МЫ РОДИЛИСЬ,
ЧТОБЫ БЫТЬ СВОБОДНЫМИ

Ж?ТЬ ЗА СЧЕТ ДРУГ?Х - ПРЕСТУПНО

← к списку статей

- Василий Александрович, каковы основные мотивы Ва?его участия в выборах?

- Я хочу докричаться до ставропольчан: мы не быдло. За свои права и свободы надо бороться каждый день! Не будем этого делать – за нас по-прежнему все будут ре?ать дяди. Они будут морочить нам голову, издеваться.

Вот, скажем, задерживают заработную плату, пенсии, детские пособия. У начальников ответ один: экономика в развале, в казне нет денег.

- Вы с этим не согласны?

- В казне денег действительно не густо. Но давайте разберемся, где они.

Вот, скажем, заканчивается ремонт здания правительства края. Центральную лестницу отделали мрамором, благоустроили кабинеты высоких начальников. Стоит эта затея миллиарды рублей. Вопреки Указу Президента выс?ие чиновники края катаются на дорогостоящих иномарках, за которые тоже плачены на?и с вами деньги. ? все это - не без ведома "народного" губернатора. А в это время бюджетники сидят без зарплаты.

- Судя по содержанию Ва?их листовок, бесед Ва?их агитаторов, девизом Ва?ей выборной кампании служат два лозунга "Не хочу богатеть в одиночку!" и "Мы заставим начальников жить на одну зарплату!". Не могли бы Вы прокомментировать их.

- Пять лет работая в администрации края, я не уставал говорить, что руководители страны, регионов должны делить тяготы реформ вместе с народом. Никакого использо¬вания служебного положения для укрепления личного благо¬состояния не должно быть. Хоче?ь стать богатым - сдай ключи от кабинета и иди в бизнес, богатей. А совмещать два эти приятные удовольствия - стол начальника и офис бизнесмена - преступно. Я тоже хотел бы быть богатым, но не на фоне нищего народа. Поэтому я отказывался от всевозможных предложений подзаработать деньжат, используя свой высокий пост. Стыдно уминать черную икру, когда рядом хлеба досыта не едят. Не хочу, одним словом, богатеть в одиночку. Я вообще отказываюсь понимать то, что происходит. Экономика в развале, заводы стоят, реформы не получаются, а у них, у начальников, все нормально, все получается: возводят особняки, покупают иномарки, отдыхают на Гавайях....

- ? что, на Ва? взгляд, из этого следует?

- ?з этого следует пригласительный билет на презентацию фа?изма в России. Каждый нормальный человек понимает, что номенклатура, пять лет сидев?ая во власти под демократическими знаменами, обгадилась и за нее никто уже не проголосует. Коммунисты к 2000 году полностью себя дискредитируют. Куда податься бедному россиянину? Вот тут как тут и лезет третья сила: националисты, фа?исты, мечтатели о новом русском порядке. ? если в России когда-то победит национал-фа?изм, это будет прямая заслуга жадной и тупой номенклатуры.

- Где же выход?

- Выход в честной, демократической, подконтрольной народу власти. Надо дать жизнь реальному, а не кастрированному самоуправлению. Надо поставить всех этих мэров, глав, губернаторов под контроль депутатов.

- Многие спра?ивают, почему Вы не говорили о коррумпированности номенклатуры, когда сами занимали один из выс?их постов в крае, то есть были частью той самой номенклатуры?

- Почему не говорил? ? говорил, и докладные записки подавал губернатору, и в прессе предлагал, чтобы каждый руководитель отчитывался о своих доходах и расходах, предлагал поставить под общественный контроль выдачу кредитов, квот, лицензий, работу внебюджетных фондов, предоставление льгот, вопросы аренды помещений.

? сейчас, это считаю самым главным для депутатов. У меня на этот счет уже подготовлен проект Закона Ставропольского края, который в случае избрания депутатом я внесу на рассмотрение в первый же день работы Думы нового созыва.

В этом Законе я предлагаю создать депутатскую комиссию с ?ироким привлечением общественных организаций и провести расследование: кто из быв?их и ныне?них руководи¬телей или их родственников и близких участвует в коммерческих фирмах, возводит дорогостоящие особняки, покупает миллиардные квартиры, кому принадлежат доли в магазинах, рынках. Начать предлагаю с себя. Пусть проверят Красулю. А потом, думаю, люди подскажут, кем еще поинтересоваться.

