МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Н.ВЛАД?М?РОВ. Учимся демократии

← к списку статей

19 марта в Ставрополе у дворца бракосочетания состоялся предвыборный митинг, посвященный проблемам строительства канала Волга-Чограй. ?нициатором его стала организация «За Народный Фронт Ставрополья». В митинге прияли участие более 250 человек. Около двадцати из них взяли слово в ходе развернув?ейся дискуссии. Среди выступив?их были и противники и сторонники строительства канала. Своими мыслями поделились кандидаты сельскохозяйственных наук В.Сизов, А.Захаров, А.Долженко, В.Галай, кандидат философских наук В.?ванников, кандидат технических наук Ю.Ханеев, В.Фетисов, Э.Глебова и другие.

А.Долженко предложил организовать общественную экспертизу, сообщив, что группа ставропольских специалистов готова приступить к работе.

На митинге было одобрено внесенное организацией «За Народный Фронт Ставрополья» предложение в целях углубленного и всестороннего изучения проблемы провести краевой референдум, который вынесет окончательное ре?ение о судьбе канала.

Все вроде бы хоро?о. Однако, как выясняется, не все. Митинг не понравился городским властям. В своем выступлении перед его участниками заместитель председателя гори исполкома Н.?.Бочеров утверждал, что от подобных мероприятий нет никакого проку, что все это – демагогия. Не болтать, а работать надо. ? вообще, митинг незаконный, поскольку не санкционирован горисполкомом.

На другой день организаторов митинга – членов организации «За НФС» С.Попова , Л.Мамонтову, В.Сизова, В.Красулю, Э.Глебову вызывали в прокуратуру. Здесь им было указано на «нару?ение закона». Они были предупреждены, что при повторении подобного к ним будут применены меры административного воздействия.

Наконец-то и ставропольская демократия дотелепалась до вызовов в прокуратуру и угроз ареста!

Но почему горисполком счел нецелесообразным проведение этого митинга? Почему опять начались отказы в проведении массовых мероприятий НФС, которые не угрожают ни основам советской власти, ни общественному спокойствию? В конце концов, люди желают в свое свободное время воспользоваться своими конституционными правами – кому это ме?ает?

А запрещают потому, что боятся. Чего? Боятся правдивого, аргументированного слова, оспорить которое в открытом диалоге не могут. Боятся роста авторитета «Народного Фронта», который растет, несмотря на запреты, угрозы, дезинформацию, репрессии. Боятся того, что подобные митинги и собрания помогут Народному Фронту организоваться. Сплотить своих сторонников. Они боятся появления самостоятельной общественной организации, которая станет открытой трибуной гласности, доносящей до горожан правдивое слово о том, что происходит в городе, о мелких победах реакционеров, о притеснениях гласности. Отсюда будут начинать свой путь альтернативные предложения, здесь будут подвергаться свободной критике освещенные любым авторитетом мнения. Здесь поднимется голос в защиту несправедливо преследуемых бюрократами граждан.

Этого боятся, этому всеми силами стремятся поме?ать.

Но можно ли в на?и дни поме?ать становлению и укреплению позиций подобной организации?

Нет, нельзя. Ряды сторонников НФС растут, к нам приходят все новые и новые люди.

Наверное, городским властям пора переходить от политики непризнания НФС к равноправному диалогу. На дворе март 1989 года, и ситуация совсем другая, чем она была хотя бы даже полгода назад.