МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Авторитет заработанного рубля

← к списку статей

Хоро?о и точно сказано: лезвие монеты ранит бескровно, но глубоко.

Сегодня многие с беспокойством задумываются над фактами неумелого обращения с буднично простым и доступным и вместе с тем сложным инструментом человеческих взаимоотно?ений с деньгами. Втянутые в их силовое поле, подлинные человеческие ценности порой теряют свою власть над неокреп?ими ду?ами иных людей, подменив?их в своих жизненных установках богатство духа духом богатства. Быт отреагировал на явление столь же глубокой, сколь и плоской сентенцией: ли?ние деньги развращают.

Что же это за категория: ли?ние деньги? ? вообще, кто очертил предел и установил норму: ли?нее - не ли?нее?

Попробуем разобраться и поставим вопрос так: а разве не справедливо назвать ли?ними деньгами те, которые заполучены, мягко говоря, не по праву? Любое учебное пособие по политической экономии просветит вас насчет того, скольким граммам золота эквивалентен рубль. Это знают все. ? почему-то менее прочно держится в памяти другое политэкономическое откровение: в конечном итоге рубль как мера стоимости «весит» не боль?е, чем в нем материализовано труда.

Вот, собственно, и та самая норма. Что не заработал, то не твое. Потребности на?и многогранны, но удовлетворению подлежат ли?ь те из них, которые мы можем оплатить своим трудом.

«Будет последовательно проводиться линия на наиболее эффективное распределение общественного продукта, на то, чтобы распределительный механизм был надежной преградой нетрудовым доходам, уравниловке в оплате труда - всему, что противоречит нормам и принципам социалистического общества. Необходимо осуществить строгий контроль за мерой труда и мерой потребления...», - говорится в проекте новой редакции Программы КПСС.

Слова эти определяют простую и ясную генеалогию на?их средств к существованию. ?х происхождение по прямой линии восходит к заработной плате. В заводском цехе, на колхозном поле, в научном учреждении...

Честно заработанный рубль укрепляет социалистическое общество не только экономически, но и морально. В самих деньгах, заработанных честно, заложен нравственный стимул: вот чего я стою, и, стало быть, я не хуже других, труд мой ценит общество. Казалось бы, все ясно. Но...

«Хочу обратить внимание на такую противоречивую особенность денег, - делится своими размы?лениями в письме в редакцию агроном из Благодарненского райо¬на В.Кизилов, - зарабатываем мы их сообща, а тратим порознь. От общественного контроля ускользает поэто¬му соответствие между заработанным и потраченным. Покупательная сила «праведного» и незаслуженного рубля на рынке уравнове?ивается. Вот и смекайте, что из этого следует».

Давайте «посмекаем». Кому не ведомо, что отдельные граждане выкладывают за чужой счастливый лотерейный билет вдвое вы?е стоимости выигры?а? Таким способом они как бы отгораживают неправедно нажи¬тые суммы от постороннего критического взгляда, в случае чего кивают на «улыбку фортуны».

В ходе обсуждения предсъездовских документов в редакцию при?ло немало читательских писем, в которых ставится прямой вопрос: до каких пор мы будем позволять непорядочным людям наживаться за на? счет? Правоохранительные органы должны внимательнее приглядываться к «авторам» нескольких сберегательных книжек. Мы верим, что порядок здесь будет наведен. Но неверно было бы промолчать и о другом. О на?ем отно?ении к «левому» рублю. Среди прочих типографских тис¬нений на дензнаке нет слова «совесть». Значит ли это, что мы должны о ней забывать? Не всегда с одинаковым успехом, но стараемся окружить почетом честно зарабо¬танный рубль. А нечестный? Незаработанный? Он досто¬ин презрения. Будем точнее: не заработал, значит, украл. Детективный налетчик натягивает на голову капроновый чулок и подтирает отпечатки пальцев, легальные же «медвежатники от халтуры» вскрывают сейфы касс предъявлением паспорта и дарят собственноручный автограф. ? те, и другие приращивают свои блага, не умножая богатств общества. Одних мы называем грабителями, а других...

Хотя в своем кругу, случается, возвы?аемся до комнатных Робеспьеров и клеймим удачливых приспособленцев. Увы, малоду?ие и беспринципность не та по¬зиция, с которой можно добраться до забронированных жиром накопительства ду?онок. Дожили, вслух хвастаемся – «сто пятьдесят «рэ» в месяц и ни черта не делаю». А чем он луч?е спекулянта, такой «труженик? Пока халтурщик и сачок не презираемы, все мы - рабочие и инженеры, конторские и цеховые, скромные и интеллигентные, терпеливые и покладистые - будем регистрировать своими ребрами, как экранами осциллографов, пунктиры тычков острых локтей пробивающихся к благам ловкачей.

Зарабатываем сообща. Это означает, на глазах друг у друга. Мы, коллеги, товарищи по работе, луч?е кого бы то ни было знаем, кому какой ложкой черпать из общего котла. В патриархальной крестьянской семье, рассев?ейся вокруг гор?ка со щами, глава фамилии урезонивал деревянной ложкой по лбу пронырливого отпрыска, норовив?его зачерпнуть погуще, не заработав. Мы-то чего скромничаем, робеем, ленимся треснуть?