- Василий Александрович, Вы живете в том же доме, где жили до прихода в администрацию, где располагался ?таб Народного Фронта. Дом является собственностью мамы Ва?ей жены. Да и тесновато здесь для пяти человек. Неужели вы не могли улуч?ить свои жилищные условия? Знаете, некоторые рассуждают так: он себе ничего не смог сделать, что же он сможет тогда сделать для нас?

- Понимаю: не умеет жить, рохля, этакий недотепа. Знаете, мне с детства омерзительны люди, которые умеют обустраивать свои личные дела за чужой счет. Как всегда был противен продавец, который недове?ивал мне колбасы, а разницу клал в карман. ? считал себя крутым бизнесменом. Для такого «бизнеса» ума много не надо.

Между прочим, многим людям я помог и дом построить, и квартиру получить, и частенько в схватках с бюрократами приходилось быть и наглым, и агрессивным – когда приходилось защищать других. А делать что-то лично для себя я считал неприличным. Десятки тысяч семей в крае живут намного хуже, чем я. У многих вообще жилища нет, ютятся кто где. Ко мне на прием за помощью приходили тысячи просителей, и всем надо помочь. А помочь не всегда мог. Какими собачьими глазами я смотрел бы на них, если бы позволил себе использовать служебное положение? Все-таки надо совесть иметь, особенно в на?е тяжелое время.

Повторюсь, я ?ел в администрацию не для того, чтобы попользоваться властью, чтобы прибарахлиться, получ?е в жизни устроиться. Мне не верили, раздували всяческие слухи. ?ногда было до слез обидно. Но терпел: взялся за гуж - не ной.

- А Вы могли нажить эти самые боль?ие миллионы?

- При желании, конечно. Через курируемые мной ведомства проходило две трети бюджета. Сотни миллиардов казенных рублей. Всегда можно было отщипнуть кусочек. Например, я контролировал закупки лекарств, медтехники. Мог повлиять на то, какая фирма получит заказ на поставку, подряд. Учитывая, что сейчас модно оплачивать благодарность определенным процентом от сделки, несколько сот миллионов рублей всегда можно было положить в карман играючи и даже не входя в противоречие с уголовным кодексом.

- Только честно: а вам предлагали взятки?

- Конечно! ? не раз. Особенно вначале. Помню, на - второй или третий день после моего назначения при?ел на прием один предприниматель. Он предложил мне взять долю в его предприятии в Калмыкии. "Так все делают, никто ничего не узнает", - уговаривал он.

Я, естественно, отказался. Было еще несколько подходов с тем же результатом. А потом как-то перестали. Наверное, до?ло, что со мной ка?и не свари?ь.

- Вас обвиняют, что под Ва?им руководством развалена социальная сфера.

- Что ж, давайте посмотрим. Если говорить о конкретных результатах, вот некоторые из них. В каждом районе края открыт центр реабилитации для пожилых людей. Удвоилось количество домов-интернатов для престарелых. Открыто десять детских центров реабилитации для трудных подростков. Полностью компьютеризировано начисление пенсий в районных и городских службах социальной защиты, а сами службы повсеместно перебрались из захолустных в нормальные помещения. Все эти службы были обеспечены автотранспортом. Когда промы?ленные и сельскохозяйственные предприятия массово избавлялись от детских садов, клубов, мы организовали перевод объектов социальной инфраструктуры на бюджетное финансирование. Мы компьютеризировали начисление пенсий.

Навели порядок в обеспечение инвалидов льготным транспортом. Знаете, сколько здесь было воровства и злоупотреблений? Мы опубликовали в газетах список очередников и подключили ветеранские общественные организации к контролю за выдачей автомобилей.

- Сегодня все депутаты словно соревнуются, доказывая, как много они помогли малоимущим, инвалидам. А что вы можете на это ответить?

- Отвечу, что и я не стоял в стороне от этого и использовал все возможности для того, чтобы помочь сиротам, инвалидам, одиноким старикам.

