На следующее утро руководство института было вызвано в горком партии. Оттуда последовало распоряжение - собрать уже второе за последние два дня бюро по тому же, вероятно, самому актуальному для противочумной службы, вопросу об инициативной группе. Создавалось впечатление, что городские руководители считают нас чем-то вроде «коричневой чумы».

На экстренно созванном в тот же день собрании присутствовали: секретарь горкома партии Н.Курилова, зам. председателя горисполкома Н.Бочеров, первый секретарь Октябрьского райкома КПСС Г.Калайтанова, заведующий отделом пропаганды и агитации горкома партии Г.Ефремов. Даже старожилы не припомнят, чтобы сюда являлось сразу столько начальства, хотя в полувековой истории института были куда более значительные события, чем попытка двух м.н.с. принять активное участие в перестройке. На повестке дня единственный пункт: «Обсуждение вопроса от отно?ении к деятельности инициативной группы по созданию Народного Фронта».

Первым взял слово Н.Бочеров. В целом, выступление, длив?ееся около получаса, оставило странное впечатление. Народному Фронту оратор посвятил не более 5 минут, за которые успел, однако, сообщить массу любопытных вещей. Мы услы?али, что «Фронт создавался с лета», что инициативная группа была создана на читательской конференции по книге «одного из на?их писателей в профсоюзном дворце», и что в тезисах по проекту программы содержится требование «передать землю в частные руки» и т.п.

Ну, это ладно, стра?нее другое. Сейчас, когда провозгла?ен курс на создание правового государства, у власти должны находиться люди, которые, как минимум, с почтением относятся к закону. Хотелось бы, чтобы было так. Но как тогда объяснить заявление тов. Бочерова о том, что инициативной группе было запрещено собираться для обсуждения собственной программы, ибо «обсуждать программы могут только депутаты». Он также пообещал, что будет запрещено и собрание по обсуждению вынесенных на всенародное обсуждение поправок к Конституции. Каюсь, я тогда не поверил в возможность подобного поворота в конце 1988 года, но жизнь показала, что это так.

То ли такова стратегия, то ли желая держаться подаль?е от «опасной» темы, заместитель председателя горисполкома боль?ую часть своего выступления посвятил проблемам ставропольских армян и воспоминаниям о поездке во Францию.

«Не нам, господа, подражать Плинию линию, На?е дело выравнивать линию».

Ф.Прутков.

Следующей выступила Н.Курилова. Она, в отличие от предыдущего оратора, от темы не отклонялась и о роско?ных курортах для французских миллионеров-нудистов не рассказывала. Если Н.Бочеров обвинял нас в том, что мы переписали тезисы из партийных документов, Н.Курилова предпочла более удобную для обвинения версию и заявила, что «тезисы» переписаны из программы прибалтийских народных движений.

Особое негодование секретаря горкома партии вызвало появление в институтской стенгазете «Кратких тезисов к проекту программы НФС» и предваряющей их маленькой, чисто информационной заметки о первых ?агах инициативной группы, объявленной с трибуны «лживой».

Не берусь судить, кому из двух первых ораторов боль?е присущ правовой нигилизм. Н.Курилова заявила не боль?е и не мень?е, что «формы и методы деятельности инициативной группы не совместимы с Конституцией». Оказывается, секретарь горкома убеждена, что советские граждане не имеют права даже собирать подписи под обращениями в советские и партийные органы (До этого я слы?ал, что коллективные обращения запрещены только лицам, отбывающим заключение).

Затем было сказано, что «один из руководителей инициативной группы привел на собрание в Дом писателей детей, а это запрещено Указом о проведении собраний». Поскольку других «антиконституционных действий» инициативной группы названо не был, остановимся на последнем подробнее.

«Единожды солгав?и, кто тебе поверит?». К.Прутков

Признаться, я по наивности поверил. Даже вознегодовал, стал выяснять, кто же из «руководителей» нару?ил ре?ение инициативной группы воздерживаться на данном этапе от работы среди несовер?еннолетних. Однако, придя домой и, заглянув в «Указ», обнаружил, что совер?еннолетним должен быть организатор собрания. ОРГАН?ЗАТОР, а не участник.

