МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Новая Конституция - гарант мира и реформ в России

← к списку статей

(Текст планировав?егося выступления заместителя главы администрации Ставропольского края В.А.Красули на краевом совещании по обсуждению проекта Конституции РФ 16.09.93 г.)

Про?ед?ий в апреле Всероссийский референдум выявил позитивные перемены в сознании значительной части населения, глубинную заинтересованность в радикальных экономических реформах.

Вопреки мрачным прогнозам, народ по?ел за реформами, поддержал Президента Б.Н.Ельцина как силу, противостоящую тоталитаризму.

Фактически референдум выявил, что Россия уже пере?ла в новое качество. Сменилась форма государственного устройства, и народ своим голосованием подтвердил, что с новой формой строя он согласен, поддерживает ее.

Фундаментальные итоги реформ нельзя рассматривать вне политики Президента Б.Н.Ельцина, являющегося на сегодня их главным гарантом.

Политику эту критикуют со всех сторон. Однако даже те, кто не симпатизирует Президенту, но остается на почве объективности, признают положительные итоги его пребывания у власти.

Отмечается, что Россия весь этот период неумолимо движется вперед по пути экономических реформ и демократизации.

К безусловным достижениям поэтому, во-первых, надо отнести само начало радикальной экономической реформы, реального движения к рынку. Особенно важны здесь такие аспекта, как признание права частной собственности и жесткая бюджетная политика.

Во-вторых, сохранение мирного характера преобразований в обществе, далеко не однозначно воспринимающем курс нового руководства России.

Следующее достижение - отказ от жестких авторитарных методов управления экономикой и страной в целом.

Преодолен паралич снабжения городов. Угроза голода, краха системы жизнеобеспечения снята с повестки дня. Многочасовые очереди, карточки, пустые прилавки ото?ли в про?лое.

Снизились темпы падения производства.

Наметился процесс стабилизации валютного и вне?неэкономического положения страны. Заработав?ий рынок позволил резко сократить импорт продовольствия. Увеличился золотой запас.

Набирает темпы приватизация. Миллионы людей становятся собственниками средств производства. Возрождается предпринимательство. Быстрый рост частного сектора стал реальностью экономической жизни. Он охватывает уже не только торговлю, но и финансы, производство.

Резко снижен уровень милитаризации экономики. Высококачественные ресурсы, прежде в огромном количестве поглощав?иеся военно-промы?ленным комплексом, теперь идут на выпуск гражданской продукции.

России удалось вырваться из тисков дефицитной экономики. Рубль становится действительно работающей денежной единицей.

«сожалению, положительные результаты реформ не всегда очевидны простым людям. В повседневной действительности они видят рост цен, инфляцию, падение производства, угрозу безработицы, разгул преступности, коррупцию. Отсюда у многих ощущение личной без¬защитности, неуверенности в будущем.

? все это - на фоне отсутствия конституционного регулирования тех новых социально-экономических процессов и явлений, которые вызваны к жизни практикой реформ.

С учетом сложив?ейся ситуации Президент взял на себя инициативу в ускорении конституционного процесса. В итоге мы имеем проект нового Основного Закона, который нам и предстоит сегодня обсудить.

При этом считаю необходимым обратить ва?е внимание на ряд фундаментальных, по моему мнению, проблем.

Первая - ответить на вопрос, какие реформы нам нужны и отвечают ли реформы интересам российского народа?

Сегодня практически все согласны, что без радикальных преобразований экономики, государственного устройства, политической системы Россия не выберется из исторического тупика.

Но что ждет страну в результате реформ, как изменится жизнь людей, через какие трудности придется пройти?

Руководители выс?ей власти должны наконец сказать народу, что же мы строим в России. Мало заявить, что на?а цель - социально ориентированная рыночная экономика. Вопрос в том, как ее строить. Какими ресурсами для этого мы располагаем, какими способами мобилизуем энергию населения, как поддержим мир и стабильность при наличии разных подходов к ре?ению основополагающих проблем.

