МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Парень как парень

← к списку статей

Совсем забыл, - сказал я, - надо сфотографировать тебя. Фотоаппарат в ма?ине. Пройдем?

- Ради бога, не надо фотографий. — ? в голосе его я уловил нотки недовольства и даже раздражения.

Тогда я признался, что фотоаппарата у меня нет, и я был уверен, что он откажется позировать. Он улыбнулся, и говорить стало легче.

Но портрет его оставить хочется. Представьте симпатичного парни?ку семнадцати лет. Худенький, легкий, быстрый; остренькое лицо, любопытные глаза. Улыбается - насме?ливо, когда сердится; весело - когда доволен. Что еще? Парень как парень, вы таких встречали.

Но это не все о Ми?е Колесникове.

На четвертом отделении долго искать его не при?лось. Механик провел меня в бокс. Все было, как положено: тиски на столе, промасленная вето?ь, болты, ?естеренки в масле, и в открытое окно — полоска солнца. На старых покры?ках сидели четверо ребят и весело хохотали.

— Все после ?колы, — пояснил механик, как бы извиняясь за несерьезность подчиненных. — Пока работы нет - ждем запчасти для тракторов. Но парни они хоро?ие, в деле стоящие.

С одним из «в деле стоящих» мы и ото?ли в сторонку. Перед этим трое остав?ихся перемигнулись, а Ми?а погрустнел и побрел за мной невесело.

- Можно вас попросить? Не надо обо мне писать.

- Почему?

- Да не хочу я быть «юным героем». Понимаете? Ребята смеются.

В июле Ми?а работал на комбайне. Комбайн загорелся. Ми?а отогнал его подаль?е от хлеба и сорвал огнету?итель...

Вот, собственно, и все..

Хвалить парня за то, что он не струсил, значит, даже немного обижать его. Если, конечно, он не трус по натуре. Мне рассказывали в ?коле, что Ми?а не забияка, но за себя постоит и за обиженного вступится. ? вспоминали, как еще в седьмом классе он с товарищем заступился за янкульского паренька: хулиганы отобрали у него часы. Факт, конечно, примечательный, но на таких фактах строится биография любого порядочного человека.

Вспоминая сегодня пожар, добавляют еще вот что: Ми?а развернул комбайн против ветра, чтобы огонь из копнителя не перебросился на бак с горючим. «Сообразил же...». ? еще: пока подоспели товарищи, он успел окопать комбайн. «Надо же, не забыл в суете...».

Но опять же: вну?ать нормальному, неглупому человеку, что он не дурак — не луч?ий способ польстить. В той же ?коле мне рассказали, что Колесников был учеником способным, до седьмого класса учился на пятерки и четверки...

Я начал понимать Ми?у.

— Мне говорили, ты в больнице лежал, руки обжег.

— Какая больница? Я от огня в двух ?агах был. Просто было очень жарко, руки как будто на солнце обгорели. Вот и все. На другой день я работал как обычно.

Мимо про?ли трое его товарищей. Тоже быв?ие десятиклассники. Тоже работали на жатве. Они снова весело переглянулись.

— Не делайте из меня героя, пожалуйста. Ничего особенного я не сделал.

? он с тоской посмотрел вслед уходящим ребятам. ? я понял, что он хочет только одного — быть сейчас вместе с ними. ? грустит оттого, что из-за этого внезапного интереса к нему взрослых людей получается, что он какой-то особенный, не такой, как все, как будто даже где-то в стороне от своих товарищей...

- Вот если бы вы приехали, когда это было. Увидели бы, как все помогали ту?ить...

А ведь это хоро?о. Ребята, входящие в жизнь, знают, что их ждет. ? готовы делать то, что надо. ? у них это получается. ? это они считают само собой разумеющимся делом и удивляются, если кто-то думает не так.

Василий Красуля

Грачевский район, 1981 г.