МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Не плюй в колодец

← к списку статей

Ре?ил открыть счет обидам. В книжном магазине продавщица на пятнадцать минут рань?е положенного у?ла на перерыв. Автобус подо?ел к остановке с опозданием. Ждал сантехника в течение дня, и напрасно...

Список этот легко продолжить. Достаточно каждому пожелав?ему вспомнить о своем наболев?ем. Получится толстенный том. Счет, обвинение — кому?

Если внимательно полистать эту воображаемую книгу претензий, в глаза бросится любопытная деталь. ?мена обвинителей и имена обвиняемых обязательно где-нибудь поменяются местами. Таксист, не дав?ий мне сдачу, завтра придет ко мне в магазин, и я его обве?у. Закройщик, сотворив?ий никуды?ный пиджак, в ресторане изливает горечь в жалобную книгу: отвратительные биф?тексы...

В современном мире все мы зависимы друг от друга. Зачастую это не бросается в глаза, но эта взаимозависимость обнаруживается в самом неожиданном и порой неподходящем месте и сильно отравляет жизнь.

Таким образом, в ответе все мы. ?ск следует вчинять каждому.

Но прежде чем делать из этого какие-то выводы, попробуем развенчать одну «ходячую житейскую мудрость. Дело в том, что находятся люди, которые полагают это явление нормальным. Более того, утверждают, что из этого можно извлекать выгоду. ? извлекают ее к собственному удовольствию.

Выглядит это очень просто. Я ловчу на своем месте. Ты ловчи?ь на своем. Я что-то «имею» с тебя сегодня. Зато завтра ты «имее?ь» с меня. В целом мы квиты. Распространим эту систему на все общество, говорят они, и все будет в порядке. Такая вот параллельная государственной «денежно-товарно-услуговая» форма взаимоотно?ений. Нормальные отно?ения перевернуты с ног на голову.

Это очень наивная, неумная, не новая — а, следовательно, и отвергнутая историей — философия. Примерно таких взглядов придерживались русские купцы и предприниматели: надуть клиента, всучить ему подороже какую-нибудь дрянь. Надували друг друга, но трещала по ?вам экономика России.

В этом все дело. Не будем говорить, что боль?инство порядочных, нормальных людей хотели бы просто, честно и хоро?о работать и взамен за свой хоро?ий труд получать хоро?ие товары и своевременные услуги без посредничества всевозможных пронырливых «философов».

Опять мораль, опять о совести, опять воспитание... — вздохнет иной читатель. Как-будто мало нас воспитывают.

Мало. Мы зачастую много говорим о творчестве в труде, о поисках, о новаторстве, и мало о том, что любой труд, прежде всего, должен быть добросовестным, честным, дисциплинированным, а уж потом — творческим. Не отсюда ли берутся иные на?и юно?и, которые томятся по «чему-нибудь этакому», а элементарного — гвоздя в стену забить — не могут?

Мы в чем-то, как мне иногда кажется, утратили чувство коллективной совести. Если начистоту и по боль?ому счету — совести в подходе к общегосударственному. Вот, скажем, мы восхищаемся японской радиотехникой — что ж, хоро?ие вещи. Стоим в очереди за импортной мебелью, обувью — да мало ли чем не радуют на?его потребителя зарубежные мастера? Многого они достигли. Это так. Но честны ли мы перед собой, когда пренебрежительно отзываемся: «У нас так не могут сделать!»? ?ли когда молчим в ответ на демагогические рассуждения: мол, где уж нам.

Где это — у нас? Кто конкретно не может? Кому это — нам?

Почему бы начать не с «нас», а с себя? Сам-то ты, на своем рабочем месте, достиг ли вер?ин мастерства, подчинил ли свои настроения жесткой дисциплине, без которых, кстати говоря, заграничный коллега никогда не сделал бы эти красивые, прочные, добротные вещи?

Вообще же работник, умеющий что-то хоро?о делать и гордящийся своей работой, никогда не скажет: у нас не могут. Он либо промолчит, либо не скроет сожаления, что какие-то бракоделы ме?ают ему хоро?о работать. Говорят так боль?ей частью неумейки, равноду?ные к своему делу люди, те самые ловчилы, которым все равно, что будет, ли?ь бы им было хоро?о. Короче, те самые, от которых мы и страдаем.

Опять возвращаемся к тому, что в ответе каждый. Должен быть каждый! К сожалению, это не всегда так.

В переполненном троллейбусе вы недобрым словом поминаете работников транспорта: мол, не могут организовать. А они в ответ выставляют свои проблемы.