Противники реформ сосредоточивают свой критический запал на том, что за пример взяты цивилизованные страны Запада, их опыт построения высокоэффективной экономики, свободного демократического общества. Распускаются слухи о том, что реформы проводятся чуть ли не на американские деньги. Нормой стало обвинение Правительства и Президента в национальной измене.

При этом оппозиция настойчиво проводит мысль о сугубо особенном пути и предназначении России.

Все это ли?ено малей?их оснований. На протяжении последних четырехсот лет многие отечественные государственные деятели, озабоченные отставанием российской экономики, обращали свой взор на опыт Запада, на развитие товарно-денежных отно?ений, на гражданские и политические свободы, парламентаризм и так далее.

Причем, не с автоматическим заимствованием, а развивая российские традиции, дух предпринимательства, свойственный русскому купечеству и промы?ленникам, самоуправление Новгорода и казачества.

Глинские во времена ?вана Грозного, Ордын-Нащокин при царе Алексее Михайловиче, Василий Голицын в эпоху правления царицы Софьи, император Петр Великий, Карамзин и Сперанский во времена Александра Первого, попытки императора Александра Второго, Петра Столыпина.

Я специально называю так много имен и мог бы продолжить этот список поистине великих сынов Отечества. ?мен, говорящих о том, что идеи капитальной перестройки российской действительности принадлежали не безродным космополитам, а патриотам-государственникам, выходцам из блистательных русских фамилий.

Уже в советское время была раздавлена попытка через НЭП направить развитие на?ей экономики в русло рынка. Ничем закончились и более скромные намерения Косыгина в ?естидесятые годы.

Сегодня у России очередной ?анс отбросить амбиции исключительности и пойти дорогой цивилизованных народов.

?дейный мотив начав?ихся реформ - возвращение гражданам статуса собственников. Собственность, частный интерес - краеугольный камень, на который опирается вся пирамида политических и гражданских прав, свобод и обязанностей в развитых цивилизованных странах.

Мы привыкли к литературному ?тампу "Человек - это звучит гордо". На самом деле наиболее естественные побуждения человека эгоистичны.

Проект Конституци России пронизан духом прагматизма, который не противопоставляет личность обществу, личный интерес общественному. Напротив, делает ставку на частный, корыстный, эгоистический интерес, кладет его в фундамент экономических, социальных, политических институтов нового государства.

Заявляя эти принципы, реформаторы прекрасно понимают издержки индивидуализма. Но видят выход не в подавлении его, а в создании законных правил игры, которые позволяли бы ограничивать произвол, заставляли бы корыстный интерес работать на все общество.

Вторая проблема - преодоление двоевластия, парализовав?его страну.

Борьба за власть - суть сегодня?него кризиса в России.

Все государственные структуры воюют друг с другом и внутри себя. Расколоты и Верховный Совет, и правительство, и аппарат президента, и Конституционный суд. Разо?лись по разные стороны баррикады даже Президент и вице-президент.

Ни один из основных институтов власти не является властным в подлинном значении слова. Ни один не способен реализовать свои ре?ения, контролировать ситуацию в стране.

Нет понимания между Центром и регионами, субъектами Федерации.

Ни одна из ныне?них ветвей власти в Москве не способна ре?ать межэтнические конфликты. В результате Северный Кавказ, например, превратился в арену незатухающих боевых действий.

Падает международный авторитет России.

Кризис власти сопровождается разрухой экономики, обнищанием населения, развалом страны.

Но попытка восстановления экономики, наведения порядка в государстве до отстройки политической власти - это попытка поставить телегу впереди ло?ади. Это не путь выхода из кризиса, а путь в кризис.