Мы добились, чтобы деньги от реализации невостребованных в крае приватизационных чеков и дивиденды от них поступали в созданный специаль¬но фонд и распределялись попечительским советом на нужды малоимущих граждан. ?з средств этого фонда более чем на два миллиарда рублей было оказано помощи детским домам, интернатам, инвалидам. Мы оплачивали дорогостоящие операции за границей. Мне удалось добиться передачи Ессентукскому интернату-ПТУ для детей-инвалидов нескольких корпусов санатория "Авангард".

- Нередко демократов упрекают в непатриотизме...

- Да, приходилось слы?ать. Но вот факты.

Ставрополье - один из немногих регионов России, где героико-патриотическое воспитание молодежи не заглохло. У нас сохранилось юнармейское движение, военно-спортивная игра "Зарница". Я был председателем оргкомитета этой игры. В 1992 году, взяв на себя ответственность, во¬преки приказу Министерства образования, добился, восстановления в ?колах края предмета начальной военной подготовки. Приложил усилия для возвращения в собственность Епархии отнятых у церкви патриар?их покоев. Вот и подумайте: патриот я или не патриот.

- С Ва?ей политической позицией все ясно. А что конкретно Вы намерены делать в случае Ва?его избрания депутатом?

- Самое главное сегодня - поставить власть под контроль народа. Проработав пять лет в администрации края, я при?ел к выводу, что исполнительная власть пока что бесконтрольна. Думаю, депутаты должны иметь право отправлять в отставку любого краевого руководителя, если он замарал руки в коррупции.

Депутаты должны оказывать влияние на формирование правительства края. Если это будет, тогда появится возможность гражданам - через партии, движения, общественные организации, прессу – управлять государством. Без этого все слова о демократии, свободе печати - пустой звук. Посмотрите, что делается сейчас: газеты надрываются, разоблачают какого-либо чиновного хама, а он вместо того, чтобы застрелиться или подать в отставку, процветает. Сегодня власть невменяема, ей плевать на мнение избирателя. ? изменить эту ситуацию можно только общими усилиями. А что происходит в селе?

Здесь один из главных вопросов - вопрос о земле. Земля до сих пор реально не отдана людям. Не буду лукавить: я за частную собственность на землю. Когда слы?у крики колхозно-совхозных начальников о том, что нельзя землю продавать, меня то?нит: они врут. Они сами давно эту землю поделили между собой и пользуются как частной под видом общенародной.

Пока земля не войдет в экономический оборот, село будет разоряться, а на? край гнить и хиреть. Сельские районы не перестанут требовать дотации, и краевой власти ничего не останется делать, как отбирать эти деньги у горожан. Прежде всего, у Ставрополя, который всегда был самоокупаемым. ?стория с дележкой краевого бюджета на 1997 год, когда губернатор Черногоров ободрал жителей краевого центра, наглядное тому подтверждение.

Не дожидаясь, пока федеральные власти ре?ат вопрос свободного рыночного обращения земли, в ряде регионов России приняли свои документы. Не вижу никаких препятствий для того, чтобы и на?а краевая Дума издала закон о частной собственности граждан на землю.

?, конечно, в первую очередь, намерен заняться вопросами социальной политики, поскольку много проработал в этой сфере, хоро?о знаю проблемы, вижу, как их надо ре?ать.

Буду добиваться:

• создания новых рабочих мест;

• полного финансирования программ социальной под¬держки инвалидов, малоимущих, многодетных и неполных семей, учащейся молодежи и студенчества, детей-сирот;

• реальной поддержки малого и среднего предпринимательства, защиты предпринимателей от произвола чиновников, и прежде все¬го налоговых служб;

• усиления контроля за доходами чиновников, включая ежегодное издание книги доходов и расходов всех краевых руководителей;

• ужесточения ответственности руководителей за невыплату заработной платы, пенсий, пособий;

• принятия Закона о компенсации денежных вкладов населения, обесцененных в 1992 году;

• обеспечения через краевой бюджет реальных материально-финансовых потребностей учреждений здравоохранения, образования, культуры.

Но самое главное, повторюсь, добиваться, чтобы командовали краем люди порядочные и честные, чтобы умные и инициативные чиновники государством поддерживались, а вори?ки и дураки изгонялись из властных структур.

Вел беседу В.Мезенцев.

«На?е Ставрополье», 1997 г.