Чуть позже мне напомнили, что в комсомол – организацию с совер?енно четкой политической направленностью – принимают с 14 лет.

«Вакса чернит с пользой, а злой человек – с удовольствием». К.Прутков.

Вряд ли стоит повторять уже лоснящийся набор стандартных обвинений против быв?его заместителя редактора «Ставропольской правды» В.Красули.

Много плохого было сказано о депутате райсовета В.Лычагине. Естественно, не для того, чтобы скомпрометировать Советы народных депутатов, а навести тень на инициативную группу, в которой он, кстати, уже не состоял.

Главный инженер управления «Ставропольвторчермет» Б.Козлов опорочил себя тем, что, получив путевку в Крым, вовремя не позаботился о билете и опоздал. Нет, не на работу, а в дом отдыха.

Далее Н.Курилова заявила, что преподаватель кафедры философии пятигорского института иностранных языков В.Мерцалов был исключен из партии за порнографию. ? здесь пуля, как говорится, пролетела мимо, потому что Мерцалов не был исключен из партии.

Вот такими, с позволения сказать, «аргументами» пытаются побить инициативную группу. Грустно, товарищи…

Собрание длилось долго. Выступление против Народного Фронта сменялось выступлением «за». Если судить по речам – зал раскололся на «отцов» и «детей». Стар?ее поколение дисциплинированно высказывалось «против», млад?ее – проявляло непослу?ание.

Если же судить по реакции зала – симпатии были явно на стороне «непослу?ных». Аплодисментами проводили с трибуны С.Попова, В.Семенова. М.Ширанович и других, высказав?ихся со всей определенностью за право инициативной группы действовать в поддержку перестройки по зову совести и сердца, а не по указке сверху.

Зал аплодировал и В.Красуле, когда С.Попов, в ответ на обращение Куриловой, что Красуля обзывает русский народ «быдлом», полностью зачитал это место из его открытого письма Т.Н.Колесниковой. Все ли?ний раз убедились, что слово, вырванное из контекста, может полностью исказить смысл фразы.

«Не все стриги, что растет». К.Прутков.

К концу собрания выступил Г.Ефремов. ? хотя я почти ни в чем с ним не согласен и считаю, что он несколько передергивал факты, вынужден признать – выступление было серьезным, продуманным и в принципе, могло бы послужить началом для диалога с инициативной группой. ?скренне жаль, что Г.Ефремов уходит с должности заведующего отделом пропаганды горкома КПСС на хозяйственную работу.

Каковы же итоги собрания?

За первый пункт резолюции о поддержке линии партии на перестройку проголосовали единогласно.

Во втором говорилось о неодобрении и осуждении деятельности инициативной группы. Сразу начался ?ум и неразбериха – люди хотели понять, о какой конкретно деятельности идет речь, если группа не может начать действовать из-за запретов. Чтобы усмирить страсти, убрали из резолюции «осуждаем» и оставили «неодобрям». Под грозным приглядом директора 61 человек проголосовали «за», 15 – «против», несколько человек воздержались, некоторые уклонились от голосования, некоторые у?ли до его начала. Кворума не было.

«Только в государственной службе познае?ь истину». К.Прутков.

После собрания зам. секретаря парторганизации института С.Никуль?ин безуспе?но пытался выяснить, почему вместо принятой бюро формулировки о неодобрении тезисов к проекту программы НФС собранию от имени бюро было предложено не одобрить деятельность инициативной группы.

?з-за этого собрания я при?ел домой поздно и не в луч?ем расположении духа. Жена укладывала сына, он сопротивлялся и орал: «Не хочу!» Тогда я ре?ил воспользоваться полученным сегодня уроком. Взяв ремень и держа его на виду, я строго сказал сыну:

- Мы с мамой при?ли с тобой посоветоваться по вопросу о времени отхода ко сну. Тебе не кажется, что ты хоче?ь спасть? Ты ведь не одобряе?ь детей, которые ложатся спать поздно?

С переполняющей меня родительской гордостью свидетельствую: мой трехлетний сын оказался столь же смы?леным, как и боль?инство моих коллег, и сразу юркнул в постель.

Юрий Несис, кандидат биологических наук.