МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Многопартийность - основа прочной легитимной власти

← к списку статей

(Доклад заместителя главы администрации Ставропольского края Красули В.А.на совещании представителей демократических сил, г. Пятигорск, 20.03.93)

Мы живем в смутное время. Усиливается безвластие, анархия, произвол. Кругом коррупция и разврат. Худ?ее, что мы отрицали в прежней системе управления: взятки, безнравственность, карьеризм, протекционизм, снятие моральных тормозов - проявляется зачастую в еще более циничном виде. Вы сами можете называть десятки имен проходимцев, которые влезли во властные кресла и заслуживают только одного - чтобы их с треском вы?ибли оттуда.

Одна из причин подобного состоит в том, что не отработана система формирования власти. Кто поддерживает ныне?них глав? Кто их выдвигал? Какие организованные силы стоят за ними? Кто помогает им формировать программу действий, корректирует ее, подбирает кадры? Этим должны заниматься либо партии, либо политические движения, которые делегируют своих лидеров, активистов в руководящие кресла, связывают население с властными структурами, воздействуют на политику администраций.

Ничего этого у нас нет ни в центре, ни на местах. Отсюда бесчисленные фавориты, субъективизм, скандалы вокруг персоналий. А в итоге - беспредел.

Партии слабы и не развиты. Объяснение этому простое. Если оглянуться назад, после длительной монополии КПСС, господства однопартийной системы август 1991 года свалился на демократов, как снег на голову. Мы не успели подготовиться к вхождению во власть. Не укрепились организационно, материально. Даже идейно не разобрались, кто есть кто. Поэтому и были оттеснены при формировании администраций.

Фактически сегодня нет организованной силы, которая смогла бы и сформировать региональное правительство, и контролировать его. Поэтому к минимуму сведено влияние населения, активной его части, на проведение реформ. Поэтому повсеместно на местах реформы профанируются, искажаются, саботируются.

Думаю, что мы - и те, кто работает в структурах исполнительной власти, и депутаты, и активисты различных политических организаций - должны ставить одной из стратегических задач принятие мер по облегчению и даже стимулированию становления многопартийности.

Здесь и проблемы с помещениями, средствами связи, множительной техникой, транспортом, финансами. Этот вопрос должен стать приоритетом государственной политики.

Четыре года назад в Венгрии государство специально выделило 100 миллионов форинтов на создание партий. Там смотрели вперед. Партии такой же необходимый для общества и государства институт, как милиция или, скажем, здравоохранение.

В любом случае рано или поздно состоятся выборы. ? это государственная забота, чтобы на руководящие посты при?ли люди, ответственные перед делегировав?ими их слоями населения, способные к государственному строительству, а не безответственные демагоги либо лакеи, готовые потрафить вы?естоящему начальству. К сожалению, далеко не все государственные мужи это понимают. А многие и препятствуют становлению многопартийности, потому что на честной, конкурентной основе не могут противостоять своим оппонентам.

Демократическому движению, чтобы, с одной стороны, не выродиться в сектантство, злобствующих аутсайдеров, а с другой, не растерять наступательный творческий потенциал, необходимо тонко чувствовать ныне?нюю политическую ситуацию и правильно выбирать свое место, линию поведения.

Наверное, так же, как и вы, я разочарован и встревожен итогами восьмого съезда российских депутатов.

Я полагаю, что Россия давно пережила оправданность всевластия Советов. Нас, демократов, скажем так, первой волны часто упрекают, что еще три года назад мы ?ли на выборы под лозунгом "Вся власть Советам!", а теперь-де рвемся к диктатуре. Но ведь в те дни речь ?ла о власти Советов против всевластия КПСС. В то время это был совер?енно правильный лозунг. Теперь же, когда мы выбрались из состояния первобытно-пещерного коммунизма, когда чуть-чуть задумались о государственном устройстве, выяснилось, что съезд - помеха реформам, потому что подрывает исполнительную власть, рас?атывает государственность. Как ни парадоксально, но коммунистическое боль?инство депутатов, обвиняя Президента с криками "Не дадим развалить Россию!", собственными руками запалило бикфордов ?нур центробежной бомбы. На? митинговый съезд естественно не остановит экономического спада, не объединит регионы, и они вскорости испытают соблазн разбежаться, в надежде спастись поодиночке. Если это произойдет, нам не останется ничего другого, как искать выход в самоопределении.

