МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Сколько «стоит» региональная элита?

← к списку статей

(Размы?ления по поводу одной статистической выкладки)

Взятые сами по себе цифры мало что скажут неиску?енному человеку. Безусловно, нельзя не обратить внимания на то, что многие экономические показатели растут, хотя некоторые и падают, и об этом мы еще скажем. Однако все это мало говорит о качестве жизни. Все познается в сравнении.

Обозревая итоги совещания региональных руководителей ЮФО, которое на днях провел первый заместитель Премьер-министра, куратор национальных проектов А.Медведев, местные официальные комментаторы поспе?или возвестить, что Ставрополье в очередной раз вырвалось вперед. На этот раз в разрезе аграрного национального проекта. Еще не очухались от экспериментирования с местным самоуправлением, не подсчитали убытки, которые нанесла краю скоропалительная инициатива, как уже готовы делиться передовым опытом на сельской ниве. Не впервые.

Еще не забыты ни ипатовский метод, ни МХП. От победных речей в у?ах уже не звенит. Привыкли.

Чиновничий патриотизм понятен. Столоначальников с каждым годом все боль?е, расходы на содержание управленческой рати прут как на дрожжах. Кровь из носу – подавай доказательства эффективности их трудов. Местная пресса исправно откликается на социальный заказ.

Между тем, если судить не по нарисованным медиаманипуляторами картинкам, а заглянуть в «нутро факта», положение представляется не столь благостным.

Не хотелось бы утомлять внимание читателя цифрами, но, увы, без них не обойтись. Цифра – слепок с ду?и факта. Так что, запасемся терпением и прогуляемся по запасникам статистических архивов.

Самый объемный показатель, отражающий, как мы трудимся и, соответственно, живем, - объем валового регионального продукта, произведенного на ду?у населения. Растет он – значит, все мы понемногу движемся вперед: боль?е производим – боль?е потребляем. В Российской Федерации в про?лом году, в среднем, на ду?у населения было произведено продукции и услуг на 101 447 рублей. Запомним эту цифру и спустимся на региональный уровень.

Например, в Краснодарском крае этот показатель составляет 130 тысяч рублей, в Волгоградской области – 60 895, Ростовской области – 51 685 рублей. А вот в Ставропольском крае – 48 876 рублей. Можно добавить – всего. Потому что столь бросающееся в глаза отставание от соседей радовать не может. А если глянуть ?ире – мы производим на ду?у населения всего 48 процентов того, что делается в среднем по России. Это значит, что работаем мы хуже, чем на?и соседи и среднестатистический россиянин трудоспособного возраста. Естественно, и живем победнее.

Но это не все. ?ногда полезно оглянуться и сравнить день ныне?ний и день минув?ий. Что имели вчера и что имеем сегодня. Тут-то нас ждет сюрприз. ?так, мы установили, что в крае производится продукции и услуг на ду?у населения в два раза мень?е, чем в среднем по стране. Но так было не всегда. В 1995 году на?а доля тогда составляла 71,4 процента. Согласитесь, это не 48. Вывод прост: десять лет назад Ставрополье было экономически эффективнее в полтора раза.

Что же случилось такого из ряда вон выходящего десять лет назад?

Напомню, 1995 год – год, пред?ествующий утверждению на посту губернатора края А.Черногорова. В 1996 году к власти при?ли новые люди. Были сменены руководители на всех ключевых постах различных уровней власти. Во всех организациях, где присутствовало государственное влияние, был государственный капитал, тоже поменялось руководство. Полностью обновилась управленческая элита края. На экономическом и политическом пространствах началась игра по новым правилам. Были перераспределены финансовые потоки и пересмотрены приоритеты. Одни инициативы, не получая поддержки, засохли, другие набирали силу.

Все эти годы пропагандистский аппарат губернатора изо дня в день распространял миф о том, что А.Черногоров принял разоренное хозяйство, что в 1996 году все уже было развалено, гибло, экономика края пускала пузыри, погружаясь, в трясину, и только новая команда остановила катастрофу. Начался рост экономики.

