МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Справедливо - не значит поровну

← к списку статей

Как-то довелось мне побывать в механизированном звене Героя Социалистического Труда В. Куле?ина из Шпаковского района. Третий год в этом подрядном коллективе трудятся и агроном, и механик, и кузнец, да и сам начальник участка приписан к общему котлу. Зарплату всем распределяет совет бригады. Дело здесь ла¬дится, ? неудивительно, что часто наведываются сюда специалисты ДРУГ?Х хозяйств и районов за опытом.

— А знаете, — сказал тогда Василий Николаевич, - в на?ем опхозе «Михайловское» такое звено лет двенадцать тому назад создавали. Все было тем же. Поля, тракторы, да и люди, в основном, те же самые, а не получился подряд, распался коллектив. Не додумались тогда до коэффициента трудового участия, до КТУ. Уравниловка от¬пугнула высококлассных механизаторов.

От каждого по способностям, каждому по труду. КТУ — самой жизнью выдвинутый инструмент определения этого самого «по труду». Опыт многих подрядных коллективов показывает, что применение коэффициента позволило взять в оборот нерадивых, укрепить дисциплину и повысить производительность и качество труда.

Сегодня трудно найти бригаду, где не применяли бы или не пытались применить коэффициент. Причем на конечный результат «завязывают» и работников, которые извечно были на окладах. Например, в молочном комплексе колхоза имени ?льина Предгорного района и сторож, и кухарка, и учетчик — все получают в зависимости от продуктивности животных, а общий «доход» коллектива распределяют на совете бригады. ? коэффициент стал очень серьезной мерой воздействия. Однажды снизили поварихе Н. Крыловой КТУ на 0,1 балла за беспорядок на кухне, и она сразу изменила свое отно?ение к делу. Спустя три месяца совет бригады повысил ей КТУ на 0,2 балла,

Одним словом, прогрес¬сивная организация оплаты труда пробивает себе дорогу.

? тем более заметно ее благотворное влияние там, где стали традицией четкая технологическая дисциплина, где - квалифицированные работники, инициативные специалисты. Другими словами, создан коллектив единомы?ленников. Но так дело обстоит не везде.

Разговоры с экономистами, агрономами, бригадирами, самими механизаторами и животноводами говорят о том, что проблемы есть, и немалые.

КТУ — инструмент тонкий, и чтобы он «заиграл», от исполнителя требуется определенное мастерство. Возьмем звено того же В. Куле?ина. Подрядные идеи здесь упали в подготовленную почву. Василий Николаевич сам — опытней?ий работник, он не только отлично владеет техникой, но и не пожалеет своего времени научить другого; как наставник он со своими подопечными посещает уроки в вечерней ?коле. За ним тянутся — в профессиональном и сугубо «человеческом» смысле коллеги. Естественно, в такой атмосфере раскрываются луч?ие черты в характере каждого, здесь соревнуются уже не только в том, кто боль?е эталонных гектаров выработал, но и присматриваются к профессиональному росту товарища, его общественным нагрузкам. ? коэффициент помогает луч?е оценить отдачу каждого не только как работника, но и личности. Там же, где еще не достигли подобной зрелости отно?ений в коллективе, на КТУ, с одной стороны, смотрят как на автоматическое ре?ение всех и вся проблем, а, с другой — понимают его весьма упрощенно, применяя ли?ь как крайнее, «карающее» средство.

Заглянул я однажды в тетрадку начальника мехотряда совхоза «Россия» Буденновского района В. Лягуся, а там против фамилий механизаторов спло?ные единицы. Спра?иваю: «Неужели все одинаково работают?». «А что, — удивился он, — прогулов, появлений в нетрезвом виде не было...». Думается, немного надо принципиальности, чтобы снизить КТУ прогульщику. А вот оценивать трудовую активность, изобретательность, качество труда, подмечать неодинаковую общественную загруженность коллег умеют далеко не все, и, что более всего тревожит, не все понимают, что именно в улавливании этих нюансов и должна проявляться созидательная роль КТУ.

