МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Заключение кафедры ЮНЕСКО по запросу адвоката Б.Дьяконова, 30.10.2002 года

← к списку статей

Дата: 30.10.02

Тема: заключение по запросу адвоката Б. Дьяконова

В обращении адвоката Б. Дьяконова содержится просьба дать юридическое заключение (legal opinion) о правомерности обнародования журналистом собственных отрицательных мнений и оценок в отно?ении главы администрации субъекта Российской Федерации и о законности интерпретации таких мнений и оценок в качестве уголовно наказуемой клеветы.

?зучив содержание данного обращения и приложенных к нему материалов (текст статьи В. Николаева "Черногоров подбирается к Ставрополю" и приговор Октябрьского районного суда г. Ставрополя от 12.09.2002 г. в отно?ении Красули В.?.), Кафедра ЮНЕСКО по авторскому праву и другим отраслям права интеллектуальной собственности полагает возможным дать следующее заключение, исходя из анализа действующего законодательства, его доктринального толкования и правоприменительной практики.

При рассмотрении данного запроса Кафедра ЮНЕСКО исходит из того, что составляющие его содержание вопросы права массовой информации и уголовного права в полном объеме относятся к сфере научной деятельности Кафедры, как она определена Согла?ением между Организацией Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры (ЮНЕСКО) и ?нститутом международного права и экономики имени А.С. Грибоедова об учреждении Кафедры ЮНЕСКО по авторскому праву и другим отраслям права интеллектуальной собственности, подписанным в Париже 12.06.98 г. и в Москве 01.07.98 г.

В результате экспертного рассмотрения представленных материалов Кафедра ЮНЕСКО по авторскому праву и другим отраслям права интеллектуальной собственности считает возможным дать следующее заключение.

1. Статья 29 Конституции Российской Федерации гарантирует каждому свободу мысли и слова, а также право свободно искать, получать, передавать, производить и распространять информацию любым законным способом. При этом подчеркивается недопустимость принуждения человека к отказу от своих мнений и убеждений. Тем самым подчеркивается, во-первых, относительная обособленность этих свобод, во-вторых, их глубинная генетическая взаимосвязь, в-третьих, взаимодополнение их юридического содержания. В сфере массовой информации этим конституционным нормам непосредственно корреспондируют закрепленные в части первой статьи 47 Закона Российской Федерации "О средствах массовой информации" от 27 декабря 1991 г. (далее - Закон о СМ?) права журналиста искать, запра?ивать, получать и распространять информацию, излагать свои личные суждения и оценки в сообщениях и материалах, предназначенных для распространения за его подписью, отказаться от подготовки за своей подписью сообщения или материала, противоречащего его убеждениям.

Статья В. Николаева "Черногоров подбирается к Ставрополю" является выражением его собственного мнения и содержит его личностные оценки в отно?ении принятого Ставропольской городской думой 3 января 2002 г. ре?ения о внесении в Устав г. Ставрополя изменений и дополнений, изменяющих порядок проведения выборов главы г. Ставрополя и назначения главы администрации города, а также в отно?ении деятельности губернатора Ставропольского края Черногорова А.Л..

Очевидно, что личные мнения и оценки не могут рассматриваться как сведения в смысле статьи 129 УК Российской Федерации, даже если эти мнения и оценки заведомо не соответствуют действительности. Например, театральный критик вправе в рецензии на спектакль написать, что режиссер бездарен, а актеры плохо играют. Таково его мнение, и никто - в том числе суд - не вправе принуждать его изменить свое мнение. Однако тот же критик не вправе - под угрозой уголовной ответственности - написать, что режиссер, например, был пьян, если эти сведения являются его выдумкой.

В соответствии со ст. 129 УК РФ клеветой является распространение заведомо ложных сведений, порочащих честь и достоинство другого лица или подрывающих его репутацию. Подчеркнем, что речь здесь идет именно о сведениях, а не о мнениях или оценках.

