МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

НЕ ХОЧУ БОГАТЕТЬ В ОД?НОЧКУ

← к списку статей

Беседа с кандидатом в депутаты Государственной Думы Российской Федерации по Георгиевскому избирательному округу № 52 Василием Александровичем КРАСУЛЕ?

- Василий Александрович, вы настойчиво боретесь за власть. Такая ва?а активная открытая позиция многим не нравится. Некоторые считают вас чересчур амбициозным.

- Власть для меня не самоцель. Пять лет назад я спокойно ото?ел в тень, стал заместителем Евгения Кузнецова. Считал, что так было надо. Но про?ло пять лет, и жизнь опровергла расхожее мнение, будто самые подготовленные для управления краем люди - это так называемые хозяйственники. Выяснилось, что край - это не боль?ой колхоз или завод, и опыт хозяйственников не подходит.

- А что вам не нравится в опыте быв?их хозяйственников?

- ?х принцип: концентрировать все ресурсы в одних руках и делить. Причем делили так, что все попадало «своим», а «чужим» ничего. Они оказались глухи к новому, к чужому опыту, к мнению науки. Но самое плохое - они оказались стра?но корыстными. Они погрели руки, используя свое положение, и тем самым разбогатели за счет народа и на глазах народа. Они опо?лили само слово «демократическая власть».

Недавно в «?звестиях» напечатали, что президент Калмыкии ?люмжинов заработал в про?лом году 5,5 миллиарда рублей. Первый вице-премьер Татарстана Рахимов - 3,5 миллиарда рублей. Мне непонятно, откуда такие «заработки» у людей, которые по закону не имеют права заниматься предпринимательской деятельностью.

Прикинем, сколько у нас таких вот высоких чинов. Вот вам и десятки триллионов рублей, не до?ед?их до пенсионера, учителя, колхозника. А нам рассказывают, что в стране денег нет.

Мне противны все эти боль?ие начальники, которые записывают миллиардные особняки и иномарки на жен, мам, бабу?ек и рассказывают, какие они хоро?ие.

- В народе бытует мнение, что демократы тоже не дураки по части положить в карман.

- В семье не без урода. Если говорить о моем быв?ем окружении, то я не щадил своих сторонников, допустив?их нечестность. Был один из активистов Народного фронта Ставрополья. Мы его назначили директором Фонда социальной поддержки. Он сам себе выделил льготный кредит. Я уволил его. ? это не единичный пример того, как демократы «расправлялись» со своим, запустив?им руку в чужой карман.

- Все это хоро?о, но почему вы не говорили о коррумпированности номенклатуры, когда сами занимали один из выс?их постов в крае, то есть были частью той самой номенклатуры?

- В конце 1993 года я попробовал собрать информацию о застройщиках особняков на окраине Ставрополя. Мне ее просто не дали. Подготовил докладную записку главе администрации края, опубликовал статью в газете. Никакой реакции.

Я собирался хлопнуть дверью, уйти из администрации.

Однако, посоветовав?ись с коллегами, ре?ил остаться. Была намечена такая стратегия: рано или поздно я как представитель демократических сил должен буду бороться за пост губернатора. Поэтому надо нарабатывать опыт управленческой работы, налаживать связи, консолидировать честные, здоровые силы в госаппарате. Специфика России такова, что для на?их граждан статус боль?ого руководителя многое значит. Передо мной была поставлена такая задача: укрепиться во властных структурах, набраться опыта, не запятнать себя коррупцией, и при этом сделать как можно боль?е полезного. Мне кажется, задача эта во многом выполнена. Я проработал вице-губернатором пять лет и, можно сказать, окончил второй институт. Здесь я узнал много такого, чего не вычитае?ь ни в каком учебнике.

- ? все-таки многие по-прежнему подозревают, что вы спелись с номенклатурой: сли?ком уж тепленькое место. Ведь куда-то подевалась ва?а былая боевитость.

- Политик должен уметь ждать своего часа. Мой любимый исторической деятель - Александр Невский. Наверное, никто не заподозрит его в трусости. А ведь он, когда обстоятельства требовали, ездил в Орду на поклон. По сути, сотрудничал с оккупантами - татаро-монголами ради сохранения Руси.

Сил придавала уверенность, что придет время и оправданием моих проведенных в администрации лет станет то, что я работал не на себя, а на, скажем так, идею. Я принципиально не позволял себе ничего, что могло бы быть истолковано как использование высокого служебного положения в корыстных целях.