— В сельском труде есть одна особенность, — поделилась своими мыслями по этому поводу заместитель председателя Кочубеевского совета РАП0 по экономике Л. Братерская, — очень часто члены бригады — соседи, живут на одной улице, дружат. Да и вообще, если даже не соседи — люди, вырос?ие в одном селе, с детства знающие друг друга, сталкивающиеся ежедневно по житейским делам. Они не могут относиться один к другому так, как, скажем, рабочие на заводе, которые, может быть, за пределами заводской проходной и не видятся вообще. Поэтому, когда мы требуем от них доскональной принципиальности даже в мелочах, мы, наверное, хотим невозможного...

Да, явного нахлебника бригада терпеть, конечно, не будет, каким бы расхоро?им соседом он ни был. Но ведь речь-то идет не о явной халтуре, а о незначительных вроде бы послаблениях, которые позволяют себе те или иные работники... Можно, конечно, отмахнуться: тоже еще на?ли психологические особенности крестьянского уклада. Но в том-то и дело, что отмахнуться нельзя. ? здесь, видимо, необходимо усилить идеологическую, партийную, воспитательную работу. Распределение — дело не только сугубо производственников.

— Некоторые ученые и экономисты считают сам термин КТУ не совсем точным, — сказал мне в беседе декан экономфака Ставропольского сельскохозяйственного института А. Поли?кин. — Распределение ведется ведь с учетом не только трудового вклада, но и поведения члена бригады, дисциплины, участия в наставничестве, его творческой активности. Следовательно, речь скорее должна идти о КСУ — коэффициенте социального учас¬тия. Этим подчерчивается социальная роль подряда, его воспитательное значение. Чувство хозяина отчетливо проявляется в коллективе, где каждый не только получает свою долю от общественного «пирога», но и пробует свои силы в управлении общественными делами...

Мысли об укреплении социального статуса КТУ вспомнились, когда в Новоселицком районе мне рассказали весьма примечательную историю. Дело было так. Шел подъем полупара в колхозе «Рассвет». Где-то около ?ести часов вечера отличный механизатор ?. Чеченев появился на ма?инном дворе и твердо сказал управляющему отделения: все, на сегодня ?аба?, я сделал 1,2 нормы и с меня хватит, иду домой...

— Но ведь еще светло, можно работать. Ты же знае?ь, Васильевич, что на трактор сажать некого. А сейчас каждый день дорог, пойми...

— Понять-то я понимаю, но ведь норму-то я перекрыл, свой долг перед государством выполнил. Почему я должен за двоих тянуть, а сосед мой — целую неделю все ремонтируется? Ли?ние деньги мне не нужны, пусть их другие зарабатывают, а я книжку хочу почитать, телевизор посмотреть...

Тракториста, конечно, в тот день уговорили. Он вернулся в поле и до темноты пахал, довел выработку до полутора норм. Но проблема осталась.

? состоит она вот в чем. Оценивая труд горожанина и сельского жителя, надо иметь в виду следующее обстоятельство: в городе заводской заработок — преимущественно единственная и основная статья доходов. На селе же есть и еще источник — личное подсобное хозяйство. ? нередко он успе?но конкурирует с основным. Вот почему некоторые колхозники и рабочие совхоза, не переутомляясь на общественной ниве, обеспечивают себе вполне приличный прожиточный минимум.

Недавно я побывал в колхозе имени Буденного ?патовского района. ? вот что поразило: животноводство в хозяйстве еле-еле концы с концами сводит, колхоз должен государству 10 миллионов рублей, а на сберкнижки колхозников регулярно поступают солидные отчисления. Где же, спра?ивается, логика?