Гуманный принцип социализма: от каждого по способностям, каждому по труду. Если проанализировать содержание трудовых конфликтов, которые разбирают профсоюзные комиссии, правоохранительные органы, партийные, советские работники, журналисты, в глаза бросится, что львиная их доля вращается вокруг ущемлений по части второго пункта формулы. Недополученное «мое» оберегается ревниво. Ничего тут предосудительного нет. Если бы по сравнению с этим могучим напором в защиту своих прав не выглядел жалким ручейком поток ходатаев за первый пункт - в защиту обязанностей. Часто ли мы слы?им гневный голос: а в соответствии ли со своими способностями и возможностями трудится че¬ловек?

С сомнением отно?усь к иным сообщениям о том, что имярек выполнял задание на двести-триста процентов. Мне доводилось встречаться со многими известными людьми Ставрополья, которые в своих делах доподлинно опережают время. Это профессионалы высочай?его класса, люди, мыслящие новаторски, им тесно в рамках обычных норм. Но еще нередко за крикливыми рапортами скрывается не движение вперед, а элементарно заниженная норма. Мало того, что люди получают не причитающееся им вознаграждение, они еще и бросают тень на подлинных стахановцев.

Как-то при?лось разбираться в одном кляузном деле в Ставропольском горводоканале по письму ма?иниста насосной станции сточных вод «Южная» В.?. Цыбулина. Под видом борьбы за чистоту подряда, полные сил и энергии мужчины подкапывались под уборщицу, имея в виду поделить ее ставку.

Размы?ляя о причинах неприятно поразив?ей меня агрессивности, ничего общего не имев?ей с защитой государственных интересов, я обнаружил, что эта склочная история логически монтируется с другим, казалось бы, не име¬ющим к ней никакого отно?ения фактом: тяжбу затеяли люди с выс?им образованием. А всего около двадцати должностей ма?инистов станции занимали дипломированные специалисты - естественно, быв?ие - различных отраслей народного хозяйства. ?х опыт, знания, энергия были так не ли?ними на многих предприятиях города. Но они уготовили себе иную, более спокойную и в денежном смысле нисколько не проигры?ную судьбу. Я поинтересовался обязанностями ма?иниста. Через двое суток на третьи он является к месту службы, чтобы, как выражались в старину, засвидетельствовать свое почтение, а заодно и присутствие. В течение двенадцати часов он волен дремать, читать Александра Дюма, ре?ать кроссворды, поливать и окучивать картофель на прибранной к рукам делянке - что, кстати, многие и делают. Одним, словом, убивать время. Случись же какая неисправность, всех дел вызвать дежурную бригаду ремонтников. За месяц вместе с квартальными натекает до ста семидесяти рублей.

Устремление изворотливых проныр протоптать персональную тропочку к общественному амбару не в последнюю очередь провоцируется и стимулируется косностью, неповоротливостью, безответственностью иных облеченных полномочиями чинов. Занимая разные посты в плановых, финансовых и прочих органах, они благословляют ничем не оправданное в на?ей социальной структуре появление таких вот своеобразных «собесовских ни?».

Не сли?ком ли крепко обо всем этом сказано? А каких, собственно, эпитетов заслуживают люди, которые, прежде всего, беспокоятся о том, как бы поэкономнее расходовать на «казенной службе» отпущенные им физические и умственные силы, не расточить свои лета и здоровье? Зато когда им случается в универмаге выйти один на один с неуклюжей поделкой бракодела средней руки, они укоризненно сворачивают губы бантиком: фи, бесхитростно, серенько, некачественно. Такой потребитель кичится своим умением жить, потаенное набивание кубы?ки дополняет открытым накоплением прав. Для него труд уже не столько средство созидания общественных благ, сколько право присваивать их. Он претендует на все самое луч?ее, самое качественное. Его программа - обеспечить самого себя, прописаться только на южной стороне жизни, иметь самое яркое солнце.

На днях статистическое управление сообщило об ито¬гах экономического и социального развития края в про?лом году. Вклады населения в сберкассы возросли на 166,4 миллиона рублей. Это свидетельствует о росте благосостояния на?их тружеников. Но не только о нем: не пущенные в оборот средства - это отложенный спрос. Деньги у?ли в запас. Авторитет рубля пасует. Почему? Наверное, и потому, что заработная плата некото¬рых работников оказывается не заработанной, а выплаченной. Участвуя в общественном разделении труда, они выставили векселей боль?е, чем произвели товаров.

Сопоставим такие цифры. В 1984 году в колхозах и совхозах Труновского района от одной коровы надоили 1 866 килограммов молока, в ?зобильненском – 2 460. Причем, во втором случае оно было де?евле, кроме того, и телят от ста коров получено боль?е.

Природно-климатические и экономические условия хозяйств этих соседних районов примерно одинаковые. Так что объяснять, кто поработал луч?е, не надо. Но что может вызвать удивление, так это то, что и тут, и там у доярок оказался примерно одинаковой годовой заработок: 2.477 и 2.500 рублей.

Простое сопоставление нескольких цифр, разумеется, не может претендовать на сколько-нибудь глубокий экономический анализ. Однако некоторые выводы намечаются. Во всяком случае, вот такой: с боль?ой натяжкой можно назвать каждый заработанный рубль «зеркалом трудового вклада». Прав агроном В.Кизилов: покупательные претензии дензнака в руках передовика и прогульщика равны. Пока что мы не научились вести прямой учет в человеко-часах, отработанных каждым ни общественной ниве. Будем надеяться, что со временем нам помогут это делать быстродействующие компьютеры. Пометив своеобразными какими-то мечеными атомами получку, мы, наверное, должны хватать ловчилу, прячущегося за спины честных тружеников. Надо считать, образно говоря, не доходя до кассы.

Василий Красуля, 1986 г.