Сразу же после отстранения от власти коммунистов, в августе 1991 года, демократические силы предлагали назначить срок выборов в Парламент Российской Федерации, провести выборы мэров городов на всей территории республики и разработать порядок назначения представителей Правительства на местах в рамках изменения всей системы управления.

Вместо этого Президент стал искать общий язык со старыми структурами власти в наивной надежде, что на такой базе можно провести экономическую реформу. Но вместо встречного движения началось наступление на президентский курс. В итоге сложилось двоевластие, тормозящее реформы.

Обладая властью, значительными финансовыми средствами, опираясь на Советы во многих регионах России, руководство Верховного Совета завер?ает его превращение в ?таб объединенной оппозиции Президенту, Правительству, проводимым в стране экономическим реформам и демократическим преобразованиям.

В народе откровенно говорят, что федеральные власти заняты противостоянием, борьбой за первенство, им не до экономики, не до нужд простых людей.

Но как можно заниматься насущными проблемами, если основа их ре?ения - реформы усиленно блокируются. Отменяются указы Президента, бойкотируется их выполнение, принимаются прямо противоположные акты парламента.

Оппозиция поставила перед собой цель нейтрализовать итоги апрельского референдума, перехватить инициативу, внести раскол в Правительство, выжить оттуда министров-реформаторов, изменить общественное мнение не в пользу Президента и курса реформ, который он последовательно отстаивает.

Конечная задача - полный захват власти, свертывание реформ. Причем все это делается исходя из того, что ныне?няя Конституция формально дает такую возможность их противникам.

В общем-то, здесь нет ничего удивительного. Действующий Основной Закон писался не для обеспечения нормального развития реформ. Не спасли его и многочисленные поправки, внесенные за последние годы. Многие статьи противоречат друг другу. Этим умело пользуется оппозиция. Особенно в части провозгла?енного всевластия Совета. Хотя в той же Конституции сказано и о разделении властей. Но кому что выгодно, тот то и выбирает.

Советы, выполняв?ие прежде функцию прикрытия КПСС, в новых условиях показали свою нежизнеспособность. Главная причина в их непрофессионализме и громоздкости. Последнее обстоятельство привело к вынужденному созданию малых Советов с ?ирокими полномочиями.

В то же время, малый Совет можно рассматривать и как прообраз нового представительного органа парламентского типа. ? если кому-то столь мил сам термин "Советы", можно его оставить. Но в любом случае представительные органы власти должны быть компактными, мобильными, профессиональными. А главное - ответственными перед избирателями. Вплоть до отзыва депутатов и роспуска Совета.

Кто сегодня противостоит друг другу?

С одной стороны, всенародно избранный Президент и те силы, которые поддержали его в августе 1991 года и подтвердили свою приверженность демократическому выбору на апрельском референдуме. Те силы, которые, разру?ая тоталитарную систему, пытаются заложить основы российской государственности.

С другой - силы, которые хотят вернуть нас на пагубный путь, которым вели страну семьдесят с ли?ним лет.

Будет ли дана народу возможность выявить свою волю или вопрос ре?ится силой - мы не знаем. Но затягивание ныне?него положения - это путь в экономический хаос, в бесправие, в гражданскую войну. Это надо предотвратить.

Мы знаем, что Президент проявлял нере?ительность, совер?ал о?ибки. Но ему выдан мандат на управление страной. На нем лежит ответственность за действия по выводу страны из кризиса. Действия эти должны отвечать желаниям народа.

?сходя из исторического опыта России, из оценки сложив?ейся ситуации, мы говорили и повторяем: в переходный период стране нужна твердая и ответственная президентская власть. Ли?ь она сегодня может удержать общество от анархии и хаоса.

Поэтому, на мой взгляд, на взгляд тех, кто выступает за ре?ительные реформы, при сравнении двух вариантов Конституции в главном вопросе - об устройстве и взаимоотно?ениях выс?их органов власти - предпочтительнее представляется тот, который отдает Президенту боль?ие полномочия.

