МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Немного грустные заметки

← к списку статей

Сложно защищать демократические позиции. Очень многое получилось не так и не то, что задумывалось. Но это не должно быть основанием для паники и истерики. Небесполезно задать себе вопрос: а могло ли быть иначе? Особенно, когда читае?ь пространные рассуждения коммунистических идеологов.

Демократы разру?или СССР! Очень многие верят этому поклепу. ? как-то по простоте ду?евной забывают, что еще в конце августа 91 года, например, Украина в пожарном порядке провела референдум, на котором 85 процентов граждан республики (среди них и русские) проголосовали за независи¬мость и суверенитет. Причем здесь демократы? Это была естественная реакция нормальных людей - и простого народа и политической элиты на импровизации московских гэкачепистов. Вы еще не забыли, кто этот самый ГКЧП сообразил? Правильно. Те же самые товарищи, которые сегодня утирают слезы по СССР.

Но ведь и ежику понятно, что не будь 19 августа 1991 года, не было бы и Беловежской пу?и.

?ли, скажем, демократов припирают к стенке: а не вы ли в марте 91 года на общесоюзном референдуме тявкали против СССР? Да, призывали. Hе против СССР, а против той хитромудрой формулировки, в которой сохранение СССР было увязано с «социалистическим выбором». Вспомните содержание бюллетеней.

Об этом почему-то - дружное молчание. А ведь именно в этом стремлении надурить, запудрить мозги и проявилась сущность отмирав?ей системы: нечестность и безнравственность. Тогда?ние руководители просто не умели говорить правду. Многие из них вовремя спикировали в "демократические" кресла. Не хочу вытягивать на свет божий жупел партноменклатурщика, перекрасив?егося в демократа. Эта тема всем уже достаточно осточертела. Но обратите внимание, уважаемые читатели, на до боли знакомый почерк, которым сочинялись фронтовые (к прискорбию) сводки из Чечни. В Грозном нет российских танкистов! Пардон, минутку, все-таки есть. Клянемся, это не на?и самолеты наскакивают на Грозный. ?звините, поправочка, вроде бы на?и... Это их стиль - лгать. По-другому они не могут. Ложь - родовая черта быв?его правящего класса, воспитанного на коммунистической идеологии. ? это по наследству, как ген гемофилии, передается и тем, кто вроде бы готов «отречься от старого мира», и взяться за праведное дело построения капитализма и демократии в России.

Ладно, это все витание в облаках. Проблемы, так сказать, в мировом мас?табе. А что у нас под ногами?

Демократическое движение на Ставрополье переживает, мягко выражаясь, кризис. Падение авторитета демократических идеалов - общероссийское явление. Можно было бы успокоиться: у нас как у людей. Но меня гнетет сомнение: а все ли сделано для того, чтобы это было не так? Хотя бы у нас, в отдельно взятом ставропольском регионе.

По-моему, не все. Минуло три года, как часть местных демократов во?ла в структуры власти. Я стал заместителем главы администрации края. ? вот уже три года спорам: а нужно ли было браться за это неблагодарное дело? Самые резкие радикалы обвиняли меня в том, что, поддав?ись соблазну дорваться, так сказать, до корму?ки, я поступился честью принципиального борца с номенклатурой. Сам стал таким же и - самое главное - дискредитировал демдвижение в глазах ставропольчан. Народ против поганой власти. Демократ во власти. Значит народ против демократов.

Но вот любопытный факт, на первый взгляд, вроде бы посторонний теме. В конце ноября на Кубани избрали законодательное собрание. Тамо?ние демократы во власти никак не представлены. Они ее активно критикуют, все годы поносят, печатают оппозиционную газету. А на выборах пролетели со стра?ным свистом.

Между тем, почти все выставленные так называемой «партией власти» кандидаты про?ли. В чем дело?

Понимаю, что любой желающий сейчас затянет волынку о подтасовках, давлении на избирателей, ущемлении прав демократических кандидатов и прочих пакостях и кознях властей. Не сомневаюсь, и это имело место. Все равно скучно, господа. Мне это напоминает известную притчу про невезучего танцора.

Основная причина поражения демократов в Краснодаре, по-моему, состоит в том, что они не смогли выдвинуть людей, которые в глазах населения пользовались бы репутацией серьезных руководителей и организаторов, людей, которые умеют что-то делать. Умеют работать. Ни крестьянам, ни рабочим, ни представителям интеллигентской «прослойки» сегодня не нужны одни призывные агитки, гневные проклятия, сладкие обе¬щания, глубокомысленные программы. Они спра?ивают: что ты умее?ь делать? Что ты сумее?ь организовать для улуч?ения моей жизни? Строительство ?кол, фермерских хозяйств, страховой медицины?

«Верьте мне, я хоро?ий, потому что не люблю Президента и долбаю губернатора» - для кого-то этого и достаточно, но не для боль?инства избирателей.

К сожалению, многие демократы этого не пони¬мают до сих пор. Они бодро призывают к будущим выборам опять же под знаменами противостояния власти и разумеется, Президенту. Коммунистической угрозой уже не¬прилично пугать избирателя, а на борьбу с национал-фа?измом обыватель поднимается вяло. Остается лупить того, кто на виду. Кто что-то делает, а потому и о?ибается.

Вместе с Президентом достается и нам, в том числе и мне.