Поэтому я сейчас убежден: референдум необходим, как воздух. Народ должен выбрать, с кем он: с Президентом, который проводит тяжелей?ие и непопулярные реформы, или с прокоммунистическим съездом, с Хасбулатовым, которые реформы тормозят. В сложив?ихся кризисных условиях только сильная президентская власть может гарантировать стабильность и целостность российского государства, гражданский мир, проведение реформ.

Те силы, которые выступили против референдума, прекрасно понимают, что им не светит. Поэтому противники реформ выжидают. Они полагают, что время работает на них, и вот-вот Ельцин свернет себе ?ею, а ухуд?ение экономического положения переполнит через край ча?у народного терпения, и тогда ?вана Сергеевича Болдырева и его соратников призовут в Минины и Пожарские.

Впрочем, работает не только время, но и они сами. ? немало их трудов положено к тому, чтобы реформы буксовали. А это только усугубляет спад экономической конъектуры, объективно вызванной переводом всего хозяйства на рыночные рельсы, нагнетает социальную напряженность.

Обстановка сегодня действительно сложная. Вот несколько цифр. Производственные мощности края используются ли?ь наполовину. В минув?ем году объем промы?ленного производства снизился более чем на 27 процентов, на 33 процента сократились грузовые перевозки.

Падают основные показатели в аграрном секторе. Особенно в животноводстве. Производство мяса сократилось на 15 процентов, молока - на 22, яиц - на 25 процентов. ?дет резкое сокращение поголовья скота.

Растут цены на продовольствие и промы?ленные товары.

Падение уровня жизни и социальной защищенности людей отозвалось эхом забастовочного движения, особенно на первом этапе реформ, в начале и середине про?лого года. Забастовки, митинги учителей и врачей состоялись практически во всех городах и районах края. На грани массовых выступлений были многие коллективы автотранспортников. Бастовали пятигорские адвокаты.

На экономические трудности накладываются геополитические изменения последнего времени. Край испытывает сильное влияние миграционных процессов, связанных с распадом СССР, конфликтами на Кавказе, в ближнем зарубежье. К нам прибыло 57 тыс. беженцев и вынужденных переселенцев. ?х размещение и трудоустройство нередко пересекается с интересами коренного населения. Людей возмущает, почему беженцы получают льготы, которых не имеют местные жители. Растет уровень преступности. Только тяжких преступлений в про?лом году совер?ено на 24 процента боль?е, чем в 1991-м. Обостряются межнациональные отно?ения.

Все это сказывается на самочувствии людей. Нарастает их озлобленность, недоверие к властям, к курсу преобразований.

Носителями таких настроений выступает наименее квалифицированная часть работников государственных предприятий, переименованных колхозов и совхозов, привык?их к неспе?ному, малопроизводительному труду, получающих за него хотя и неболь?ой, но гарантирующий выживание заработок; в целом пассивно-иждивенчески настроенная часть общества; просто люди, устав?ие от не дающих, по их мнению, эффекта реформ, жаждущие "элементарного порядка и стабильности".

?х чувства и эмоции подогревает доперестроечная бюрократия, сохраняющая еще свои позиции, связи, влияние, а также новая бюрократическая номенклатура, при?ед?ая к власти на волне борьбы с "гекачепизмом", именующая себя "демократической", но по мас?табам привилегий, по методам руководства, по своим устремлениям мало чем отличающаяся от прежней номенклатуры.

Все эти группы выступают за административно-регулируемую патерналистски-тоталитарную экономику, за восстановление "сильного, единого" государства в границах прежнего СССР.

Партийно-политическое выражение этих установок и интересов они находят в программах и деятельности таких партий, как:

ВКПБ, действующая в Курском и Минераловодском районах, в Пятигорске;

Российская коммунистическая рабочая партия, имеющая в своих рядах до 450 человек в Невинномысске и Труновском районе;

Союз коммунистов Ставрополя, который насчитывает уже около ?ести тысяч членов.

В этот же политический круг входят и руководители крайсовпрофа, краевого совета ветеранов, "патриотические" организации типа Русского патриотического движения Ставрополья, Фронта национального спасения.