Только сегодня многие осознали, насколько прав был Андрей Дмитриевич Сахаров, когда еще в 1989 году предлагал принять в качестве первоочередного закона Декрет о власти.

К сожалению, фундаментальный вопрос нормального функционирования власти в стране не разре?ен до сих пор.

Давно назрела необходимость переустройства представительных органов власти. Пожалуй, уже никто не спорит, что Съезд народных депутатов изжил себя. Что нужен компактный, профессиональный парламент.

Противоборство ветвей власти во?ло в опасную для государства фазу. Ничего кроме раздражения и чувства стыда не вызывает политический стриптиз, разворачивающийся на глазах всего мира. Взаимные обличения выс?их чинов друг друга в коррупции пере?ли пределы разумного.

Здесь должна быть поставлена точка. Президент должен навести порядок.

Луч?им выходом из разразив?егося кризиса, а еще точнее сказать, паралича власти, могут быть только перевыборы всех органов власти. Причем, я думаю, луч?им выходом было бы провести сначала парламентские выборы, а через полгода перевыборы Президента.

Подобное разведение сроков помогло бы сохранить преемственность власти и поддержать стабильность в государстве.

Третий узел противоречий - проблема субъектов Федерации.

Россия будет спасена провинцией.

Эти слова все чаще приходят на ум политикам, становятся лейтмотивом их поступков.

Эти слова возвращают нас к временам русской смуты. К тем событиям, когда в 1612 году нижегородские патриоты Минин и Пожарский организовали народное ополчение, спас?ее и Москву, и российское государство.

Кстати, Козьма Минин - русский купец, на языке противников реформ торга?, спекулянт.

Думается, никто из собрав?ихся в этом зале не станет возражать против того, что в регионы должно быть боль?е передано властных полномочий. Что, став субъектами федерации, края и области должны получить столько же прав, сколько их имеют сегодня республики.

Многочисленные собрания, на которых обсуждались различные проекты конституций, высказанные на этих собраниях замечания свидетельствуют о том, что мысль эта находит полную поддержку у ставропольцев.

Здесь вроде бы все ясно. ?, тем не менее, проблема требует обсуждения.

Волна суверенизации, не только национально-территориальных, но и региональных, почти расщепила государственность. Сама демократизация не осмыслена и не понята в своем содержании и смысле. Ведь очевидно, что с умерщвлением государства демократии не станет боль?е. Тем более ее не прибавится с ослаблением федеральной власти. Платой за это уже является кровь сотен и тысяч беззащитных людей.

Единое целостное государство невозможно без единого и целостного политико-правового пространства, контролируемого и регулируемого федеральной властью. Следовательно, ставя вопрос о равных правах территорий, нужно конституционно дифференцировать две самостоятельные системы общественных отно?ений: управленческие и политические. Регионам - рычаги для принятия самостоятельных управленческих ре?ений. Политические же остаются у центра.

Пока же борьба вокруг проекта Конституции зациклилась на разграничении полномочий двух ветвей федеральной власти. Это важно упорядочить. Но не менее важно определить отно?ения и полномочия федеральных и региональных институтов власти.

Все претензии на региональную самостоятельность и прерогативы должны и могут вполне удовлетвориться в системе управленческих отно?ений.

Эту инициативу нужно внести именно от регионов, чтобы спасти российскую государственность, чтобы не оказаться втянутыми в политические интриги.

?наче, если процесс пойдет по пути рас?ирения прав и полномочий всех регионов до так называемого уровня республик, суверенных государств, мы окажемся в ?аге от российского варианта "Беловежского согла?ения."

Четвертая проблема - специфическая для на?его региона. Она касается межнациональных отно?ений.

Обо всех опасностях суверенизации особенно уместно помнить нам, жителям Северного Кавказа. Мы особенно заинтересованы в том, чтобы в вопросах межнациональных отно?ений в Конституции оставалась полная ясность, чтобы было гарантировано равенство прав всем народам и территориям. ? при этом оставался сильный, полномочный, ответственный Центр.

