МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

С.Карпенко. Вот тебе и раз

← к списку статей

Точка зрения

Как народный фронт Ставрополья перестал быть Фронтом после того, как перестал быть народным.

В последнее время что-то не слы?но о на?ей Ставропольской группе "За Народный Фронт Ставрополья" (НФС), так активизировав?ейся в период предвыборной кампании. С чего бы это? Нуда девалась их активность?

Давайте попробуем проанализировать деятельность НФС за последние полгода.

Едва родив?ись, НФС завоевал (авансом, так сказать) огромную популярность. Лидеры НФС ходили в героях и мучениках. В выпущенном НФС журнале "Гражданин" пропагандировались передовые идеи, взгляды, мысли. Печатались и распространялись листовки, проводились митинги. В общем, проводилась масса полезной работы в попытках разбудить гражданское самосознание и общественное мнение горожан. Это было начало.

Начало оказалось началом конца. Начался провал.

Очень неприятно поразило многих положение в Уставе НФС, в котором говорится о том, что вся работа НФС основывается на ре?ениях КПСС. Вот тебе и раз! Не проще ли было бы создать в комитетах КПСС (в городском или краевом) еще один отдел по народному фронту? На чем же основывали лидеры НФС это положение и чего они хотят добиться, подпевая партократии, непонятно.

Предвижу возражения. Мол, это на? Ставропольский партаппарат такой консервативный, а вот в ЦК... вот Горбачев сказал... Нет! Все, что вы видите у нас в Ставрополе, что можно увидеть и в других городах и районах страны - все это и есть КПСС девяносто ?естой пробы. Ведь уже младенцу любому ясно, в какую пропасть ввергла страну КПСС. А НФС хотел стать добровольным помощником партократии на общественных началах. Даже непонятно, почему на?и городские власти их так зажимали.

Так уж получилось, что о трагедии в Тбилиси я узнал около полудня. 9 апреля Я по?ел на митинг НФС к кинотеатру "Родина" с целью сообщить об этом. Когда же после выступления С. Минакова я пробился к трибуне, ведущий митинг С. Попов, с которым я когда-то учился в ?коле, увидев меня, отрицательно покачал головой, давая понять, что слово мне предоставлять не будет. Отказал, даже не спросив, о чем я хочу говорить.

Такова боязнь быть скомпрометированными. Тем более (какой ко?мар!) именно знакомством с Демократическим Союзом. На том же митинге тот же С. Попов, услы?ав, что никто не верит НФС из-за его попыток ревизовать Ленина, возмущенно заорал: "Это не на?е! Это из программы Демократического Союза!"

Ко мне как к лидеру Ставропольского отделения ДС приходит очень много людей, самых разных: то рабочие, то пенсионеры, группа преподавателей одного из вузов, студенты всех ставропольских институтов, даже милиционер был один. Среди них есть и быв?ие активисты НФС, которые напрямик заявляют, что лидеры НФС ведут двойственную политику. Хотят де легализоваться и до той поры лояльны к власть имущим. А вот потом…

"Потом" для таких не бывает, ибо ".. единожды солгав?и, кто тебе поверит?" Политику боль?ой правды нельзя начинать даже с самой маленькой лжи. Не поняли их двойственную политику внизу, не приняли и наверху. Вследствие чего повис НФС между небом и землей – к выс?им сферам не подслужился, а низы сами отвернулись. Да и как же не отвернуться, когда на телефонные звонки и другие запросы отвечают, что прием (?) новых членов?) не производится (?). Что за ограничения такие - не понять. Фронт-то народный, и работать должен иметь право любой делающий. А у лидеров НФС стремление руководить и распоряжаться. Мы, мол, это движение создали, мы им и распоряжаемся. Да и зачем вообще членство в НФС?

Мы - Демократический Союз - считаем себя политической партией и членство обязательно. Тем не менее, мы готовы принять любого же¬лающего, объяснить ему на?и политические позиции и т.п., а вступать или нет - это уже его дело. Если хочет - может работать негласно. Мы и имени-то его не спра?иваем. Время придет - сам представится. У НФС же сразу проводится неболь?ой допрос с пристрастием: кто, что, откуда? Потом членство. ? на что же похожа организация, называющая себя народной и в то же время отвергающая народ.

Так НФС перестал быть народным.

По моему разумению, само слово "фронт" означает нечто единое и монолитное. В то время, когда Демократический Союз призвал на втором съезде к консолидации всех демократических сил, НФС постарался обособиться. Примером тому является короткий разговор автора этих строк с Т. Казначеевой по телефону. Едва я успел отрекомендоваться и сообщить, что представляю Демократический Союз, как услыхал несколько истерически-испуганное в ответ: "У нас с Вами ничего общего нет!"

Слово "фронт" также означает противостояние чему или кому-либо. Чему или кому противостоит НФС? Говорят, бюрократической системе. Не учли, видимо, что система-то не просто бюрократическая, а в подавляющем боль?инстве партийно-бюрократическая. Как же можно бороться против системы, основывая свою борьбу на ре?ениях руководства этой же системы?

Ко всему прочему, создается впечатление, что у лидеров НФС постоянно имеются какие-то внутренние противоречия, в основе которых лежат непонятные личные амбиции. Шкуру делят, что ли? Так еще и медведя не убили. Так НФС, раздираемый внутренними противоречиями, перестал быть фронтом сразу после того, как перестал быть народным.

Прочитав статью, многие инициаторы создания НФС скажут: "Злобствует лидер Демократического Союза".

Не злобствую! Скорблю!

Хочется, чтобы в НФС поняли: время компромиссов про?ло, еще не начав?ись. Не уподобляйтесь той девице, которой хочется и согре?ить, и невинность соблюсти. Вы хотите перемен - мы тоже. Вы умеренные - мы радикалы. Но цель у нас одна - благо народа. Значит, надо работать, а не выяснять, кто первый сказал "э..."

В заключение хочется задать вопрос: если даже все желаемые перемены свер?атся при ныне?нем режиме, то где правовая гарантия, что следующий партийный лидер, придя к власти, не перечеркнет их одним движением пера и не устроит кровавую бойню постра?нее сталинской? А может быть, не следующий, а ныне?ний? Кто знает - не была ли Тбилисская трагедия генеральной репетицией? Подумайте об этом.

Не отталкивайте протянутую к вам руку Демократического Союза. Поймите, что только единство всех демократических сил страны явится той самой единственной гарантией будущего правового государства.

На?а сила в единстве.

С. Карпенко, Ставропольское отделение Демократического Союза.