На первый взгляд, так оно и было. Статистика подтвердит: рост промы?ленного производства, услуг, торгового оборота. Это так. Но добросовестный анализ, претендующий на научную ценность, требует выделять вне?ние и внутренние факторы, влияющие на события. Что сделал ты, а что сделали другие. Взлет экономики, о котором трещат пропагандисты, идет по всей России. Это следствие ре?ений правительства, президента, федеральных органов. Сработал последефолтовский эффект. Заработали рыночные механизмы, начали давать плоды проклинаемые многими экономические реформы девяностых годов. Худо-бедно, со скандалами и стрельбой, но поделенная государственная собственность на?ла-таки своего хозяина, который занялся производством, привлечением инвестиций, наведением порядка, экономией ресурсов и так далее.

Не последнюю роль сыграл и рост цен на нефть, который не только надувает золотовалютные запасы и стабилизационный фонд, но и стимулирует щедрые вливания в реальный сектор экономики. 10-12 долларов за баррель, которые мы имели в середине девяностых, это не 50-70, которые сегодня оседают в карманах не одних только олигархов и государственных чиновников. Словом, богатела вся страна, чему можно только радоваться. А вместе с ней и мы.

Но вот какое дело. Если вся страна с каждым годом работала луч?е, то Ставрополье, относительно того, что было когда-то достигнуто, сдавало позиции. ? абсолютные приросты не должны сбивать нас с толку. Сравним хотя бы такие цифры: если в целом по России производство промы?ленной продукции выросло за 10 лет в 10,1 раза, то в Ставропольском крае в 7,7 раза. Мы не поспевали за переменами.

Вернемся, однако, к произведенному валовому продукту. Попробуем представить, что мы имели бы, если бы эффективность управления народнохозяйственным комплексом края сохранилась хотя бы на уровне 1995 года. В этом случае производство валового продукта на ду?у населения в про?лом году составило бы как минимум тот же 71 процент от среднероссийского, что когда-то мы уже имели. В переводе на абсолютные цифры это составило бы около 73 тысяч рублей на ду?у населения. Сравним с ныне?ними 48 тысячами и согласимся, что разница в 25 тысяч рублей это не пустячок. А именно столько «недопроизведено» на каждого ставропольчанина. Мы могли бы их иметь, но не имеем. Следовательно, потеряли.

Произведем несложные арифметические подсчеты (умножим «потерянные» 25 тысяч рублей на 2,7 миллиона жителей края) и выясним, что в целом мы могли бы получить в про?лом году дополнительно продукции и услуг на 65 миллиардов рублей. Столько продукции мы недополучили в про?лом году по сравнению с тем, что могли бы получить, если бы работали с такой же эффективностью, как в 1995 году. Но это потери только одного, 2005-го года. А ведь доля края в валом общефедеральном производственном продукте неуклонно сокращалась начиная с 1997 года (в 1997 году – 62,2 процента от общероссийского уровня, в 1998 году – 53,1 процента, в 2003 году – 50,6 процента). То есть, теряли уже тогда. ? с каждым годом все боль?е и боль?е. Самые приблизительные подсчеты показывают, что совокупная сумма этих потерь переваливает за 100 миллиардов рублей.

Таковы, если называть вещи своими именами, потери Ставрополья, которые произо?ли вследствие деградирования за минув?ие десять лет качества управления производственными, трудовыми, финансовыми и интеллектуальными ресурсами края. ? это претензии не к труженикам рабочим, инженерам, продавцам, предпринимателям, врачам и так далее, а к управленцам, которые задавали правила игры, поддерживали одних и отодвигали от ресурсов других, принимали мас?табные управленческие ре?ения, которые в конечном итоге не выдержали конкуренции на российском рынке управленческих идей.

Такова цена «трудового вклада» региональной управленческой элиты, сформированной Александром Черногоровым.

Василий Красуля, публицист.

«Ставропольская правда», 2006 г.