Национальная суверенизация пока что явно смахивает на политическую игру господствующих в экономике и политике кланов, раздирающих анонимную государственную собственность. Причем, игру командную, где участвующие не делятся ни по национальности, ни по регионам.

Ясно и то, что ни этническая чистка, путем ли высылки или этнических резерваций, ни регионально-этнические кордоны также не ре?ают всей гаммы экономических, правовых и социальных проблем и деформаций. Такие меры способны ли?ь создать новые проблемы, куда более сложные.

Какие бы вне?не благие намерения не стояли за лозунгами особых "этнических прав" и "этнической защиты", они ли?ь подыгрывают ведущейся борьбе кланов за собственность, в которой реализуются экономические интересы мафиозных групп.

Этнические права защищаются гражданским правом. ? трезвая политика, а не спекулятивная, может состоять только в требовании последовательного и неукоснительного обеспечения законности в обществе.

В Конституции очень важно наложить категорическое табу на пропаганду и политику отстаивания любых этнических прав, выходящих за рамки конституционных прав гражданина.

С этой точки зрения надо относиться и к проблемам казачества, которое в последнее время все настойчивее выдвигается на первый план политической жизни, по крайней мере, Северного Кавказа и Ставрополья.

Казачество как историческое явление России требуется закрепить в Конституции не как народ, а скорее как сословие. То есть как определенный договор между государством (льготы по земле и т.д.) и казаками (служба). В противном случае все казачье "возрождение" повисает в воздухе. То есть необходимо на самом высоком уровне, на уровне Конституции четко определить место и роль казачества в государственном устройстве России.

Пятая проблема - как и на какой срок принимать новую Конституцию?

На этот счет существуют разнообразные мнения. Закон РФ "О порядке принятия Конституции Российской Федерации" допускает ли?ь два варианта: съездом и референдумом.

Однако предложенный Конституционным совещанием проект вряд ли наберет на съезде предусмотренные Законом 2/3 голосов избранных депутатов. Равно как и боль?е половины приняв?их участие в референдуме граждан не менее чем в 2/3 субъектов Федерации.

Неоднозначное, а порой и болезненное отно?ение к отдельным ключевым положениям проекта Конституции различных политических сил говорит о том, что принять Основной Закон на принципах минимального консенсуса сегодня, в условиях экономического спада и обострения социальной напряженности, возможно, не удастся. Но страна не может боль?е находиться в подве?енном состоянии.

Как быть?

Думается, выход может быть найден в промежуточном ре?ении. Нужно принять Конституцию или конституционный акт переходного периода. Четко оговорить, какой срок он будет действовать.

Главное на ныне?нем этапе - зафиксировать на?е понимание формулы российского федерализма и соотно?ение властей. Такое соотно?ение, когда инициативное лидирование - за исполнительной, а контроль и корректировка - за законодательной ветвью.

Не надо ставить непосильной задачи перед меняющимся обществом, несущим на себе печать прежней системы.

Нужен такой конституционный акт, который позволит ненасильственно, мирно и организованно пройти основную часть переходного периода.

Когда черты новой России, к которой мы стремимся, будут выглядеть яснее, когда вокруг идеи новой России сформируется достаточное общественное согласие, тогда мы либо существенно изменим Конституцию переходного периода, либо примем новую, которой будет уготована долгая жизнь. К этому надо относиться трезво и спокойно.

Согласив?ись с этой мыслью, мы можем согласиться и с тем, что Президент на апрельском референдуме получил от народа полномочия на неординарные ?аги, выходящие за рамки действующей Конституции.

Думаю, что Совет Федерации плюс Конституционное совещание плюс все российские депутаты, которые пожелают принять в этом участие, могут организовать вполне легитимное представительство и на нем принять Конституционный акт переходного периода.

