МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Объедалы

← к списку статей

Вам не случалось, уважаемый читатель, наблюдать согбенные под тяжестью сумок, авосек, ведер, туесков, кор¬зин и прочего фигуры, которые в поздний час, по?атываясь, отваливаются от служебных и черных входов больниц, столовых, детских садов? Нам случалось. Случалось даже, проявляя вроде бы предосудительное любопытство, заглядывать вовнутрь этих ручных контейнеров. А чтобы поздний час и густые сумерки не провоцировали оптический обман и недоразумений на почве недогляда, нам подсвечивал фонарик сотрудников ОБХСС.

Нет, ничего сверхособенного в сумках обычно не обнаруживалось. Так, по мелочам: кусочек мясца; кусочек маслица, а то и два; курочка, попадалось и полкурочки; с полголовки сыра; котлеты — бывало, еще тепленькие, а бывало и сырые; яйца всмятку, в «ме?очек», крутые и сырые; рыба жареная, вяленая, соленая, мороженая, морская и речная; не были забываемы овощи и фрукты, среди которых предпочтение не отдавалось ни яблокам, ни апельсинам, ни мандаринам, ни гру?ам, ни сливам, ни картофелю, ни моркови, ни капусте, ни помидорам, ни огурцам — нет, все ?ло в суму без ущемлений в завидном множестве и многообразии; не были обойдены вниманием и молоко, и сметана, и компоты, и иные жидкости, включая супы и борщи, залитые в банки, кастрюльки, термосы и запеленатые в простыни или вафельные, а иногда и просто махровые полотенца. Словом, изобилие било в глаз, и ничто, даже увяд?ие на щеках владелиц авосек розы, не перечеркивало впечатления, что все это добро было съедаемо и перевариваемо с добросовестной тщательностью во здравие и за счет больных, младенцев, стариков, ну и, конечно, и нас с вами, рядовых клиентов общепита.

На каких же витаминах произрастают синонимы до¬вольства и благоденствия — сумки, авоськи и т. д?

Детский сад № 59 на станции Георгиевская. Дружина, возглавляемая заведующей Т.Т.Ляпкало, по сценарию, отработанному не одним поколением жуликов, обеспечивала жизнерадостное меню дети?кам. Под стук ножей, хрюканье ?кварок на сковороде, меланхоличное чавканье мясо¬рубок поступающий со складов сырец проходил предварительную обработку. После чего в мясе, например, то ли аминокислоты претерпевали структурные изменения, то ли белок чудесным образом насыщался бедными соединениями, но только идущие с кухонного пульта котлеты редкий гурман отличил бы от ломтя серого хлеба ценой 14 копеек за буханку; сметана превращалась в молоко, молоко в воду, а масло в воспоминания...

Ни товарищ Ляпкало, ни ее помощники в лице заведующей хозяйством Г.А.Вартанян, повара Т.В.Недвижай, медсестры Л.П.Бобровой ход экспериментальных поисков в вахтенном журнале не фиксировали. В поисках истины, поэтому, обратимся к другим источникам...

Вот три абзаца из письма родителей:

«Приходя за детьми в садик, мы обнаруживали, что в меню пи?ут одно, а де¬тям дают совсем другое. В меню пи?ут хлеб с маслом и чай, но ни хлеба с мас¬лом, ни чая не дают.

За полтора года дети ни разу не ели мясные котле¬ты, ни разу им не давали сока, не испекли ни одного блинчика. Гороховый суп, запеканка, свекольная икра, ту?еная капуста — вот и все...

А повар не знала, на чем она делает гарнир, на сале или маргарине, вместо сливочного масла».

Вот справка Георгиевского городского комитета народного контроля:

«За первый квартал 1982 года детям недодано 18 килограммов мяса, или 10 процентов от нормы, 64 килограмма рыбы, или 48 процентов от нормы, 216 килограммов свежих овощей, или 90 процентов от нормы...

В апреле 1982 года лабораторными анализами установлено, что калорийность блюд, подаваемых к детскому столу, на 48 процентов ниже установленной нормы...»

Таковы факты. Однако ими не завер?ается круг хищений, злоупотреблений, беспорядков. ?з 69-ти посещав?их детский сад детей только 19 спали на кроватях, а остальные — на раскладу?ках. Люди, оформленные как воспитатель А.А.Рябова, медсестра Е.А.Гитарова и санитар З. Е.Немцова в 1980-1981 годах получили на руки 611 рублей в кассе сада, а глаза детей не видя. Заведующая хозяйством Вартанян якобы за совместительство должностей кухонной рабочей и воспитательницы положила в карман 572 рубля. Да и относительно Нины Бобровой, дальней родственницы медсестры Бобровой, мы определенно не можем подать читателю доброй вести. Какая уж там добрая весть, когда она, исполняя по ?тату функцию дворника, входила в более тесное соприкосновение с ведомостью на заработную плату, чем с метлой.

Что мы имеем на сегодня?ний день? Во-первых, затянув?уюся переписку родителей с различными инстанциями. Во-вторых, относительный успех этих почтовых операций: Ляпкало в апреле, не дожидаясь, когда сгустятся тучи над головой, подала заявление об уходе по собственному желанию. Ее понять можно, опыт есть: дважды, в 1973 и 1976 годах, она привлекалась к уголовной ответственности, а вот почему в гороно проигнорировали этот факт при утверждении заведующей, нам невдомек. По настоянию городского комитета народного контроля отстранена от работы Вартанян. Повар Недвижай и медсестра Боброва, соавторы чудесных превращений пищевых продуктов, продолжают вносить посильный вклад в дело физического и нравственного совер?енствовавания подрастающего поколения. Но и на этот счет мы имеем официальный ответ гороно:

«...Ре?ается вопрос о возможности пребывания на занимаемых должностях стар?ей медсестры Бобровой Л. П. и повара Недвижай Т. В.

О проделанной работе по устранению недостатков, отмеченных в постановлении комитета народного контроля и его выполнению, городской отдел народного образования доложит Георгиевскому комитету народного контроля в ноябре месяце».

Правильные слова, они вну?ают оптимистичные надежды. Однако зачем ждать ноября? Почему мы сегодня не можем знать, как так случилось, что во вверенном Георгиевскому гороно детском саду нечистые на руку люди объедали детвору?

? еще. Я наугад позвонил в несколько райкомов комсомола: «Давно в детском саду были? Что там делается?». В ответ — неопределенность. Понятно, не та категория: младенцы, какая с ними работа. А ведь далеко не пустяк: как и в каких условиях растут дети работающих комсомольцев, будущие комсомольцы...

В. КРАСУЛЯ.

«Молодой ленинец», 1982 г.