МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Поправка на три ?ага

← к списку статей

Встречи с ним я искал долго.

Элементарно не везло, он ускользал. ? только сейчас я делаю то, что должен был сделать в марте про?лого года: рассказать о Викторе Кропоткине, таксисте из Кисловодска...

- Рассказать можно о каждом, — сказал он.

- Отлично, мы расскажем о тебе.

- Не возражаю. Только рассказывать буде?ь ты, а я посмотрю, как у тебя получится.

Но я уже не верил, что он из молчунов.

За Кисловодском мы вы?ли из ма?ины. Накрапывал мелкий дождь. Он вносил равновесие в окружающий нас порядок и стирал контуры предметов. Лес, который был рядом с ?оссе, был не рядом, а вокруг нас. А мы — в лесу. А даль?е — невысокие горы. ? все это было рядом, может быть, даже в нас.

- Люблю крутиться на мотоцикле по горным тропинкам, — сказал он.

- Тебе мало гонок на ?оссе? — спросил я, уже зная, что из нескольких разбитых мотоциклов он собрал «зверь-ма?ину».

- Я не лихач и не люблю голую скорость. Мне нравятся сложные трассы. Я люблю подбирать скорость, чтобы мысль успевала за изменениями участка. Понимае?ь?

- Ты бои?ься падать?

Он улыбнулся.

- Конечно. Боль есть боль. Если ее нельзя избежать, надо приготовиться к ней. Перед тем, как испугае?ься, надо успеть определить, куда и как падать. А потом уже лежи и ду¬май, что было бы, если бы... Это не я придумал. Так работали старики-гонщики. А уж мы учились у них: я ведь долго увлекался мотогонками.

Мы купили лава?, совсем горячий, наверное, прямо из печи. Он обжигал ладони, и Виктор перебрасывал его с руки на руку.

- Не люблю туристов, после них всегда остается грязь.

Он кивнул на банки и обрывки бумаги, валяв?иеся у подножия сосны.

- ? вообще, всегда ме?ает чья-то небрежность. Не замечал?

Я молчал и думал о том, как соединить то, что я слы?ал сейчас, с тем, что уже год знаю о нем. В сложив?емся характере все, даже незначительные слова и жесты, связаны. Но эта связь раскрывается нелег¬ко. Бывает, и не раскрывается.

- Самое трудное было научиться представлять спокойное море, восход солнца и чайку.

- Обязательно чайку?

- Обязательно. Таков ритуал. А самое главное - соблюдать порядок. Ведь каратэ - это, прежде всего философия. Система самопознания, а уж потом прыжки и удары пяткой. Так я понимаю.

- Значит, ты добивае?ь¬ся полного расслабления, то есть сосредоточения. Чайка - это полный контроль?

- Да, полный контроль над собой. Мне послу?ны мысли, эмоции, мускулы...

- ? страх?

- Конечно...

Первый раз я встретил его на ко?аре в селе Beличаевском в Левокумском районе. На нем было не кимоно каратиста, а обыкновенная фуфайка, поно?енная и грязная. Он работал сакманщиком на ко?аре. Впрочем, ко?ары уже не было. Она сгорела. Оставались дымящиеся угли. Рядом стояли люди. Быстро темнело. Дым стелился у ног и ел глаза. А, может быть, не только дым. Кто-то из людей поднимал к лицу грязные, в саже и земле, руки, и тер ресницы.

В ко?аре сгорел мальчик, который спасал овец. Восьмиклассник Гаджиомар Гаджиомаров. Газета рассказывала о трагическом риске, на который по?ел сын чабана. Не рассказывали мы о другом, не менее важном, оставив это на потом, и были, скорее всего, неправы. У Гаджиомара был ?естилетний брати?ка. Он тоже проник в огонь и помогал стар?ему: внутри ко?ары они разбирали перегородки загонок.

Обнаружили это поздно. Ко?ара вспыхнула со всех сторон и горела, как бумажный кораблик. Крик: «Куда, пропаде?ь!» - Виктор услы?ал уже в темноте. Не каждому известно, что огонь освещает тогда, когда находи?ься в стороне от пламени, но не внутри него.

Млад?его Гаджиомарова Виктор нащупал на тлеющей соломенной подстилке и испугался в первый раз: тяжелый, не донесу.

Два раза он падал, споткнув?ись, а когда поднимал мальчи?ку, с сожалением думал, что это стоило ему нескольких глотков воздуха и секунд времени. С закрытыми глазами он пробирался в направлении, где, по его расчетам, должна была быть дверь. Он не до?ел два ?ага и упал. Жар и дым забрали его силы. Между ним и жизнью — его собственной и мальчи?ки в его руках - оставалось два ?ага. Целых два. Преодолеть их он уже не мог. Последней искоркой, осветив?ей сознание, было: мальчи?ку надо толкнуть вперед, к свету...

Но упал он не на жаркую землю, а на руки людей, ожидав?их его на краю огня и жизни...

- В общем, каратэ учит тебя спокойно взве?ивать силы и рассчитывать поступки? Разве не так?

Он кивнул.

Мне не нравился мой следующий, последний вопрос, и я попробовал свести его к ?утливому упреку.

- Ну, а вот тогда, в ко?аре, до двери не рассчитал ведь...

- Наоборот. Я три ?ага оставлял ребятам...

Он не обиделся.

Но и ?утки не принял.

Его глаза были строги и серьезны.

Василий Красуля.

г. Кисловодск, 1981 г.