Между тем, участие в работе администрации края - это ?кола для тех, кто хотел бы порулить. Демократическое движение Ставрополья располагало уникальной возможностью сосредоточиться хотя бы в доступных контролю демократов точках управления, втянуть в организацию управленческого процесса как можно боль?е людей, проверять их на деле, набираться опыта, наращивать авторитет. Вместо этого - обструкции, обвинения. Демократическое движение, на мой взгляд, упустило ?анс из маргинала превратиться пусть не в лидеры - пока еще - в раскладе реально управляющих краем сил, а пусть в слабого, неопытного - но партнера, обучающегося, набирающегося сил и опыта, имеющего перспективу. Упустило ?анс и проявило политическую незрелость, а точнее несостоятельность. Об этом говорить и грустно, и обидно. На протяжении почти трех лет я молчал об этом. Но при?ло время сказать громко.

Не знаю, как пойдет доль?е, но сегодня можно констатировать: демократическое движение Ставрополья разложено. А причиной этому не то, что несколько человек во?ли в исполнительную власть, а наоборот то, что движение не смогло использовать мощный властный рычаг для упрочения своих позиций, для встраивания в реальный управленческий процесс. Политическая жизнь края идет мимо тех, кто несколько лет назад представлял собой более или менее организованную силу и имел определенное влияние.

К сожалению, отсутствие привычки к черновой, повседневной, кропотливой работе - слабость интеллигенции. Она как-то все боль?е рвется к утопиям. Одна из них - будто можно на будущих выборах выдвинуть оппозиционного Ельцину демократического кандидата, вроде Явлинского и победить. Отсюда телеэкранная истерика и возня. Отсюда нежелание сотрудничать с правительством, властью. Это что-то вроде политического озноба радикальной российской интеллигенции 70-80-х годов про?лого века. Закончился он, как известно, метанием бомбы в царя, который проводил реформы.

? получается, что демократы толкуют о правовом и гражданском обществе, презрительно оттопыривают губу, когда сталкиваются с гримасами строительства этого общества, а вчера?ние, презираемые ими, партократы кряхтят над укреплением государства, чтобы оно, не дай бог, не развалилось прежде, чем успеет превратиться в правовое.

Яркий тому пример - Чечня. Многие демократы подписываются под совместными манифестами с коммунистами. Наверное, нет ничего зазорного в самом по себе братании с коммунистами. Но вдумаемся, что происходит?

Логика современного демократического публициста такова: в стране кризис, экономика ру?ится, рейтинг Президента падает, власть явно ускользает из рук. Президентское окружение, ясное дело, инспирирует маленькую победоносную войну на Северном Кавказе. Она отвлечет народ от трудностей жизни. Президент на коне. Происходит перегруппировка политических сил. Демократы, которые по морально-этическим мотивам выступят против введения войск в республику, будут, дискредитированы в глазах народа, как христопродавцы и предатели русского народа. А поскольку они уже не сила и давно надоели Президенту, он получит моральное оправдание и возможность от них отделаться. Зато тем самым поправит реноме в глазах державников, патриотов, да и националистов, которых в ныне?ней России, признаем, боль?е, чем либералов. Президент облокотится на новую социальную базу и начнет закручивать гайки. То есть: чрезвычайное положение, полицейское государство, террор, сворачивание реформ. К сожалению, у нас так искони заведено: любое начинание начальства с ходу брать под сомнение, предполагая скрытую от глаз людских подлую цель.

Я тоже против жертв среди мирного населения, против бомбежек жилых домов и гражданских объектов. Да и военных тоже. В конце концов, они ведь на?и, российские - обидно свое гробить. Не нравится мне и глупость, бестолковщина, непрофессионализм, которых навалом в Чечне. Сло¬вом, я тоже за то, чтобы люди любили друг друга и жили мирно. К сожалению, они иногда почему-то приворовывают, грабят, обманывают и даже убивают. Нару?ают законы, и тут что-то надо делать.

Но вернемся к на?им баранам. Зададим себе вопрос: а разве не было беззаконий в Чечне? «Да говорят еще какие!». Между тем, радикаль¬ная демократическая пресса, которая попрекает сегодня правительство трехлетней безинициативностью на Северном Кавказе, сама-то на протяжении трех последних лет много ли рассказывала читателям о преследованиях русских, каза¬чества в Чечне? Много ли слез утерла беженцам из Чечни, которые, побросав свои квартиры и нажитое добро, спасались в России? Как-то не бросалось в глаза.

Вот, говорят, рань?е надо было что-то сделать. А давайте вспомним ноябрь 1991 года, когда Президент ввел в Чечне чрезвычайное положение. Кто поднял ?ум о правах, свободах, попрании демократии? Не было среди них тех, которые сегодня требует «Руки прочь от Чечни!» Не хочу никого обвинять, все сложнее. Крик в политике - не луч?ий аргумент.

Жизнь порою стелет очень жестоко. Я знаю точно, если вдруг завтра с лица России исчезнет какая-нибудь партия, да хотя бы «Выбор России», или даже коммунистическая - ничего не случится.

Если развалится армия, которая сегодня в Чечне испытывает мощный психологический прессинг, я не знаю, что будет с Россией. Во всяком случае, независимых газет не будет точно. «Режим Ельцина», как к нему ни относись, уживается и с критикой, и с плевками в свою сторону. Что ж, давайте поможем ему рухнуть. Может быть, отпечатанный в подвале на гектографе «оппозиционный» листок успеет изложить для дальних потомков «собственное» мнение об обстоятельствах импичмента или переворота.

Только пойдет ли это, учитывая на?у отечественную традицию ничему не учиться у пред?ественников, на пользу будущим российским демократам?

Василий Красуля, заместитель главы администрации Ставропольского края

«Просто газета», декабрь 1994 г.