- ? все-таки, не сли?ком ли усердствуют ва?и сторонники, когда усиленно нажимают на ва?у честность, бескорыстие, подчеркивая, что вы не только дом не построили, но и квартиру себе не сделали, не маловато ли?

- Пусть другие скажут о себе то же самое. Я молча снес бессчетное число сплетен и слухов. С какой стати я должен молчать и сейчас? Все ставропольчане, конечно, кому это интересно, должны знать правду.

- ? вы верите, что ва?е подвижничество может что-то изменить?

- Часто спра?ивают: а что вы, демократы, сделали, работая в администрации? Отвечаю: самое главное - показали людям, что можно работать честно и жить на одну зарплату. Отсюда и один из девизов моей предвыборной кампании: «Я заставлю начальников жить на одну зарплату!» Не сомневаюсь: ставропольчане все боль?е понимают, что мы, начинав?ие антикоммунистическое движение на Ставрополье еще в Народном фронте, их не обманули.

- Вы случаем не аскет?

- Отнюдь. С пониманием отно?усь к желанию иметь боль?ой дом, ма?ину, счет в банке и так далее. Но руководители, взяв?ие на себя ответственность за сегодня?ние трудности, по-моему, должны делить все тяготы наравне с рядовыми граждана¬ми. Они не имеют права использовать свои естественные преимущества для быстрого обогащения. Хоче?ь стать богатым - покидай государственную службу и открывай фирму.

Если образно, я не хочу богатеть в одиночку. Мне в горло не лезет кусок, когда я вижу рядом голодного.

Поэтому я не понимаю государственных руководителей, которые въезжают в квартиры стоимостью в миллиард рублей.

- На краевой конференции партии «Демократический выбор России» вы заявили, что если бы Ельцин в 1991 году назначил главой администрации не Кузнецова, а демократа, ставропольчане жили бы луч?е. Вы действительно так думаете?

- После того, что правящая краем номенклатура сделала под флагом демократии, я просто уверен, что было бы луч?е. Мы, как минимум, работали честно, открыто, не допустили бы такого воровства.

- Недавно вы заявили о своей готовности в 2000 году бороться за пост губернатора. То есть вы полагаете, что у вас есть ?анс привести к власти честное, демократическое правительство. Почему в таком случае вы не выдвигали свою кандидатуру во время выборов губернатора в про?лом году?

- Я намеревался участвовать в выборах. Но летом в Москве возникла идея продвинуть меня на пост представителя президента по краю. Заняв эту важную стратегическую высоту, демократы резко усилили бы свои позиции.

Поскольку П.П.Марченко заверил меня в своей поддержке, я ре?ил не обострять ситуацию своим выдвижением. К сожалению, он слово не сдержал, что я понял уже после подписания указа президента 8 сентября.

Что было делать? Посоветовав?ись с друзьями, я ре?ил все же начать сбор подписей. Однако от этой идеи через несколько дней при?лось отказаться, поскольку поезд, как говорится, уже у?ел. Неучастие в выборах - грубая политическая о?ибка.

- ?, несмотря на это, вы играли довольно заметную роль в предвыборной команде Марченко?

- В тот момент выбор мне представлялся таким: Марченко или коммунисты. Естественно, я поддержал первого и добросовестно делал свое дело.

- С ва?ей политической позицией все ясно. А что конкретного вы намерены сделать для избирателей в случае ва?его избрания депутатом?

- Среди конкретных предложений есть два, которые я считаю самыми главными.

Первое: я считаю, что для правительства наступил удобный момент вернуть долг вкладчикам, которые потеряли свои сбережения в 1992 году. Для этого предлагаю начать с пенсионеров, участников Великой Отечественной войны: при проведении деноминации денежной купюры в их сберкнижках нули не зачеркивать. Но это только начало. Далее, надо обратить все прежние сбережения во внутренний долг государства, выпустить на эту сумму облигации с указанием точной даты начала их пога?ения. Для этого намерен бороться за принятие закона «О компенсации денежных вкладов».

? второе: мне больно видеть, как изуродовали хоро?ее начинание с земельными паями. Сегодня на пай его владельцу выдают полтонны п?еницы. Это насме?ка. Расчеты показывают, что в условиях Георгиевского избирательного округа на пай надо получать в виде арендной платы от 5 до 8 миллионов рублей в год. Буду добиваться, чтобы эти 5-8 миллионов попали в руки владельцев паев

Беседу вёл Г. Александров.

«Ставропольская правда», 1997 г.