На сегодня их объединяет общее настроение - неприятие демократии, реформ, курса президента Ельцина. У них конфронтационный тип мы?ления и воинственный образ действий. В этом нетрудно было убедиться во время их митингов и ?ествий. ? пусть эти акции были немноголюдными. Не будем обольщаться: лозунги "быв?их" против рынка и Ельцина, против демократии разделяет значительная часть населения края.

Укрепляет позиции еще одна антиреформаторская сила. Это сторонники ничем не сдерживаемого рынка, различные мафиозные группировки. Порожденные реформой, открыв?ей путь свободному предпринимательству, они чувствуют себя как щуки среди карасей в эпохе первоначального накопления капитала. Но их общественный идеал - это про?лое цивилизованного мира. Спаянные клановыми и личными связями, они опутали сетью рэкета и коррупции значительную часть экономики, государственных чиновников. ?х вовсе не привлекает перспектива цивилизованного рынка, честного партнерства, перспектива правового демократического государства.

Как видим, обществу сегодня угрожают две опасности.

Первая - доведенный до крайности коммунизм, эксплуатирующий уравнительно-справедливостные доминанты в менталитете на?его народа.

Вторая - крайности неконтролируемого, стихийного разгула дикого рынка.

Первое вырождается в фа?изм. Второе - в коррупцию, мафию, все тот же латиноамериканский вариант. ? обе крайности ведут к крови.

А кто же на противоположном полюсе?

Здесь, как представляется, не менее значительная, по сравнению с двумя предыдущими, часть населения края, которая поддерживает и Ельцина, и демократов, отстаивающих курс реформ.

"За" - цивилизованные предприниматели, современные менеджеры и высококвалифицированные работники - триединый субъект нормальной рыночной экономики и политической демократии. Важней?ей составной частью этого блока являются самостоятельно мыслящие люди науки, культуры, искусства, значительное число молодежи. Политически - это ДПР, ДДР, НПСР, СДПР, РПР, Демократическая Россия, это Союз ветеранов Афганистана, Крестьянская партия России, Гражданское согласие и другие.

Анализируя на?е влияние на возможных сторонников, должен признать, что нами мало освоен потенциал интеллигенции. Объективно она более всех заинтересована в успехе реформ. Она была катализатором перестройки, она сегодня страдает от перекосов реформы.

?, тем не менее, я думаю, что интеллигенция - это ре?ающая сила реформ, но пока она не организована, не проявляет себя политически.

?так, мы видим два противостоящих по взглядам на избранный Россией путь блока сил. Борьба между ними за влияние на массы, на принятие ре?ений властными структурами становится сегодня главным содержанием политической жизни. Не зацикливаясь на лозунгах типа "Долой партократов!", не упираясь на призыве "Рынок любой ценой и только рынок!", мы должны быть гибкими, чтобы выковыривать партократов, как клопов, из структур власти, отделяя их от нормальных руководителей с коммунистическим про?лым. ? точно так же - отделять мафиози от подлинных предпринимателей, бизнесменов. Это на?и Сцилла и Харибда.

Конечно, огромное значение для нас на этом пути имеет объективная сторона - ход реформ, ее конкретные результаты. Нужны реальные факты, доказательства боль?ей эффективности, боль?ей привлекательности рыночной экономики, демократического устройства общества по сравнению с социалистической директивной экономикой и партийно-тоталитарным общественным устройством. Для этого необходимо время, а его - то нам и не хватает. Практически реформы идут за счет терпения людей. Но они идут.

Гарантии необратимости реформ слабы. Как их усилить, как ускорить реформы?

Тут есть два пути. Либо давить на власть извне, либо самим войти во власть и использовать это положение, с одной стороны, для оказания давления теперь уже изнутри, а с другой - для проведения реформ на том участке, который удалось получить в структурах власти. Но разумеется, наиболь?ий эффект - в сочетании обоих подходов.

Руководствуясь этими соображениями, мы и во?ли во власть в конце 1991 года. Скажу откровенно, демократам был поручен самый громоздкий и сложный, а в чем-то и самый тяжелый блок - социальных проблем. Это здравоохранение, образование, культура, социальная защита населения, вопросы труда и занятости, другие направления.