? с такими парадоксами сталкивае?ься очень часто. Колхоз или совхоз, скажем, дожили до того, что не за что семена для сева покупать, не в состоянии ме?ок цемента оплатить своими средствами, а колхозники к «Жигулям» и «Волгам» приглядываются. ? невольно задумывае?ься о происхождении этих доходов. Они оттого, что заработная плата все еще слабо зависит от экономического положения хозяйства. Она гарантирована во всех случаях. Финансовые трудности, треплющие хозяйство, в незначительной степени касаются его работников.

Никто, конечно, не против достатка в каждой семье. Сомнение берет ли?ь в одном: разумно ли ставить знак равенства между словами «всеобщая справедливость» и «всеобщий достаток? Хоро?ую зарплату надо заработать, но не получить в дар как знак принадлежности к самому гуманному социалистическому обществу. ?наче гуманизм начнет «работать» против того, кто выкладывается на общественной ниве в пользу преуспевающего на своей делянке.

В будущем году сельское хозяйство края переходит на полную самоокупаемость и хозрасчет. Тут уж каждому придется, грубо говоря, протягивать ножки по одежке. Захоче?ь боль?е получить - будь любезен луч?е, качественнее потрудиться. Никто за здорово живе?ь не подмахнет липовый наряд, не закроет глаза на огрех в поле. В чем-то можно согласиться с приведенным вы?е мнением Людмилы Павловны Братерской: психологические особенности селян оказывают свое влияние. ? все же, наверное, очень часто снисходительность, не всегда принципиальное, умелое применение КТУ происходит и оттого, что не каждый полевод или животновод осознал себя до конца хозяином, ответственным за конечный результат, зависимым от него. Нередко на их самостоятельность поку?аются руководители, разбрасывая членов коллектива по участкам. Зачастую за рабочих специалисты и сам коэффициент выводят. Конечно же, это не может не сказаться на инициативности членов коллектива.

Но обратимся еще раз к КСУ — коэффициенту социального участия. Общество дает человеку неизмеримо боль?е, чем он, получив в кассе, зажимает в кулаке. Асфальт на тротуаре, пианино в детской музыкальной ?коле, санатории на берегу моря — эти и прочие блага созданы трудом, и так или иначе они возвращаются к работнику же. Уровень на?его благосостояния отнюдь не ограничивается рамками заработной платы. ? идеологический актив колхозов и совхозов должен более убедительно — с цифрами, аргументами в руках — доводить это до сознания каждого труженика.

Социальная природа коэффициента трудового участия обязывает «выносить» его за пределы коллектива. Не только здесь он должен действовать, и не только здесь сформироваться... Помнится, во время одной из встреч председатель колхоза «Заветы ?льича» Грачевского района В. Рындин высказал мысль о том, что сегодня уже необходимо привлекать и общественность, и сельские Советы для того, чтобы, как он выразился «раскрыть экономическое лицо работника», учитывать его вклад в социально-экономическое развитие не только первичного коллектива, но и хозяйства, села в целом. ? в зависимости от этого задавать тем или иным работникам предпочтительные условия доступа к предоставляемые обществом благам: то же право пользования земельным участком, электричеством и прочее. Мысль, может быть, спорная, но она вполне соответствует злободневному требованию: достаток, уровень потребления каждого должен находиться в прямой зависимости от его вклада в создание общего богатства. ? роль КТУ в этом отно?ении еще далеко не исчерпана.

В передовых коллективах, руководители которых особенно чутки к изменениям экономической ситуации, идет поиск. В колхозах «Заветы ?льича» Грачевского, «Коммунистический маяк» Кировского, «Путь к коммунизму» Степновского районов входят в практику отчеты и рядовых тружеников, и специалистов перед сельскими сходами, здесь луч?им в первую очередь выделяются участки для сенокосов, фураж, строительные материалы. Это еще первые ?аги в создании своеобразного «фонда предпочтения», который выражается не в рублях. Это первые крупицы опыта, который необходимо обобщить, сделать достоянием всех организаторов производства.

Василий КРАСУЛЯ.

«Ставропольская правда», июль 1987 г.