МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

А.Зыбин. Каким будет второй съезд?

← к списку статей

Свободная трибуна

Эти заметки написаны под впечатлением первых дней Съезда народных депутатов. Широко распространено мнение, что Съезд стал уникальным событием, важной вехой в демократизации на?ей политической системы. Так ли это?

Несмотря на явное преобладание в составе депутатов "аппаратчиков и "болота", впадать в уныние пока не стоит. Ведь впервые Аппарат был вынужден отстаивать свое мнение, свою идеологию в открытых дебатах (хотя были видны попытки снова скрыть все от общественности), вернуть прямую трансляцию.

Особенно яростная атака была предпринята против митингов, проходив?их во время Съезда в Москве. Этим митингам противопоставлялись почему-то встречи с избирателями (кто же тогда был на митингах - лица, ли?енные избирательных прав, что ли?) и даже сам Съезд. Впрочем, прием "держи вора" не сли?ком уж новый. Понятно, что митингов опасаются только те, кому нечего сказать народу, кто чувствует, что позиция не будет поддержана. Одно дело - требовать демократичности митинга, выражающейся в равном предоставлении слова всем, в том числе, и мень?инству, другое - требовать запрещения самого митинга. Административно - силовые методы, конечно, привычнее, однако стоит еще раз напомнить их сторонникам высказывание "отца кибернетики" Винера: «Тоталитарные системы реагируют на сигналы обратной связи уничтожением их носителя».

Мы стали свидетелями возмутительной травли на Съезде академика Сахарова со стороны некоторых военных и ряда депутатов. Нет нужды напоминать, что именно Сахаров ре?ительно выступил против ввода войск в Афганистан, за что и был сослан в Горький.

Стоит, вероятно, вспомнить и став?ий теперь достоянием общественности известный Сталинградский приказ "Ни ?агу назад", и отказ Сталина от участия в международных согла?ениях! по военнопленным, от помощи Красного Креста, а также массовые послевоенные репрессии, когда немецкий концлагерь сменялся сталинским. С тех пор про?ло не так уж много времени, чтобы подобные события не могли повториться в Афганистане. Поэтому любое сообщение по этому поводу следовало бы первым делом тщательно расследовать, а не обру?иваться с обвинениями, построенными на голой идеологии и нездоровых эмоциях. В демократическом обществе любое подобное заявление не отвергается с порога, и это ли?ний раз доказывает антидемократический характер Съезда.

Наконец, совер?енно явно недемократизм Съезда проявился в полном подавлении демократического мень?инства (прежде всего московской, ленинградской групп и прибалтийской делегации) и неумении наладить конструктивную работу. В результате Съезд так и не принял ни Декрета о Власти, ни Закона о статусе депутата, ни Законов о земле и о свободе информации, оставив в результате всю власть в руках Аппарата и партии.

Haс уверяли, что результаты выборов подтвердили возрос?ее доверие народа к партии, однако в рамках однопартийной системы и окружных собраний-фильтров трудно было бы ожидать, что боль?инство депутатов окажутся беспартийными. Про?ед?ие выборы в Поль?е со всей очевидностью показали, что при многопартийных выборах партии будет гораздо сложнее завоевать доверие народа. Собственно, этого-то и боятся на?и аппаратчики. Правда, Поль?а долго ?ла к этим выборам, там существовала почти, 10-миллионая "Солидарность". Ничего этого у нас пока нет, за исключением, пожалуй, Прибалтики. ?менно Прибалтика показывает всем сейчас пример, как политическими средствами добиваться боль?ей демократизации, какую роль могут сыграть массовые народные движения.

Далее, Съезд выбрал состав Верховного Совета, который в своем боль?инстве снова становится, по всей видимости, "ма?иной для голосования". Конечно, можно возразить, что на данном этапе негоже сразу "прижимать Президента к стене", как выразился один из депутатов. Однако возможное отсутствие собственного мнения у членов Верховного Совета вновь оставляет нас заложниками личных качеств лидера страны. Обычно это объясняют чрезвычайностью ныне?него положения в стране.

Но тогда это положение длятся вот уже семьдесят лет, и конца пока что не видно. Кто гарантирует нам, что после смены лидера (неважно, по каким причинам - в результате болезни или закулисной борьбы) вновь круто не поменяется курс? Кто защитит на?у новорожденную демократию от нового произвола?

Кстати, трагедия в Китае, неслыханный по жестокости расстрел мирной демонстрации показывают, на что обречено общество, отданное под практически абсолютную власть нескольких руководителей партии и государства. Двусмысленное заявление Съезда по этому поводу заставляет задуматься над тем, что трагедия в Тбилиси не всех еще отрезвила. Пользуясь метким сравнением одного депутата, хочется сказать сле¬дующее: когда чаще гребут левым веслом, есть опасность повернуть вправо. Однако почему-то забывают сказать, что происходит, когда загребают правое весло? А происходит следующее: когда появляется право на свободное волеизъявление народа, когда подавляется свобода слова, митингов и демонстраций, тогда остается единственное средство для выражения своего несогласия - незаконные действия, то есть, левый экстремизм. Чтобы избежать кривотолков, замечу, что я убежденный противник любых видов насилия и антиконституционных мер - на?а история уже показала их бесперспективность. ?менно поэтому многим следовало критиковать не только "левое весло", но и задуматься над тем, куда может завести правое.

Наивно пытаться получить демократию "сверху"! Ведь само-то слово демократия происходит от слова народ! ? до тех пор, пока рядовые избиратели будут послу?но голосовать за представителя Аппарата, до тех пор они будут гнуть на него спину. Сейчас мы с удивлением и завистью смотрим на Поль?у и Венгрию. Однако вспомним, что только активность самого народа привела эти страны к развитию демократических процессов. Мы впервые, пожалуй, за семьдесят лет, получили некоторые права в выборе тех, кто должен представлять нас в выс?ем органе власти. Так не пора ли перестать быть просителями у этой власти, у Аппарата и потребовать полного отчета за все политические провалы, в том числе и за продолжающееся ухуд?аться экономическое положение страны? Неужели мы хотим оставить на?им детям голодную, наполовину нищую, скатывающуюся в разряд отсталых страну? А если нет, то до каких пор народ будет "безмолвствовать? До тех пор, пока положение придется спасать "твердой рукой", т.е. военной диктатурой? Кстати, призывы "навести ре?ительный порядок" уже раздаются.

Подведем итоги. Победу на выборах и Съезде одержал Аппарат, хотя в Москве, Ленинграде, Прибалтике его удалось потеснить, что, кстати, вызвало резкую контратаку, апогеем которой стал Апрельский пленум ЦК КПСС. Остальные же регионы, похоже, еще не очнулись от застоя, в том числе и Ставрополье. Я призываю оказать давление на избранных уже депутатов вплоть до полного их отзыва, если они в своей деятельности будут руководствоваться не требованиями народа, а указаниями Аппарата! Я призываю к созданию самодеятельных общественно-политических организаций, к созданию Народного Фронта! Вести борьбу с Аппаратом политическими средствами можно ли?ь через создание политической же организации!

Многопартийность - не прихоть, а естественное требование и часть демократии! Вспомним о том, что "глас народа - глас Божий" и заставим Аппарат отдать не на словах, а на деле ВСЮ власть многопартийным Советам! Каким будет второй Съезд, во многом зависит от нас самих!

С. Зыбин, аспирант Московского энергетического института.