Как известно, были противники вхождения в краевое правительство. Безусловно, минусы у этого ре?ения имелись. В определенной мере часть ответственности за работу администрации была взвалена на демократов. На во?ед?их в органы власти выплескиваются помои обличений.

Но конечный итог, на мой взгляд, положительный. В чем он?

Никто не сомневался в на?ей гражданской смелости, личной порядочности и честности. Но многие - и прежде всего люди серьезные - ставили под сомнение на?и деловые качества.

? очень важно, если мы хоть в какой-то степени сумели эти сомнения рассеять или ослабить. Важно, в первую очередь, политически. По сути дела мы при?ли к власти на волне отчасти люмпенской поддержки с ее крикливыми лозунгами "Долой!". Но на новом этапе формирования кабинета местного правительства этот вариант уже не пройдет. Все боль?ий вес и влияние в обществе приобретают люди солидные, обстоятельные, чуждые митинговой ?умихе: руководители крупных коллективов, банкиры, предприниматели, элита интеллигенции.

Участвуя в работе администрации и показывая свою профпригодность, демократы получили ?анс продемонстрировать этим людям, что с нами можно иметь дело, нам можно доверять принятие и исполнение ре?ений, за которыми судьбы людей, многомиллионные вложения.

Просто не было и нет другого способа заявить о себе как о вполне состояв?ихся руководителях на?им коллегам, которые взвалили на себя но?у в различных органах власти, ведомствах.

Приобретенные навыки управления при любом раскладе пойдут на пользу демдвижению. Это ?кола, это опыт, это гарантия от о?ибок и промахов, которых мы, впервые придя в структуры власти, не смогли избежать.

Одна из них - и это даже не столько о?ибка, сколько на?а беда - нам не удалось достаточно наглядно отграничить себя, свою позицию от кадровой политики и осторожного подхода к реформам администрации края в целом. В том числе и потому, что находясь в одной команде, мы обязаны соблюдать некий минимум лояльности.

Впрочем, тема сотрудничества с номенклатурой не так однозначна.

Во-первых, в самой номенклатуре после августа 1991 года произо?ел второй, более глубокий раскол. Первый, как известно, на протяжении 87-91 годов выбил из средней и "околовыс?ей" номенклатуры наиболее радикальную ее часть. Сегодня часть быв?ей номенклатуры сконцентрировалась в Советах, часть у?ла в бизнес, часть осталась в исполнительных структурах. Последняя в силу необходимости проводит реформы. Но может и предать Президента.

В коммерческих структурах осели и те, кто порвал с коммунизмом и ни за какие коврижки не откажется от уже полученной свободы. Есть и те, кто ведет коммерцию на деньги КПСС с целями ее реставрации. Все это диктует необходимость политического маневра.

Надо блокировать связанную с КПСС часть номенклатуры, поддерживать реформаторски настроенную ее часть, оказывать моральное давление на колеблющихся, либо вытеснять их из аппарата управления.

Думаю, пора избавиться от иллюзий 91-го года: взять власть в свои руки, занять ключевые посты и позиции демократам пока не по силам. Поэтому сама реальность вынуждает нас искать союзников среди старой номенклатуры в исполнительных органах. Оставляя при этом за собой право выступать против тех, кто реформы дискредитирует или саботирует, кто увлекается коммерческими проектами. Хватает таких деятелей и у вас в регионе.

Кстати, именно благодаря нажиму демократов расстались со своими портфелями Апанасенковский глава Кобыляцкий и Труновский - Витохин.

? все же, оглядываясь еще раз назад, думаю, нам надо было боль?е прилагатьусилий для радикализации реформ в крае. Здесь, признаться, не хватило силенок.

Вначале я, например, полагал, что нам удастся увлечь главу края Е.С.Кузнецова логикой предлагаемых нами проектов. Мы как-то самоуверенно оглядывались на предыдущий опыт победного идейного противостояния партноменклатуре. А когда до?ло до дела, мы не сумели предложить серьезных, продуманных проектов в экономической, социальной, политической сферах, в области приватизации, за которые стоило бы бороться до последнего, вплоть до демонстративного коллективного ухода в отставку. Мы оказались по у?и завалены повседневной текучкой.