Одна из них: не хватает людей, некого на ма?ины сажать. ? так — куда ни кинься: везде дефицит рабочих рук. А отсюда невыполнение плана, очередь в магазинах, производственный брак.

А между тем трудоспособного населения в городе предостаточно. Просто многие люди занимаются не тем, чего ждет от них общество.

Чем даль?е от центра города — тем вы?е заборы, тем прочнее особняки, тем ?ире личные приусадебные участии. Картина эта типична не только для краевого центра. Наоборот, в районном городе это бросается в глаза еще отчетливее.

Сегодня мы не столь наивны и, скажем так, мстительны, чтобы осуждать человека за то, что он в теплице выращивает тюльпаны или гвоздики. Пусть выращивает. Мы о другом. Нас настораживает фраза: «Чего я буду надрываться на заводе за сто ?естьдесят, я луч?е у себя повкалываю за тысячу в месяц!» Приветствуя трудолюбие частника — мы знаем, что все эти промыслы стоят упорного труда, — мы, однако, не должны забывать, что за хлебом он ходит в продмаг и платит за булку 20 копеек. ? электричество, которым он обогревает теплицу, обходится ему в четыре копейки за киловатт. А воду, которой он поливает обильно свою будущую продукцию — из-за чего летом иной раз нам не то, что ванну принять, умыться по-человечески не удается, — он вообще берет дером. Потому и рентабелен его огурец, тюльпан, гвоздика, чеснок, что и электроэнергию, и полиэтилен, и гвозди, и все прочее ему отпускает не предприимчивый делец, который содрал бы с него, как сам он дерет с нас на базаре за свои гвоздики, а государстве. Которое своим работникам — слесарям, инженерам, электрикам, директорам — платит из общего государственного расчета. В котором учитываются, кстати, и на?и с вами интересы.

Этими рассуждениями делягу, конечно, не пройме?ь. Порассуждаем, порассуждаем, а к нему же и пойдем на рынок. А он над нами посмеется и, уверенный в собственном бессмертии, сделает ручкой из сверкающей «Лады».

Совесть сли?ком ненадежный барьер для защиты государства от тех, кто отпущенные на личные потребности блага оборачивает на личную корысть. Нужны более надежные барьеры.

Но пусть этим займутся плановики, экономисты, финансисты, юристы — они отработают более действенные защитные механизмы. Тут сомнений нет. То, что они сделают — это будет их вкладом. Мы же задумаемся о вкладе лично каждого из нас, причастного и ответственного за сложив?уюся ситуацию.

Почему из-под полы продают за восемьдесят рублей югославские туфли? Потому что кто-то из нас сработал такую обувку, которую никто, находясь в здравом рассудке, не купит и за пятнадцать. Георгий Кобаидзе, дояр из Кировского районе, от каждой коровы надаивает боль?е 5 000 литров молока, в то время как для боль?инства животноводов 3000 литров — мечта. Если бы на каждой ферме работали тем же, как работает он, — уве¬рен, не было бы ни проблемы молока, ни проблемы сливок, ни проблемы масла.

А если бы... Этот перечень, как и тот, с которого мы начали разговор, можно бесконечно продолжать. ? получится тоже огромный том, который мы все читали бы куда с боль?им удовольствием!

Так девайте же писать его.

Размы?ления на эту тему обычно заканчиваются такой вот моралью: не будь недобросовестным, недисциплинированным. Не оригинальности ради, а чтобы точнее выразить суть исходящего, повернем эту мораль так: не будь глуп! Сегодня ты погре?ил против совести, причинил обществу маленький ущерб. Это и тебе ущерб, но разделенный на 280 миллионов, он не так ощутим, как маленькая, зажатая сегодня в кулак выгода. Сегодня ты выгадал. Но завтра эхо вреда, который ты причинил обществу, вернется к тебе. Ты ощути?ь его действие в очереди за дефицитом, в томительных ожиданиях электрика, в осыпающейся со стен только что полученной квартиры ?тукатурке.

На?е неразумное, нацеленное на сиюминутную выгоду обращение с природой поколебало экологическое равновесие. Мы уже сегодня тратим на восстановление ущерба немалые суммы, которые, по подсчетам ученых, в будущем грозят значительно превзойти извлеченные когда-то выгоды. Это проценты за неразумность, расточительство, недисциплинированность, безалаберность. Не так ли, как к природе, мы относимся и к обществу? Луч?е, чем пословицей, не скаже?ь: не плюй в колодец — пригодится воды напиться.

В. Красуля.

«Молодой ленинец», 1982 г.