В Постановлении Пленума Верховного Суда РСФСР от 25 сентября 1979 года № 4 «О практике рассмотрения судами жалоб и дел о преступлениях, предусмотренных ст. 112, ч.1 ст. 130 и ст. 131 УК РСФСР» указывается, что обязательным элементом клеветы является распространение заведомо ложных, позорящих другое лицо измы?лений о конкретных фактах, касающихся потерпев?его. Поэтому распространяемые сведения должны носить фактический характер, а не оценочный. Только факты могут быть ложными или истинными. Оценки, мнения, суждения и другие формы выражения мыслей, не содержащие упоминаний о конкретных фактах, не могут быть признаны истинными или ложными и, тем более, быть предметом судебного разбирательства.

2. Какие же факты отражены в статье В. Николаева? Какие заведомо ложные, порочащие честь и достоинство губернатора Ставропольского края Черногорова А.Л. или подрывающие его репутацию сведения были распространены в этой статье?

Внимательный анализ текста статьи показывает, что в ней имеется:

а) отрицательное мнение автора об инициативе губернатора Черногорова А.Л. по изменению порядка избрания мэра г. Ставрополя;

б) предположение автора о том, что принятие депутатами предложения губернатора может быть мотивировано некими посулами и благами;

в) отрицательная оценка автором деятельности губернатора Черногорова А.Л.

Указанные мнения, оценки и предположения не могут быть инкриминированы автору и истолкованы как клевета в средстве массовой информации, поскольку свобода мысли и слова гарантированы Конституцией Российской Федерации. В то же время статья В. Николаева не содержат каких-либо фактических сведений, которые не соответствуют действительности и порочат потерпев?его.

3. Принципиальное значение для оценки обстоятельств данного уголовного дела имеет тот факт, что статья В. Николаева имеет политический характер. Она посвящена комментированию текущих политических событий в г. Ставрополе, а вовсе не личной жизни потерпев?его. В этой связи следует обратить внимание на статью 10 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, которая является обязательной для применения всеми судами на территории Российской Федерации в силу части четвертой статьи 15 Конституции Российской Федерации и Федерального закона «О ратификации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод» от 30 марта 1998 г.

Практика Европейского суда по правам человека дает рас?ирительное толкование понятия “выражение своего мнения”, распространяя защиту не только на информацию и идеи, которые воспринимаются государством благожелательно или с безразличием, но и на те, что ?окируют или вызывают беспокойство со стороны властей или части населения. В частности, в ре?ении Европейского суда по правам человека по делу «De Haes & Gijsels против Бельгии» подчеркивается, что «свобода журналистов включает обращение к некоторой дозе преувеличения и даже провокации». В докладе по этому делу Европейская Комиссия по правам человека отметила, что «всеобщий интерес в публичном обсуждении, если его предмет достаточно серьезен, даже если при этом используются оскорбительные либо ?окирующие выражения, преобладает над законным интересом защиты репутации других людей».

Практика Европейского суда исходит из того, что в тех случаях, когда речь идет о выступлениях в СМ? по политическим вопросам, следует учитывать, во-первых, приоритет публичного интереса в обсуждаемых вопросах; а во-вторых, то, что границы приемлемой критики должны быть более ?ирокими, когда речь идет о политиках или политических институтах.

Европейский суд по правам человека придерживается той же позиции по вопросу о соотно?ении понятий "мнения" и "сведения", что и Пленум Верховного Суда в упомянутом вы?е постановлении. Так, в ре?ении по делу «Lingens против Австрии» подчеркивается необходимость проводить четкое различие между фактами и оценочными суждениями. Если наличие фактов можно доказать, то мнения не могут быть подтверждены доказательствами.

Следовательно, по делам о защите чести, достоинства и деловой репутации - в том числе уголовно-правовыми средствами - доказыванию подлежит соответствие действительности распространенных сведений, но не распространенных мнений.

М.А.ФЕДОТОВ, руководитель Кафедры ЮНЕСКО,

Заслуженный юрист России,

Доктор юридических наук, профессор,

Чрезвычайный и Полномочный Посол