Вряд ли есть особая нужда подробно останавливаться на причинах ослабления демократического движения в минув?ем году. Они на виду. После того, как рухнула коммунистическая система, исчезла питательная среда, которая заряжала нас энергией и сплачивала - антикоммунизм. До этого все разно?ерстные силы, образующие демдвижение, в известном смысле объединились не столько на конструктивной основе, а прежде всего на сопротивлении тоталитарному режиму. Дальней?ие пути обустройства России после падения коммунизма каждая группа понимала по-своему. Не случаен поэтому дрейф многих демократов, которые, как например, ?.Константинов, кочуя из партии к партии, докатились до братания с коммунистами.

Не уловив сути свер?ив?ихся перемен, не осмыслив уроков, часть активистов демдвижения так и осталась на позициях озлобленных наскоков на зачастую вымы?ленного врага. Теперь уже вместо партократов они честят демократов, оказав?ихся во властных структурах. Причем с ненавистью еще боль?ей, как мне кажется.

Началась непонятная мне борьба амбиций, перепалки, расколы, размежевания. Вместо поиска основы для совместных действий мы наблюдаем утверждение собственных самолюбий. Это происходит и в центре, и на местах.

Неужели это судьба российской интеллигенции - вечно грызться и препираться? Номенклатура в этом смысле куда дисциплинированнее и сплоченнее.

Остановлюсь на таком отчасти теоретическом аспекте, как: сложились или не сложились объективные условия для многопартийности.

Пока что мы имеем слабую структурированность общества, низкий уровень осознания своих реальных групповых интересов. Отсутствует опыт самостоятельного согласования интересов различных групп между собой. Все это и ряд других факторов лежат в основе того, что в крае, да и, наверное, в России еще в течение достаточно долгого времени не сложатся партии в том западноевропейском понимании, которое многие из нас берут за образец.

Боль?инство новых партий объявили в своих программах социальной базой средний класс, подразумевая под этим, прежде всего предпринимателей, мелких собственников. Считаю, что установка на социальную базу, которая только-только зарождается, была о?ибочная. Вернее, о?ибочна исключительная установка на эту категорию. Мы отвлеклись от реальной социальной стратификации общества.

О?ибочно и трактование "среднего" класса, как преимущественно класса предпринимателей. Прежде всего - это высококвалифицированные специалисты, интеллигенция в ?ироком смысле, то есть люди наемного труда. Предпринимательский слой в любой стране Запада не превы?ает 15-20 %, а то и мень?е. А все остальные - это люди наемного труда.

Необходимо четко себе представить, в какой среде сегодня мы пытаемся адаптироваться, детерминировать эту социальную общность или группы, описать их положение, потребности, перспективы их развития и на этом строить свою программу и принципы политических действий.

? тем более необходимо иметь ввиду, что среди прочих стоящих перед нами задач - не допустить противостояния предпринимателей как слоя со значительной частью трудящихся. Мы должны впитать в свое движение какие-то лейбористские акценты. Нельзя отдать их ни за поню?ку табака ни коммунистам, ни прокоммунистическим профсоюзам. Не будем забывать, что мы не только о рынке хлопочем, но и о демократии как институтах общества. Они идут вместе, но они отнюдь не тождественны друг другу.

В этой связи несколько слов о профсоюзах, на?их с ними взаимоотно?ениях.

Нигде в мире профсоюзы вне политики не стоят. Как правило, они поддерживают те политические силы, которые, придя к власти, раздвинут или сузят рамки законов в интересах профсоюзов. Причем, в мировой практике рабочего движения роль профсоюзов по боль?ей части консервативная. ? посему они всегда стоят ближе к социал-демократии, лейборизму, кейнсианству - то есть к усилению роли государства в управлении экономикой.

На сегодня на?и профсоюзы наиболее организованная и структурно оформленная организация из всех действующих. Наивно было бы полагать, что они останутся в стороне от политических баталий при том кадровом наполнении, которое они всегда получали от КПСС. Более того, во многом они и строились по принципу "млад?его брата КПСС", дублировали крайкомовско-райкомовскую структуру.

Но ситуация меняется. Все боль?е к жизни пробивается даже не отраслевой, а именно профессиональный принцип создания и деятельности профсоюзов. Анахронизмом стало сохранение сиамского близнеца КПСС - крайсовпрофа.

