МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Геннадий ДУБОВ?К. Первый блин – не комом

← к списку статей

(Впечатления участника митинга)

В воскресенье 19 марта без четверти два я торопился на митинг и про себя поругивал его устроителей. Не могли, понимае?ь, толком предупредить. Если бы не бумажки на столбе, я и не знал бы ничего. А потом сам себя спросил: а что, у них телерадиовещание под рукой или газета своя?

Обхожу здание кинотеатра «Родина» и у Дворца бракосочетания, рядом с автомобилем вижу группу людей. Почему-то догадываюсь, что это городские руководители, и ноги сами собой сворачивают вправо. Маленькое первое открытие: комплекс неполноценности, как трава, растет снизу.

Пять минут третьего, народ, праздно гуляющий по плитчатой площади, собирается в аккуратное колечко рядом с Солдатом революции, вокруг ведущего с мегафоном и полутора десятков людей, развернув?их плакаты. На плакатах вариации текста: «Нет строительству Волга-Чограй без экологической экспертизы!». Сюда ж стягивается группа от Дворца бракосочетания и несколько симпатичных молодых милиционеров. Общую численность определяю на глаз в две-три сотни человек. Люди, в основном, среднего возраста, но есть и молодежь.

Ведущий, как я выяснил потом, сотрудник противочумного института Сергей Попов, объясняет, что цель собрания – обсудить и выработать наказ кандидатам в депутаты, что инициатор собрания – организация «За Народный Фронт Ставрополья», и что собрание не санкционировано городскими властями, несмотря на поданное заявление. Делаю второе маленькое открытие: без указующего перста сходки проводить тоже можно, а привлекательность сходки целиком определяется предметом разговора.

Тем временем к мегафону выходит мужчина, представляется, говорит, что ему, как кандидату сельхознаук, инициативной группой поручено сделать вводное сообщение, и далее он суммирует возражения против строительства канала. Про себя отмечаю, что, во-первых, мегафон никуды?ный, во-вторых, человек говорит, может быть, не блестяще, но убедительно и от ду?и, в-третьих, он так волнуется, что дрожит от нервного напряжения и от весеннего ветра.

Оратор сменяет оратора. Разговор этот как бы рас?иряется, и любому непредубежденному человеку становится ясно, как сильно в народе наболело оттого, что все и вся ре?ают без него…

Нервничаю, думаю, надо выступить, тем более что ясно вижу главные логические слабости защитников строительства канала – местнический подход и попытку представить дело так, будто полней?ая экспертиза уже состоялась и альтернативы стройки нет. Однако чувствую, что не смогу четко, последовательно и ярко изложить все, что думаю и знаю, потому как специально не готовился, а говорить «с листа», к сожалению, никто меня не учил и сам не учился. Как-то не приняты были дискуссии.

Рядом в толпе кто-то гудит и гудит. Поворачиваюсь и про?у: товарищи, не ме?айте людям выступать, а в ответ слы?у: «Вы мне глоту не затыкайте, намолчались!» Вместе с соседями успокаиваю искренне разнервничав?егося гражданина и делаю третье маленькое открытие: проведение так необходимых нам сейчас народных собраний есть сложней?ее искусство, и нам всем предстоит долгая и упорная учеба.

Митинг, впрочем, продолжается, и ведущий, на мой взгляд, уверенно и достаточно четко функционирующий, пригла?ает к мегафону зам. председателя горисполкома Н.?.Бочерова. Тов. Бочеров хоро?о поставленным голосом сообщает свое понимание ситуации, и я с удивлением слы?у, что в на?е сложное время мы должны чутко относиться друг к другу (начало выступления), но собирать подобные сходы как минимум бесполезно, а где-то даже и вредно (конец выступления).

По окончании его выступления груда вопросов, в том числе и мой: «Вы заместитель председателя горисполкома, на? лидер в демократической учебе, и непонятно, где ва?е настоящее лицо, в начале или в конце выступления?». Ответа по существу на мой вопрос нет, так как нет настоящей гражданской позиции выступающего. Еще более гнетущее впечатление оставляют высказывания секретаря горкома КПСС Н.А.Куриловой и председателя окружной избирательной комиссии Ю.Ф.Петинова. Не пытаясь даже скрыть своей антипатии к окружающим их согражданам, они упорно доказывают, что происходящее собрание несостоятельно двойне: во-первых, по причине эмоционального, не научного подхода к проблеме канала, и, во-вторых, потому что незаконно. Просто и ясно.

Во время ответов Н.?.Бочерова я получаю экспериментальное подтверждение маленькому открытию номер три. В круг вбегает женщина неболь?ого роста и пытается задать вопрос, срывается, чуть ли не на истерику и, плача, говорит примерно следующее: «Граждане, я сейчас, сейчас успокоюсь, но дайте, дайте мне сказать, почему я всю жизнь работая, не смогла заработать достатка, жилья, здоровья ни себе, ни детям?». Вопрос никоим образом не связан с темой собрания, формально поведение вопро?ающей торпедирует позиции устроителей митинга, но ответьте мне, кто возьмется заставить ее замолчать и вывести за руку из круга?

Митинг заканчивается, принимая ре?ение о наказе кандидатам по 103 территориальному округу. Суть наказа – не строить канал Волга-Чограй без проведения всеобъемлющей эколого-экономической экспертизы. Часть людей долго не расходится, им хочется поговорить, они уверены, что нам всем вместе есть о чем подумать.

?з городских руководителей, а их по моим наблюдениям, было достаточное количество, до конца остался молодой партийный работник, который, если я не о?ибаюсь, в прениях представился инструктором Октябрьского райкома партии. Я спорю с ним, наблюдаю за его поведением, слу?аю его ответы. ? мне кажется, что он искренне и честно пытается разобраться сам и помочь людям. Там, где возникают сложности с ответом, он естественно и просто, без малей?его пренебрежения к окружающим, находит способ ответить.

Наконец, все прощаются и расходятся. Я иду домой и размы?ляю о том, что мы сами вместе с новой генерацией партийных руководителей должны найти верный и безопасный выход.

?наче нельзя.

Г.Дубовик, инженер п/о «Ставропольнефтегеофизика».

ОТ РЕДКОЛЛЕГ??: Автор заметки не совсем прав, когда говорит о том, что митинг был несанкционированным. А потому и незаконным. На предвыборные собрания не распространяется известный Закон о собраниях, митингах и демонстрациях, «технология» их организация несколько иная. Поэтому мы считаем юридически неправомерными обвинения властями устроителей митинга в незаконности действий.