? никто не посмеет оспорить правомерность этого ре?ения.

?, наконец, ?естое - это проблема выборов.

Боль?инство ныне?них депутатов при избрании были членами КПСС, а после ее запрещения стали беспартийными. Сегодня и съезд и Верховный Совет - это объединения людей, которые никого, кроме самих себя, не представляют. Как не представляют и определенную программу, политику, партию.

Ссылаться на то, что они выражают взгляды своих избирателей, значит напускать еще боль?е тумана. Сли?ком различны эти взгляды. Этот тезис я развил бы и даль?е. Сегодня фактически все органы власти, в том числе и исполнительной, не опираются на какую-либо организованную политическую силу, на публично выраженные и гласно отстаиваемые интересы тех или иных слоев населения. Общество еще не самоорганизовалось политически. В этом одна из причин разбалансировки властей, бесконтрольности исполнительной власти, ненаказуемости чиновников.

Чтобы представительная и исполнительная власти действительно стали подотчетными народу, чтобы население могло реально участвовать в их формировании и в законном порядке сменять их, нужны многопартийные выборы. На таких выборах избиратели будут голосовать не только за личность, но и за те программы, политические платформы, которые они разделяют.

Статус политических партий должен быть законодательно закреплен как основной субъект, формирующий состав парламентов и местных органов власти. Партии получают право непосредственно выдвигать кандидатов в депутаты. Государство финансирует партии пропорционально числу мест, полученных на парламентских выборах. Так обстоит дело в цивилизованных странах. По этому пути рано или поздно пойдем и мы. Но чем доль?е будем оттягивать, тем болезненнее это отразится на обществе, которое страдает от политической безответственности и некомпетентности выборных органов власти.

По принципу пропорционального представительства различных составляющих политической системы должны формироваться и избирательные комиссии.

Поскольку сегодня политические партии слабы, делать ставку только на партийные списки нельзя. Это понятно. Нужны выборы сме?анные: и по партийным спискам, и по округам.

? в заключение.

Главный вопрос переходного периода состоит, на мой взгляд, в следующем.

Ставим ли мы на личность, как это делается во всем цивилизованном мире, либо опять будет довлеть государство, вооруженное очередной идеологией, планом всеобщего спасения и всеобщей справедливости.

?дущее с мая обсуждение и предложенных официальными структурами проектов Конституции, и проектов, выдвинутых различными партиями и общественно-политическими движениями, говорит, что это центральный пункт. ? здесь надо обратить внимание вот на что.

Различия между вариантами проектов - одобренного Конституционным совещанием и внесенного Конституционной комиссией - непринципиальны и незначительны. Главным образом они касаются устройства выс?их этажей власти.

Сегодня эта проблема воспринимается болезненно по чисто субъективным мотивам. Но для судеб России, для будущих поколений россиян и политиков она не будет столь значительной.

Необходимо найти компромиссный вариант этих различных подходов для того, чтобы сегодня вообще можно было говорить о спасении Российского государства и продолжении реформ.

Нам нужна цивилизованная Конституция, чтобы навсегда выбить почву из-под ног тех, кто в принципе против новой Конституции, кто призывает нас под знамена Конституции брежневской, советской, кто не принимает на нюх реформы.

Вопрос ставится сегодня так: либо мы принимаем согласованный вариант Конституции реформ, достигаем гражданского согласия, удерживаем развитие политических процессов в цивилизованных рамках, либо хаос, непредвиденные коллизии, и у России вообще не будет никакой Конституции и никаких реформ.

Возможность подобного исхода - главная опасность для сегодня?ней России. ? мы - все собрав?иеся сегодня в этом зале, представители различных ветвей власти, органов управления, политических и общественных сил, должны сделать все для того, чтобы устранить эту опасность. А значит, поддержать предложенный Конституционным совещанием проект Основного Закона России и настоять на скорей?ем его принятии.