Это определяет и на?у тактику взаимоотно?ений с профсоюзами.

Надо подчеркивать важную роль этой организации трудящихся, сотрудничать с отраслевыми профсоюзами, помогать их становлению. ? после этого делать второй акцент - что ныне?ние объединения профсоюзов возглавляют люди, которые под предлогом защиты прав трудящихся тормозят и дискредитируют реформы, стремятся законсервировать "социалистические" трудовые отно?ения. Мы должны помогать отраслевым профсоюзам выбивать почву из-под ног прокоммунистического монстра - крайсовпрофа. В этом плане мы предприняли ряд акций.

Несколько слов о казачестве. Наиболее крупная после профсоюзов организация в крае - Ставропольский краевой союз казаков. Он вбирает в себя сегодня до полутора сотен первичных организаций - казачьих кругов населенных пунктов практически всех районов и городов края, объединяет свы?е 70 тысяч человек. Около десятка организаций терского казачества действуют в регионе Кавминвод. Причем их активность одна из самых высоких в крае.

Политическое влияние казачества будет возрастать. Тем более что многие лозунги казачества находят ?ирокий отклик у населения края. В частности, о необходимости наведения порядка в стране, борьбе с коррупцией и преступностью, социальной защищенности граждан, защите России и ее целостности. Неспроста партноменклатура приложила немало усилий для того, чтобы оседлать казацкого коня.

Казачество неоднородно по политическим симпатиям. Есть в нем крылья и демократической направленности, есть и настроения явно консервативного, местами даже реакционного направления.

Все это необходимо учитывать. Думаю, с казаками демократов должно объединять общее нежелание возвращения прежних времен, коммунистического тоталитаризма. Стремление казаков к восстановлению самоуправления там, где это окажется возможным, к владению землей тоже объединяет нас. Хотя мы и расходимся с ними в оценке частной собственности на землю и общинного землевладения.

Проблемы есть, но они, на мой взгляд, преодолимы. Во всяком случае, опыт на?его взаимодействия с казаками в краевой комиссии по реализации Указа о реабилитации казачества, говорит об этом. Но нет механизмов взаимодействия демократических организаций с казаками. Только кое-где получаются согласованные действия. Думаю, это принципиальное упущение демдвижения, которое необходимо исправлять. При этом хотел бы сказать откровенно, мы не можем поддерживать отдельные националистические требования ряда лидеров казачества, требования повального вооружения всех казаков. Здесь должен действовать закон.

?так, если подвести некоторый итог всему сказанному. Что мы должны делать, чтобы не просто номинально называться здравствующим , демократическим движением, но набирать силу, укреплять свое влияние?

Главная задача, которая стоит сегодня перед нами, вообще всеми, кто причисляет себя к ответственно мыслящим гражданам, - не допустить свертывания реформ, обеспечить их продвижение. Но сегодня реформы в России под угрозой срыва.

Оценивая реформаторский потенциал, я вижу достаточно сил, которые уже сегодня могли бы намного эффективнее влиять на положение дел. Вся их, то есть на?а с вами, беда в идейной и организационной разобщенности, слабой материально-технической и финансовой базе.

Все это вполне поправимо.

Мне думается, уже сегодня можно поставить на повестку дня вопрос о создании ?ирокой коалиции в крае, чего-то вроде второго издания Народного Фронта. Скажем, движения "Согласие ради реформ", в котором на нескольких принципиальных пунктах объединились бы все, кто однозначно не приемлет коммунизм, диктат общегосударственной собственности, кто ориентируется на рынок, на общечеловеческие ценности. Кто за сильное государство - Россию как гарант законности и цивилизованности, а не ностальгирует по мощной армии и послу?ным колониям.

Все это на определенных принципах, о которых можно будет договориться отдельно, объединяется вокруг четких и вразумительных лозунгов. Образуется единый ?таб - представленный авторитетными лидерами и деятелями Координационный Совет с техническим персоналом, печатным органом, налаженной связью со всеми регионами и организациями, во?ед?ими в коалицию. ? начать планомерную подготовительную работу к выборам: формирование программы, политико-экономический анализ, поиски подготовку кадров, кандидатов, начиная с губернаторского прицела и кончая руководителями районов, чиновниками в краевые и местные структуры, депутатов.